Сценарий развития событий на Северном Кавказе, о котором еще несколько лет назад предупреждали ученые Южного научного центра РАН, похоже, сбывается. Постепенное и незаметное накопление негативных изменений, и правда, дало резкое обострение ситуации, что наглядно продемонстрировали события последнего времени.

Складывается впечатление, что, кроме ученых ЮНЦ РАН, так пристально, всесторонне и детально взрывоопасную ситуацию на юге страны не анализировал никто. Сегодня, когда округ разделен на Южный и Северо-Кавказский, будут ли продолжены так удачно начатые исследования? Не помешает ли это развитию науки на юге России? Не будут ли нарушены научные связи, существовавшие доныне?

На вопросы «НВ» отвечает доктор философских наук, и.о. директора Института социально-экономических и гуманитарных исследований ЮНЦ РАН (Ростов-на-Дону) и заведующий отделом политологии и конфликтологии В.А. АРСЕНТЬЕВ:

— Создание нового округа стало и для меня, и для моих коллег полной неожиданностью. Хотя такой вариант — определенных административных изменений — был предусмотрен в конструктивном сценарии развития южного макрорегиона еще несколько лет назад, когда в свет вышел первый из четырех томов «Атласа социально-политических проблем, угроз и рисков юга России». Сегодня этот труд хорошо известен не только в научных кругах, но и среди практических политиков. Освоив метод атласного прогнозирования всех обозначенных процессов в регионе, мы смогли дать полную картину того, что происходит на юге страны, и в каких направлениях события могут развиваться дальше. Время показало, что мы не ошибались.

Теперь предстоит определиться, какой вклад научное сообщество может внести в стабилизацию ситуации на Северном Кавказе. При этом не стоит забывать, что наука не так жестко привязана к округам и административным границам, а юг России — это еще и географическое, социально-экономическое, наконец, культурологическое понятие. Это некая пространственная целостность. И связи на юге России между краями, республиками, областями — социальные, экономические, культурные и научные — были достаточно тесными еще с советских времен. За прошедшее десятилетие научное сотрудничество укрепилось еще больше, и не последнюю роль тут сыграл Южный научный центр РАН. У нас хорошие связи с наукой высшей школы, центрами РАН в Дагестане, Северной Осетии-Алании, Кабардино-Балкарии. Они будут развиваться и дальше. ЮНЦ ведет мощную академическую подпрограмму по югу России «Проблемы социально-экономического и этнополитического развития южного макрорегиона». Соисполнителями в ней выступают все научные центры СКФО.

И, если быть откровенным, то для развития науки главным являются все-таки не административные границы, а финансирование и востребованность научных знаний.

Поэтому не стоит беспокоиться, что научное сотрудничество пострадает из-за создания Северо-Кавказского федерального округа. У ЮНЦ РАН и его Института социально-экономических и гуманитарных исследований удачная структура — исследовательские подразделения расположены в обоих округах. Отдел политологии и конфликтологии базируется в Ставрополе, а сам институт — в Ростове. Сотрудники института работают в Краснодаре, Майкопе, Элисте, Волгограде, Назрани. Базовые кафедры ЮНЦ созданы в Ставропольском, Краснодарском, Волгоградском университетах, в Северо-Кавказской академии госслужбы. Тут речь идет не столько о межрегиональном сотрудничестве, сколько о готовности Института социально-экономических и гуманитарных исследований ЮНЦ вести исследования в обоих округах, в том числе и по запросам и заказам аппаратов полномочных представителей, как мы неоднократно делали это для полпредства президента РФ в ЮФО.