У Инны Николаевны пятеро детей: четыре дочки и сын. Есть уже и внуки. Так и хочется написать дальше: «В большой и дружной семье Авиловых». Но, к  сожалению, это совсем не про них.

После свадьбы Инна и Николай решили строить собственный дом. В 1977 году бабушка Инны отписала им пять соток земли. А через два года справили новоселье.

Друг за другом рождались дети. Молодые родители радовались каждому прибавлению в семействе, строили планы на будущее, которое, казалось, ни в чем не предвещало беды.

А что еще нужно для семейного счастья? Новый дом, рядом родственники, готовые прийти на помощь, пятеро малышей — будущая опора в собственной старости…

Но шли год за годом, а радость почему-то отворачивалась от семейного очага Авиловых и с каждым днем уходила все дальше и дальше. Пошли ссоры. По словам Инны, виноват был муж, который стал прикладываться к рюмке. Наверное, у Николая есть свои объяснения семейных разладов. Но, не дожив несколько лет до серебряного юбилея, супруги развелись, и каждый стал отдельно строить собственное счастье. Инна, насколько это позволяли средства, пыталась одеть, обуть и  дать образование детям. Меняла работу — хотела найти что-то более подходящее для ее непростой ситуации. Но денег катастрофически не хватало. И все-таки старшая Лена работает сегодня учителем. Вера — в библиотеке. Аня учится в сельхозтехникуме на коммерческом отделении.

Что касается выплаты алиментов, то, согласно постановлению судебных приставов, которое показывала мне Инна, сумма задолженности Николая перед детьми по состоянию на 12 февраля нынешнего года составляла более 329 тысяч рублей.

— Я уже привыкла, что все в последнее время приходится делать самой, — говорит Инна. — Но тут другая проблема, которую мне без посторонней помощи не решить.

Оказывается, камнем преткновения в семье Авиловых стал некогда построенный Николаем и Инной дом под номером 2 в тихом переулке под названием Забалочный. Сегодня в нем живут Инна Николаевна, сын Миша, дочь Аня с двумя маленькими сыновьями, дочь Саша с мужем и маленькой дочкой. И это в четырех небольших комнатах.

Вместе — тесно

Ужиться всем вместе, как вы сами понимаете, в таких стесненных условиях ох как трудно. А идти некуда. Не нашли девчонки богатых мужей. А тут еще проблемы со здоровьем. И Аня, и Саша – инвалиды. Вот и ссорятся дети между собой и с матерью за «место под солнцем». Вернее, за право жить в родительском доме, где у каждого лишь несколько квадратных метров.

— А тут еще одна беда пришла, — со слезами в голосе рассказывает Инна Николаевна. — Когда решили строить дом, никто не думал, что придется потом разводиться. Записали его по казачьим традициям, конечно, на главу семьи. А сегодня мой бывший муж грозится нас всех выселить, потому что считает себя его полноправным хозяином, хотя давно с нами не живет и ничего по дому не делает.

Инна Николаевна обратилась к адвокатам. Те посоветовали подать заявление в суд, а за свои услуги потребовали деньги. «Только нет их у нас, — жалуется женщина. — Пенсия у меня маленькая. Дочери тоже копейки получают. Иногда и на хлеб денег нет».

Она обращалась за помощью в местную администрацию, к депутатам. Это было раньше, когда срочно нужны были деньги на лечение одной из дочерей. Была выделена адресная помощь, которая ушла на покупку дорогостоящих лекарств. Инна Николаевна очень благодарна администрации и  депутату областного Законодательного собрания Сергею Леонидовичу Суховенко за материальную поддержку. Еще раз, как говорит моя собеседница, туда же за помощью не пойдешь. «Не одни мы такие».

Нависшая угроза

Семья Авиловых сегодня живет в постоянном страхе остаться на улице. Не выдерживают нервы. Вот и сама Инна Николаевна оказалась в больнице с сердечным приступом. Неспокойно на душе у детей. «Если бы вы знали, как мне жалко маму, а что делать, просто не знаю», — плачет Аня, с которой мне пришлось побеседовать в родительском доме. Ее малыши, к счастью, еще не догадываются о нависшей угрозе. Старший Сережка, очень коммуникабельный и доверчивый мальчик, все пытался показать спящего годовалого братишку и свои игрушки, просунув ручонку в мою ладонь и водя по бабушкиному дому.

У Ани есть «материнский капитал» после рождения второго сынишки, которым она могла бы воспользоваться при приобретении жилья. Но ипотечный кредит молодой маме никто в банке не даст, потому что, как объяснили финансисты, выплачивать проценты у Ани нечем — мужа нет, сама не работает и так далее. Аня еще и инвалид третьей группы. Работу в маленьком городке ей найти практически невозможно. Как, кстати, и младшей сестре Саше.

— Мне так хочется иметь собственное жилье, — делится своими мечтами Аня, — чтобы не бояться за будущее детей. Я бы и маму к себе забрала. Может быть, найдутся щедрые люди и помогут нам купить маленький домик где-нибудь в хуторе. Я бы за их здоровье каждый день богу молилась.

На прощание я сделала снимок Ани с сыновьями и дома Авиловых, в котором, к сожалению, живут вместо мира и счастья страх и раздоры. Четырехлетний Сережка все пытался мне позировать, словно привлекая внимание добрых дядей и тетей.

Успокоить расстроенную Аню мне особенно было нечем. Семейная жизнь у нее пока не сложилась, как и все остальное. Но мир не без добрых людей. Может быть, их пути пересекутся с дорогами семьи Авиловых, и счастье и покой вновь поселятся в некогда благополучном доме.