Двадцать пять лет назад в шахтинской газете появилось объявление о начале создания в городе Клуба фронтовых подруг.

Идея, автор которой так и остался неизвестен, нашла столь большой отклик среди горожанок, что очень скоро Клуб стал массовым, активным и заметным явлением жизни шахтерского города.

—  В Клуб, действительно, приходили не по разнарядке «сверху», а по собственному желанию, по велению души, — уверяет фронтовичка — связистка Тамара Алексеевна Белоусова. — Поэтому все мы делали «с огоньком». Ни одно мероприятие в городе не проходило без нашего активного участия, не говоря уже о постоянных встречах с молодежью. Патриотической работой были охвачены все учебные заведения.

Спустя четверть века Клуб продолжает свою работу, только вот из восьмидесяти пяти фронтовичек в нем осталось всего четыре. Но, несмотря на возраст, перешагнувший восьмидесятилетнюю отметку, их по­прежнему можно увидеть в разных концах города. Причем, на самых разных мероприятиях — от бесед со школьниками о героизме до заседаний литературного клуба на тему любви. Там они появляются в форме, сшитой по инициативе городских властей еще в первые годы работы Клуба.

— Нас всех специально возили в новочеркасскую мастерскую на примерки, — вспоминает другая фронтовичка­-связистка Татьяна Михайловна Столярова и показывает фотографию тех лет, на которой Клуб еще в полном составе и при полном параде. 

Четыре фронтовые подруги часто встречаются, перезваниваются и признаются, что такое общение порой помогает лучше всякого лекарства.

Кажется почти невероятным, что, прошагав пол-­Европы, пол-­Земли в нечеловеческих условиях, они до сих пор прекрасно выглядят и сохраняют бодрость духа.

— Помню, лютой зимой в степи пришлось просидеть несколько суток, – вспоминает бывшая телеграфистка — морзистка Татьяна Семеновна Бабинян. — Лампы делали из гильз, а вместо воды использовали снег.

— Мы ведь на фронт попали совсем молоденькими девчонками, плохо представлявшими себе весь тот ужас, который придется пережить, — говорит Тамара Алексеевна. — На двухнедельные курсы  перед отправкой на фронт я приехала на высоченных каблуках, а при первом тренировочном залпе зенитки упала в обморок. Но — ничего, быстро поняла, что к чему: сменила модельные туфли на сапоги, обрезала локоны… Так и дошла до Берлина. Когда наш зенитно–артиллеристский дивизион узнал о победе, решили накрыть праздничный стол, слепили вареники, принесли трофейный столовый набор и оказалось: многие совсем забыли, что, кроме ложек, существуют еще и вилки…

Фронтовые подруги, как выяснилось, на войне ходили почти одними дорогами, но ни разу так и не пересеклись. Встретились лишь в шахтинском Клубе фронтовых подруг.

Почтальон Александра Павловна Кузнецова была на войне самым долгожданным человеком. В тяжелом вещмешке перенесла сотни весточек и посылок.

— А я в выданных мне ватных штанах однажды нашла записку с адресом: «Если ты пожилой мужчина — будь мне отцом, если молодой — братом», — вспоминает Татьяна Михайловна. — Написавшая ее швея, наверно, даже и не предполагала, что эти брюки достанутся мне. Ответить ей я не смогла, потому что как раз тот район Сталинграда подвергся сильному обстрелу противника.

Фронтовичкам есть о чем поговорить с нынешней молодежью. Поэтому всем годам назло они намерены продолжать патриотическую работу.

— Тем более, что ребята нас слушают… Недавно после моего выступления перед школьниками подошел мальчик и протянул конфету. Это добрый знак, — считает Татьяна Семеновна.