Для проведения в Цимлянском районе акции «НВ» спешит на помощь» местом встречи с нашими читателями мы выбрали приемную депутатов районного собрания — членов  партии «Единая Россия». Для этого у нас был один очень веский аргумент: в Цимлянском районе депутатов-единороссов считают оппозиционерами.

Пойдем хоть на край света — лишь бы толк был!

Хотя по большому счету они — всего лишь имеют на многие проблемы района свою точку зрения, отличную от официальной. Их приемная расположена в станице Красноярской, и у нас были опасения, что из-за отдаленности от «центра» и официальных властей народ сюда не пойдет. Но они не подтвердились. Оказалось, что с наболевшими вопросами люди готовы идти куда угодно, о чем и заявили: «Хоть на край света — лишь бы толк был!».

Как сделать дороги безопасными

Первым приехал побеседовать с журналистами наш постоянный подписчик Евгений Николаевич Варламов из Волгодонска. Он пришел с идеей — новой системой подготовки водителей категории «В». В том, что Евгений Николаевич прав и надо решительно что-то делать, мы убедились на обратном пути из Цимлянска: поздним вечером стали свидетелями серьезной аварии на дороге, в которой, и это казалось очевидным, пострадали люди. У Варламова много наработок и предложений, он сам водитель с большим стажем, причем безаварийным! Нам он изложил свою теорию, но для воплощения в жизнь его  идеи нужны специалисты. Евгений Варламов заинтересован в том, чтобы найти через «НВ» единомышленников. Он самостоятельно провел исследование наиболее частых ДТП, и сделал вывод: современная система обучения водителей в России нуждается в кардинальной доработке.

— Водитель должен не только знать Правила дорожного движения, уметь управлять автомобилем. Необходимо довести буквально до автоматизма алгоритм действий в нештатных ситуациях, — уверен он. — Водитель обязан знать, как контролировать себя во время стресса и на автопилоте выполнить все необходимое. Например, часто в авариях с участием пешехода водитель не бросается на помощь покалеченному человеку, а просто прячется в машине, начинает звонить маме или супругу (супруге). А ведь тут каждая секунда на счету! И дело не в черствости человека, он — в состоянии стресса, он себя не контролирует.

По мнению Евгения Николаевича, в такой «муштре», которая явно повлечет за собой увеличение стоимости обучения, заинтересованы и страховые компании — они могли бы компенсировать часть затрат на дополнительные занятия. И не последнюю роль в этом деле должно играть государство. Со своей стороны Евгений Николаевич готов предоставить все свои наработки и выступить в качестве специалиста для формирования новых программ обучения водителей.

— Я обращался со своими предложениями в министерство транспорта, но там лишь ответили: «Мы учтем ваши предложения» — и тишина. У меня масса накопленной информации, но оформить ее «по-научному» я не могу. Может быть, крупные автошколы или транспортные институты заинтересуются?

Предложения, на наш непрофессиональный взгляд, здравые и выглядят вполне убедительно. Но ведь у нас на словах очень боятся любого подорожания, оно, якобы, ухудшает качество нашего бытия. А почему бы и нет, когда речь идет о человеческой жизни?! О жизнях сотен тысяч людей, которые ежегодно гибнут и травмируются на дорогах. 

Хоть Путину пиши!

Валентина Антошкина работает почтальоном в станице Красноярской, поэтому знает о многих трудностях местных жителей. По ее мнению, самая главная беда в станице — дороги.

— В некоторых местах не то что машине — человеку пройти сложно. В переулок Западный ни такси, ни «скорая» не заезжают, случись пожар — и пожарная машина будет шланги тянуть за три квартала.

А пожар на улице может и случиться — постоянные перепады напряжения в сети регулярно выводят из строя бытовую технику в домах.  Когда-то в переулке Западный был трансформатор, но его убрали, когда очередной раз латали дорогу. Обещали новый поставить через месяц. И — с концами…

— Я даже относила коллективную жалобу в приемную Путину, — рассказала почтальон. — Тогда отклик появился почти сразу: лампочки мигать перестали. А на следующий день на пороге появился молодой человек с требованием подписать документ, что претензий нет. Говорит: «Это же ты тут — главарь всей этой банды!». Я написала: «В данный момент все в норме». Мы долго ругались по поводу этой формулировки, но я настояла  на своей формулировке и оказалась права — через неделю скачки напряжения возобновились.

Такие же проблемы и в переулке Кривом, где живет еще одна наша читательница.

— Лампочки в домах мигают постоянно, и никакие жалобы не помогают. Если и дозвонимся в диспетчерскую, нас начинают «футболить» — советуют звонить по десяткам телефонов, — рассказала Людмила Рябченко. — Может, ворует электричество кто, может, с проводкой неполадки… Но никого из «Электросетей» это не волнует!

Эх, колея непролазная…

Ветеран ВОВ, инвалид II группы Елизавета Слезова живет на улице Развильная. Она не могла прийти к нам. Мелкий дождик, который накрапывал в Красноярской, сделал подъезд к ее дому недоступным для такси. А пешком ходить ей трудно. По телефону она рассказала, как несколько недель назад чуть не погибла: прихватило сердце, а  «скорая» не смогла добраться, остановилась в нескольких кварталах от ее дома, а потом врачи по грязи добирались к ней больше получаса.

— Моим однополчанам квартиры дают, машины… А мне ничего этого не надо, только подъезд сделайте к дому, неужели это так сложно?! Что это значит — «бюджету нет», мне что теперь, погибать? Никогда не могла подумать, что будет такое отношение к ветеранам.

С возмущением воспринял «заботу о населении» от местной администрации сосед ветерана Александр Ступин:

— Десять лет назад за свой счет засыпал гравием дорогу на своей улице — хоть как-то можно было ездить. А на днях приехал трактор, насыпал чуть гравия и… перемешал его с грязью! Теперь вместо ухабистой, но укатанной дороги у нас — болото! Это что за показуха такая?!

Зачем закрыли «Чистую станицу»?

— Еще недавно была у нас служба «Чистая станица», сотрудники которой хоть как-то поддерживали порядок на улицах. Мусор собирали, даже в овраги спускались и расчищали все, — рассказала Наталья Морозова. — Потом подсчитали, что слишком много денег тратится на троих ребят и водителя грузовика, лавочку прикрыли. Теперь ездит трактор из Цимлянска, вывозит мусор и заодно добивает наши дороги. А бумага и пакеты из прицепа разлетаются по всей округе…

Взяв на заметку это сообщение, мы проехали по некоторым улицам и Цимлянска, и станицы Красноярской. И убедились, что до идеального порядка здесь пока еще далеко.

Да будет свет!

Но то, что многие улицы в Красноярской не освещаются, так или иначе жаловались практически все посетители и звонившие.

— Мост, по которому идет федеральная трасса, делает поворот. Хотя бы одну лампочку там повесили! Тротуарных дорожек тоже нет, переходить мост страшно, — рассказывал Сергей Сысенко по телефону.

— Мы подключили от магазина два фонаря. Так владелец затребовал с окружающих домов не только погашать ему плату за электроэнергию, но и «арендную плату» за использование проводов. Если администрация не может самостоятельно наладить уличное освещение, неужели нельзя договориться с такими вот магазинчиками? — спрашивала Александра Куш.

Попросила не называть свою фамилию Ольга А., пришедшая как представитель улицы Набережной. Там жители уже который год страдают от наркоманов.

— Они собираются здесь постоянно, вся улица усеяна шприцами и ампулами. Идти поздно вечером мимо странных личностей нет никакого желания. Вот и не выходим из дома. Тем более что милиция на звонки жителей вообще никак не реагирует. Год назад там мальчика избили битами, до сих пор ничего не изменилось. Участкового век не видели. Нам страшно… Пусть хотя бы одну лампочку вкрутят, мы  будем видеть, стоят ли наркоманы в точке сбора, чтобы предусмотрительно их обойти.

Там, где собаки зимуют

С наступлением холодов каждый год появляется в Красноярской еще одна проблема: на улицах нет проходу от бродячих собак.

— На углу Степной и Комсомольской — своеобразная «зимовка» для бродячих собак, — жалуются жители этих улиц. — Здоровенные псы живут там постоянно, устраивают драки, кидаются на прохожих… А если нападут на детей?

Жалуются на собак и жители соседнего села Дубравного.

— Своры как кочевники, — рассказал по телефону житель поселка, не решившийся представиться. — Налетают внезапно, могут курицу или кошку задрать. Куда ни обращались, в ответ только руками разводят — нет у нас в районе службы по отлову животных.

К остановке не ходить?!

Этот островок у железнодорожного вокзала всегда выглядел аккуратным и ухоженным. Но почему-то нынешним летом зарос до неузнаваемости, а ближе к зиме у тех, кто дожидается здесь автобуса, складывается впечатление, что скоро в зарослях завоют волки.

— Нельзя ли каким-то образом навести у остановки порядок? — спрашивают жители.

Рынок надо продавать?

— Так и запишите, что самые незащищенные в районе люди — предприниматели, — женский голос в телефонной трубке дрожал от негодования. — Мы с мужем много лет работаем на Цимлянском рынке. Предпринимательство — не сахар: в любую погоду торгуем. И так из года в год. Но услышали, что власти района собираются продать рынок. А что будет с теми, кто торгует? Мы ведь станем совершенно бесправными людьми. Наши ларьки находятся сегодня на муниципальной земле. Придет хозяин — он будет всем распоряжаться, а власти умоют руки. И что нам тогда — по миру идти? А ведь некоторые люди в свои торговые точки весь заработанный капитал вложили, да еще ярмо кредита на шее у них. Как долги отдавать? Неужели власти не хотят или не могут решить вопрос по-иному, чтобы люди не пострадали?

Насколько нам известно, к 2015 году должны стать крытыми сельскохозяйственные рынки. Это — требование закона «О рынках». Но по логике вещей — для переоборудования рынок не обязательно продавать. Как можно выйти из ситуации — мы расскажем на страницах нашей газеты, привлечем для обсуждения темы специалистов и чиновников, отвечающих за решение проблем рынков.

Таксомафия

— Почему убрали «маршрутки», курсировавшие по станице Красноярской? — спрашивают жители. И сами же отвечают на вопрос. — Чтобы развязать руки беспределу таксистов. Те назначают тарифы в зависимости от погоды, времени суток и, похоже, настроения. Одна и та же машина с «шашечками» может отвезти утром на работу за 60 рублей, а вечером обратно — за 80. Автобусы по утрам ходят очень редко, если опоздал — только на такси добирайся. Спрашивали в администрации, говорят — нерентабельны «маршрутки». Как это нерентабельны, если они всегда были забиты?

По словам жителей, таксисты в Красноярской чувствуют себя истинными королями дороги. На бездорожье заезжать не хотят, сообщают: «Выходите на асфальт». — Жителям приходится пешком идти до нанятой машины 2-3 квартала. Могут и не приехать, если до этого были споры с водителем по поводу оплаты.

Дорог ли берег?

— А вы не могли бы из станицы Красноярской в Цимлянск приехать и посмотреть, как мы теряем нашу красоту: море почти вплотную подошло к достопримечательности города — знаменитой ротонде, — сообщили нам жители Цимлянска. — Говорят, что на укрепление берега нужно много средств, которых нет в бюджете. Но ведь так город может потерять свой облик!

Действительно, по нашим данным, за последние годы море отвоевало более 100 метров суши, подобравшись к самому основанию ротонды. Но более того — укреплять необходимо почти три с половиной километра береговой линии, на это требуется почти 360 миллионов рублей. Деньги огромные не только для районного, но и для областного бюджета. Каким образом можно остановить наступление воды? Будем искать ответ на этот вопрос.

Депутатский вопрос

Виктор Глебов — почетный гражданин и депутат станицы Красноярской. Он пришел к нам, чтобы рассказать о незавидной роли местного самоуправления.

— Мы только и делаем, что пересматриваем бюджет. «Сверху» постоянно идет директива сократить расходы. То, что намечаем, — не выполняется! Договорились же: проложить асфальт, поставить светофоры, починить фонари. Мы составили смету на 6 миллионов, заказали проект. А потом ни с того ни с сего отказали нам в этих деньгах. Подумать только: на спорт и работу с молодежью выделили 15 тысяч рублей на год! А потом удивляются, почему это у нас молодые спиваются и становятся наркоманами…

Не ясна Виктору Николаевичу и ситуация с «Чистой станицей». По его словам, создавалась организация «на честном слове», но потом постепенно начала развиваться: более 500 домов  заключили с ними договора, сами уборщики уже собирались расширять штат. И вдруг их форменным образом разогнали…

А вот Петру Клебановичу и вовсе непонятно, почему в их округе нужно столько чиновников.

— Зачем  Цимлянскому району нужен освобожденный председатель районного собрания депутатов? Тут 30 тысяч жителей уже не соберешь, как нам эту «шишку» содержать? Да за эти деньги мы бы больничный комплекс за пару лет отгрохали и благоустроили бы улицы. Еще в позапрошлом году обещали рассмотреть сокращение штата, но… Почему бы нам не использовать опыт Европарламента? Собирались  бы 20 человек два раза в месяц, а остальное время пусть занимаются своими делами на собственном обеспечении. Давайте сделаем фоторепортаж рабочего дня депутата — чем они вообще занимаются.

Не понимает Петр Иванович, почему местная администрация требует от жителей очищать улицу  от сорняков  по осевую линию. Вроде же есть границы участка, за который платятся налоги, в том числе и на благоустройство. А вместо этого и благоустройство все платное — бабушкам советуют самим спиливать деревья и собирать ветви в кучи, а коммунальщики потом вывезут.

Наш читатель пригласил корреспондентов «НВ»  в гости, чтобы показать наглядно еще одну проблему —  никто не занимается прибрежной полосой у реки Кумшак. 15 лет назад была речка полноводная, когда-то тут каждое лето купались люди. Сейчас все запущено: вода еле течет по засоренному дну, покатые берега заросли бурьяном.

— Мы сами сейчас деревья сажаем, хотим сделать парковую зону — надо же после себя какое-то добро оставить, ну нельзя же так жить! — рассказал Владимир Ермаков, сосед Петра Ивановича. — Но хотя бы поддержал кто из администрации общественную инициативу! И сами не делают, и людям не помогают.

Всю свою жизнь ждут станичники, чтобы провели им воду.

— Питьевой водой пользуется только 20-25% населения, кто рядом с ЗАО имени Ленина живет,— рассказывали они. —  Мы этот вопрос поднимали на встрече с главой района Владимиром Сапоновым, он нам: «Чего вы на ерунду меня отвлекаете». Какая это «ерунда», это жизнь наша! Есть же у нас право на человеческие условия в 21 веке! Живет с нами по соседству бабушка, ей почти 90 лет. Так эта казачка ходит до сих пор к бассейну за водой с коромыслом.

Есть ли шанс на исправление?

Галина Цыганок попросила уточнить у областных законодателей, не будет каких-либо изменений в содержании заключенных по уголовным статьям на срок до 4 лет.

— Медведев в одном из своих обращений рассказывал, что таким заключенным будут сокращать сроки наказания, а то и заменять  тюрьму на исправительные работы.

У Галины — горе. Ее единственный сын недавно вернулся из армии, но работы найти не смог и связался с плохой компанией. Итог — четыре года заключения.

— Оступился — пусть отвечает, — не спорит мать. — Но попадают дети по глупости, а потом вся жизнь насмарку. Может, есть возможность перевести их на более эффективные меры воздействия: пусть свою вину трудом отрабатывает, заборы красит. Только бы не вернулся домой уголовником…

Общаясь со станичниками, мы обратили внимание на достаточно странную по сравнению с работой нашей «общественной приемной» в других районах деталь. Люди охотно говорили о накипевшем, но представляться (а тем более фотографироваться) соглашались единицы. После первого же посетителя, которому мы оставили свои личные сотовые телефоны, грянул просто шквал звонков.

По всем услышанным жалобам редакция «НВ» постарается прояснить ситуацию и рассказать о результатах на страницах газеты.