Проблемы беженецев, лиц без гражданства и вынужденных переселенцев оказались в центре внимания участников совещания — семинара для руководителей и обозревателей СМИ Южного и Северо­Кавказского федеральных округов, прошедшего в Сочи.

Не секрет, что уже много лет эти проблемы решаются в нашей стране при активном участии Управления Верховного комиссара ООН (УВКБ ООН). И хотя в последнее время  в России достаточно успешно развиваются правовые нормы, все больше приближаясь к условиям реальной жизни, проблемы все же остаются.

По самым разным оценкам, в России сегодня проживают от 500 тысяч до 1 миллиона лиц без гражданства. И это только те, кто регистрируются в ФМС. К сожалению, часто бывает, что информация, которой владеет миграционная служба, недоступна  беженцам и лицам без гражданства — люди не знают, к кому обращаться и что делать. Потому, считает  представитель УВКБ ООН в РФ госпожа Карренброк, информацией о процедуре  предоставления убежища и гражданства должны владеть не только органы ФМС, но и властные структуры, и журналисты. Есть надежда, отметила Геше Карренброк, что Россия присоединится к Международной конвенции по предотвращению появления лиц без гражданства, и тогда процесс пойдет активнее.

Решить проблемы беженцев и лиц без гражданства — значит оздоровить общество, убеждена г­жа Карренброк. Ведь отсутствие регистрации по месту жительства у таких лиц, которым в этом часто отказываеют владельцы арендуемых квартир, оборачивается другими проблемами. Не имея регистрации, люди лишаются элементарных социальных гарантий и доступа к медицинской помощи, что может толкнуть их на криминальный путь. И очень немногие из тех, кто ищет убежища, знают, что при наличии  регистрации они имеют право на работу, минуя при этом квоту, обязательную для трудовых мигрантов. Помочь этим людям — забота не только правительства, но и всего общества., считает представитель УВКБ ООН в России.

До сих пор не решены до конца и проблемы перемещенных лиц — так называют тех, кто бежал из Чечни и Ингушетии в начале и середине 90­х годов после двух чеченских войн и осетино­ингушского конфликта в пригороде Владикавказа. Правда, число тех, кто не имеет своего дома, значительно сократилось: с полумиллиона человек в 1999 году до 56 тысяч в прошлом. Эти люди проживают в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Северной Осетии — Алании. А есть и те, кто живут сегодня в других регионах России и не считают для себя возможным вернуться в Чечню. К сожалению, отметила Геше Карренброк, российское законодательство  в отношении внутриперемещенных лиц отличается от международного…

Новая федеральная стратегия экономического развития Северо­Кавказского региона, разработанная на период с 2010 по 2016 годы,  уже в ближайшее время потребует от правительства России определенных затрат:$966 млн. — по Ингушетии; $466 млн. — по Чечне; $230 млн. — по Пригородному району в Северной Осетии.

А УВКБ ООН продолжит работу в привычных направлениях. Во­первых, это оказание правовой помощи населению по предоставлению бесплатных юридических консультаций. Сегодня в Чечне, Ингушетии и Северной Осетии действуют 14 таких центров. Второе направление работы — помощь в строительстве или покупке жилья для тех, кто в нем нуждается. Часть домов строится «под ключ», часть — посредством  самостроя. Иногда предоставляются сборно­щитовые домики или просто строительные материалы. С 2009 по 2011 год в решение этих проблем будет вложено порядка 155 млн. долларов. Донорами этой работы являются Еврокомиссия, Япония, Швейцария, США и Глобальный фонд УВКБ ООН.

«Всего в нашей помощи нуждаются около 7 тысяч семей в Чечне, Дагестане, Ингушетии и Северной Осетии — Алании», — отметила Геше Карренброк.

Жаль, что в сферу внимания УВКБ ООН не попадают те русскоязычные жители Чечни, которые ради спасения жизни вынуждены были оставить республику в разные периоды  90­х годов. Сегодня они разрозненно проживают в разных регионах России. Многие из них, получив от государства  смехотворную компенсацию за утраченное жилье и имущество в размере 120 тысяч рублей на семью, так и не оправились от известных событий. Впрочем, этих людей, потерявших не только кров, но близких и собственное здоровье, сегодня в России уже никто не считает внутриперемещенными лицами. А потому рассчитывать они могут только на себя…