Для области весенний призыв закончился раньше установленного срока — 11 июля. В армию пошли служить более 6 тысяч человек. Примечательно, что более 17% от общего числа призванных имеют высшее образование, не считая ребят, которые окончили техникумы, профтехучилища.

Однако некоторый рост «интеллектуального потенциала» в армии еще не означает, что призывники стремятся к службе на все сто. По словам комиссара Ростовского областного военного комиссариата Анатолия Трушина, больше половины призывников хотят служить в армии, чуть меньше идут в армию только потому, что нужно, и совсем небольшой процент  служить не хотят, но жизнь заставляет. Есть и такие, кто вообще «забывает» о том, что надо служить. В стране — до 200 тысяч человек, уклоняющихся от призыва. На их розыск государство тратит колоссальные средства. Только в нашей области за весенний призыв на данное мероприятие было привлечено более 400 полицейских машин.

— В других странах понятия «уклонист» нет — закон не позволяет, — говорит  Анатолий Трушин. — И нам, видимо, нужны изменения в законодательство. Причем одной строкой: граждане, достигшие 18-летнего возраста, подлежат призыву. И ни у кого не будет возникать вопросов по этому поводу.

Другой вопрос — подготовка к службе. Раньше она велась во всех школах. Но в начале 90-х бывший министр образования РФ Владимир Филиппов призвал к демилитаризации школ и от материально-технической базы НВП не осталось и следа. Можно долго дискутировать по поводу того, плохо это или хорошо. Однако надо признать, что сейчас многие призывники идут в армию физически слабыми и плохо обученными военному делу. Сегодня в области стараются исправить положение. 

— Там, где главы районов проявляют заинтересованность, у ребят есть все условия для занятий НВП, — говорит Анатолий Трушин. — Отношение каждого главы к делу видно, например, во время игры «Орленок». Команды идут в форме летчиков, моряков, десантников. А когда видишь на ребятах просто черные брюки и белую рубашку, понимаешь, что в таких территориях подготовка к службе только в зачаточном состоянии. Но что интересно: когда мы возобновили игры «Орленок», начинали с участия 15-20 команд, а в этом году их было уже 40…

Как раз из подготовленных призывников в июне была укомплектована 22-я казачья бригада в Волгограде. Из нашей области в ней будут служить около 500 ребят. По словам Анатолия Трушина, представители флота, спецназа уже присылают запросы с просьбой направить к ним на службу ребят из казачьей бригады. Сейчас областной военкомат совместно с атаманами работает уже на осенний призыв. Также с казаками, ДОСААФом решается вопрос подготовки призывников по военно-учетным специальностям, формированиям групп для той же бригады.

В планах — открыть военно-полевой лагерь, где в течение лета будет проходить подготовку к службе в армии казачья молодежь разных возрастов. К этой работе предполагается подключить и кадетские корпуса. Если решение по организации лагеря будет принято, то в области появится единственный в России военно-полевой лагерь по подготовке призывников. В армии кардинально меняется поведение человека, его распорядок, система нагрузок. Это — определенный физический и морально-психологический стресс. И к этому тоже надо быть готовым. Областной военкомат совместно с комитетом солдатских матерей Дона намерен посетить все воинские части области. Сегодня в армии действует система аутсорсинга, то есть обслуживающие функции переданы гражданским лицам. Солдаты уже не занимаются уборкой территории, не работают в столовой.

— Наша задача посмотреть не  на то, как спят и отдыхают солдаты, а их боевую подготовку, — говорит Анатолий Трушин. — Как деньги налогоплательщиков используются конкретно в этой части. В области наших призывников служит немало. Выясним, какие у них проблемы, что сегодня мешает проходить службу.

По словам Анатолия Трушина, командование округа идет на то, чтобы задействовать механизм общественного контроля и, соответственно, повысить ответственность командиров за свою работу. Военный комиссар области не отрицает, что сегодня в армии случаются конфликты между солдатами. Причину он видит в сокращении института по подготовке командиров по работе с личным составом: «Воспитательной работой в армии надо заниматься каждодневно, а не раз в месяц». Но таких специалистов практически нет. От этого страдает вся работа. Возможно, посещение воинских частей с представителями общественных организаций поможет повлиять на ситуацию.