…Выйдя к нам на улицу, Светлана хмуро выслушала сообщение о решении Мясниковского суда по поводу предстоящего обеспечения ее с братом и сестрой жильем.

Но, похоже, недопоняла, потому что спросила: 

— Зачем? А если я хочу в своей хате жить? — вышедший с ней пожилой мужчина, гражданский муж, одобрительно кивнул. 

— В какой это — своей? Она ведь уже не ваша, — вместе с главой Петровского сельского поселения Мясниковского района А.Литовченко попытались разъяснить ей изменения в статусе «хаты» — квартиры в типовом совхозном доме на четыре семьи в хуторе Савченко, где когда-то проживали Светлана с братом, сестрой и родителями. До тех пор, пока мать с отцом не были лишены  родительских прав из-за пьянства, а ребят не отправили в детдом. Отец вскоре умер, а родительница, так и не изменившая своим привычкам, умудрилась допустить в доме пожар. Восстанавливать жилье, «заморачиваться» не стала — закрыла обгоревшее строение на замок и ушла квартировать к местной старушке.

И хоть обгоревшая часть (32 кв. метра) сов­хозного дома и была документально закреплена тогдашним хозяйством за помещенными в детдом двумя сестрами и братом, однако Мясниковский районный суд своим недавним решением аннулировал это закрепление.

Поводом для суда стала прокурорская проверка. Иск в  интересах бывших детдомовцев тоже подала прокуратура. В результате, как уже говорилось, договор о закреплении за выросшими детьми тридцати двух квадратных метров в четырехквартирном доме был признан ничтожным (юридический термин — Л.К.), жилплощадь  перешла в распоряжение нынешнего ПСХК «Александровский». А им троим, по решению суда, за счет областного бюджета теперь должно быть предоставлено внеочередное жилье. 

…Этим сейчас и стали заниматься органы опеки, райадминистрация, Петровское сельское поселение. Но почему не раньше? До суда что-то предпринималось? 

— Да они ни разу ко мне ни с чем не обращались, — говорит о бывших детдомовцах глава района А. Поркшеян. Откровенно делится опасением: неблагополучных семей, сирот при живых родителях много — а что если теперь создастся прецедент судебных тяжб? Тем более что, считает он, для этих троих ребят и без судебного вмешательства делалось все возможное. 

— Сразу, как только нам позвонили из детдома и сообщили об их предстоящем возвращении, — вспоминает замглавы района по социальным вопросам, председатель жилищной комиссии К. Хатламаджиян, — было принято решение капитально отремонтировать закрепленную за ними часть дома. Составили дефектную ведомость, подготовили проектно-сметную документацию. Выделили из бюджета 400 тысяч рублей — за эти деньги там можно было бы конфетку сделать. Однако ребята сами отказались от капремонта.  Точнее — не все трое, а только старшая сестра (хотя сегодня она сообщила нам о желании вернуться в «свою хату» — вот и пойми ее! — Л.К.). А если кто-то один против, мы не имеем права ничего предпринимать. И под федеральную программу эти трое тогда никак не подпадали, поскольку бывшее совхозное жилье продолжало за ними числиться.

В итоге вернувшимся в хутор выпускникам-детдомовцам жить оказалось негде — они разбрелись кто куда. Светлана, старшая, обосновалась у гражданского мужа, занимающего комнатку в бывшей совхозной ферме. Татьяна тоже поспешила выйти замуж в соседний хутор. А самому младшему, Андрею, ничего другого не осталось, как поселиться у родительницы в ее съемном жилище. Учитывая мамины привычки, не самая лучшая компания для парня…

Мы заехали заодно и к ней. Разбудили, хоть время было — середина дня. Вышла босиком, обернувшись одеялом. Услышав от главы сельской администрации А.Литовченко, что сына спрашивают в  связи  с предстоящим  решением жилищного вопроса, радостно удивилась: «Ой, правда?! Спасибо…» Была, стало быть, не в курсе… 

— До последнего дня держали Андрею место в ПСХК, собирались принять к себе на работу, — рассказывал по дороге А.Литовченко. — Но он так и не появился. Вроде бы, говорят, устроился где-то в Ростове.

— А сейчас нами прорабатывается возможность строительства для этих выпускников-детдомовцев трехквартирного жилого дома, — говорит К. Хатламаджиян. — С выделением каждому по 33 квадратных метра площади…

По метражу они, получается, даже выиграют. Но такой вариант, конечно, потребует времени. «Бесквартирная пауза» затянется, «журавля в небе» придется ждать еще энное количество времени. Обойдется ли без потерь, справятся ли, выдержат?

— Плохо, что они друг с другом все никак договориться не могут, «советчиков» слушают, действуют по чужим  подсказкам, — рассуждает вслух А.Литовченко. — Вот сейчас у старшей идея насчет прежнего жилья всплыла, а завтра еще что-то может осенить…

— Но теперь — главное! — есть решение суда, и его надо выполнять, — говорит К. Хатламаджиян.

В прошлом году, продолжает он, для других сирот в Мясниковском районе были приобретены две квартиры, в позапрошлом — тоже. Со всеми ними замглавы поддерживает связь, проверяет, как содержится жильё, работают ли, социализированы ли. С удовольствием отмечает: поустраивались на работу, не бедствуют, стали семейными людьми, в домах чистота и порядок. Хотя все ведь тоже — выходцы из неблагополучных семей, трудностей в детстве хлебнули немало. И все же, обретя свою крышу над головой, смогли благополучно наладить жизнь.

— Мы-то перед ними свои обязательства выполним, — сказал, прощаясь, К. Хатламаджиян о троих бывших детдомовцах из хутора Савченко. — А остальное уже от них самих зависит.