Они шутили, смеялись и совсем не производили впечатление убитых горем женщин. Глядя на них, никогда не подумаешь, что у одной принимал наркотики сын, у другой — пили оба сына и любимый мужчина, у третьей — сын алкоголик.

Таблеток от беды еще не придумали. Зато существует всемирное движение «Анонимные алкоголики». Считается, что на сегодняшний день это одна из самых эффективных в мире методик борьбы с пьянством. А программа «12 шагов» помогает не только самим пьющим, но и их родственникам и друзьям.

Несколько человек из ростовской группы «Воскресение» движения анонимных алкоголиков («Ал-Анон») согласились встретиться с корреспондентом «НВ».

…Когда единственный сын Ирины,  студент-второкурсник, стал принимать наркотики, жизнь семьи превратилась в кошмар. Она обращалась, куда могла: в областной наркодиспансер, милицию, комитет по борьбе с наркотиками, к психиатрам — все  было тщетно, пока ей не подсказали о существовании семейной группы «Ал-Анон». Сюда она и пришла почти 7 лет назад.

«Программу я приняла сразу, хотя пришлось в корне поломать мои привычные взгляды и оценки, а это было не просто. Главное, что я поняла, —  сына надо воспринимать таким, какой он есть. У меня были честолюбивые планы о его будущем,  мечты о  внуке… Но оказалось, что  я не могу отвечать за него. Он должен взять на себя ответственность за свои жизнь и судьбу.  Мы с мужем поставили его в жесткие рамки: или он бросает наркотики — или уходит из семьи. Полгода он не жил дома… А потом вернулся. Началась его собственная борьба с зависимостью, которую он пытался побороть. Ведь это иллюзия, что близкие могут помочь, когда сам человек не хочет расстаться с наркотиками…»

Но прежде, чем ситуация стала  меняться, изменилась сама Ирина. К ней словно пришло второе дыхание, пропало желание осуждать других за их огрехи и ошибки. Улучшились отношения с мужем,  у супругов с 20-летним стажем начался новый этап жизни, наполненный взаимной нежностью и заботой. И хотя Ирина — под влиянием посещения группы — даже получила второе высшее образование, пропало желание самоутверждаться на работе. В какой-то момент она ощутила себя свободной женщиной, которая может позволить себе даже не работать. Ответственность за материальную жизнь семьи взял на себя муж. Пока родители разбирались в собственных отношениях, сын, переставший быть болевым центром семьи, понемногу пришел в себя. Меняться ему было очень тяжело,  наркозависимость еще долго давала о себе знать, но он все же закончил институт. Теперь  ему 25 лет, живет и работает в другом городе. «Я никогда и помыслить не могла, что смогу отпустить его от себя, — рассказывает Ирина. — Теперь я уважаю его как личность, у него такая интересная жизненная философия. Она совсем иная, чем у меня, но он — не я, он имеет на это право, раньше я этого не понимала. Да и не смогла бы понять, если бы не «12 шагов»?»

В отличие от Ирины Людмила не сразу приняла программу, хотя ее личная история отягощена пьянством всех, кого она любила. Сначала пил старший сын, потом -младший. Мать лечила их — наступало шаткое равновесие… Потом Людмила встретила мужчину. Бывший военный, добрый, заботливый — но лишь до первой рюмки.  Началось привычное: вызовы «скорой»,  поиски  панацеи от пьянства. Но запои продолжались. Ей показалось, что она бежит по замкнутому кругу — без выхода.

Людмила пришла в группу с единственной целью — спасти любимого. Но оказалось, что спасать надо ее саму. Правда, понимание этого пришло не сразу. «Я долго не могла принять того, что говорилось на занятия. Как это можно выставить мужа или сына за дверь?!  Я была убеждена, что  алкоголизм — просто дурь, никакая не болезнь. А когда слышала, что алкоголик — такой же больной, как  тот, кто страдает от диабета или туберкулеза, я не могла с этим согласиться! Я  начинала ходить на занятия, потом бросала…. Но постепенно до меня дошел смысл того, о чем идет речь. Начинать менять ситуацию надо с себя.  Я поняла, что слишком много хотела от старшего сына. Он — хороший специалист, но предпочел работать на рынке, этот его выбор я принять не могла.  Много лет я не могла с ним разговаривать, только видела его — начинала кричать… Теперь, спустя всего год после посещения занятий — могу, мы даже шутим — впервые за столько лет. Я поняла, что люблю сына, а прежде думала — ненавижу.  Оказывается, что своим поведением — осуждением, скандалами — домашние только провоцируют алкоголиков. Как и повышенной заботой и вниманием. Алкоголизм — болезнь людей безответственных. Когда мы пытаемся решить за них их же  проблему, толку от этого немного… А еще я поняла, что характер алкоголика не переделать, даже если он и не пьет: все равно  все вокруг него виноваты, все плохо — это вечное нытье и недовольство неистребимы. Надо понять, что тебя оно не касается. В группе я научилась жить по-новому, словно развернулась лицом к миру. Я научилась радоваться, чего со мной давно не случалось. Теперь я умею находить для этого поводы — пусть и незначительные». Сейчас любимый Людмилы  не пьет. Но на предложения посещать специальную группу «Анонимных алкоголиков» для пьющих  отвечает отказом. Один раз пошел — больше не захотел: «Они там все алкаши. Я себя среди них не вижу, у меня другой случай». Это, увы, самое частое заблуждение тех, кто страдает алкоголизмом.

У Натальи пили бабушка и дедушка, отчим, первый муж. Но настоящей драмой стало пьянство младшего сына от второго, благополучного брака. Скандалы, драки, больницы и милиция сменяли друг друга. Не помогали ни кодирование, ни гипноз, ни  прочее лечение. Потеряв здоровье и получив инвалидность, Наталья как за соломинку схватилась за объявление в газете о собрании семейной группы «Ал-Анон».  Только на занятиях она поняла, что существует другой мир. А прежде было одно-единственное — жизнь сына, за которую она так долго и безуспешно боролась. «Я поняла, что менять надо не окружающих, а  меняться самой. Это не просто: другой взгляд, другая реакция, другое поведение. Но это — новая жизнь. Я научилась без боли жить в тех условиях, которые есть. Нашла в группе единомышленников и друзей с теми же проблемами. У меня появились свои интересы, увлечения, даже новая работа. По больницам я больше не хожу, сократила список лекарств, которые принимала годами. А чувствую себя намного лучше, чем 9 лет назад, когда только пришла в группу».

…Таких историй — множество. Говорят, программа «12 шагов» помогает  примерно половине тех, кто посещает занятия. Движение всемирной организации «Ал-Анон» в нашей стране существует 20 лет, нынешний год как раз юбилейный.

А всего в мире насчитывается более 105 тысяч групп в 115 странах мира. Впервые анонимные алкоголики появились в США в 1935 году, когда два алкоголика — биржевой маклер Билл Уилсон и хирург Боб Смит — проговорили по душам трезвыми всю ночь, не выпив при этом ни капли. Тогда и родилась программа «12 шагов», ставшая с тех пор классикой групповой психотерапии. Анонимные алкоголики не требуют спонсорской помощи. У них нет членских взносов, они не ведут список членов и посещений. Единственное, что им нужно, — помещение, где они могут собираться.

Совсем недавно в Москве, где таких групп — вместе с ближайшим Подмосковьем — насчитывается около 70,  городские власти выделили под собрания  анонимных алкоголиков и их родственников  помещения в пунктах охраны правопорядка. В Омске, Барнауле, Казани,

Санкт -Петербурге помещения для таких  собраний предоставляют бесплатно городские власти. В Ростове анонимные алкоголики собираются в здании областного наркодиспансера. А группу родственников и друзей пьющих приютил Центр по работе с наркозависимыми «Спарта».

Но было бы хорошо, если бы им помогли и местные органы власти, говорят члены группы. Ведь у большинства тех, в чьих семьях есть алкоголики  и наркоманы,  существуют материальные проблемы. Оплачивать дорогостоящую аренду  помещений, используемых раз в неделю, им просто не по карману.

Члены ростовской группы «Воскресение» вскладчину купили мобильный телефон и дежурят по очереди, отвечая на звонки тех, кто хочет посещать занятия «Ал-Анон», которые, кстати, проходят именно по воскресеньям. Хорошо бы, говорят члены группы, внести этот номер телефона в базы справочных телефонных служб.

Пока антиалкогольная кампания в стране, где алкоголизм признан национальным бедствием, наберет обороты, сколько воды еще утечет, сколько судеб будет изломано…

А телефон  движения «Анонимных алкоголиков» группы «Воскресение» работает практически круглосуточно — за исключением ночного времени. Его номер 221-27-04. Если в вашем доме беда, — звоните.