До Ростова отсюда — 425 км, до Краснодара — 540, до Волгограда — 410 км, а вот столица соседней республики Калмыкии, Элиста, совсем рядом — всего 55 км. Бескрайняя степь, по которой любят гулять суховеи, а дождь в гости заходит весьма редко. Впрочем, гости вообще не часто заезжают в Ремонтненский район.

Корреспонденты «Нашего времени» приехали сюда, чтобы провести прием  читателей в рамках постоянной рубрики «НВ спешит на помощь». Ведь и здесь у нас  есть верные подписчики.

«Здешняя степь плохих людей не рождает», — сказал мне один местный житель. Я с ним согласна. Тут выживут только трудяги и сильные духом люди.

Душа у жителей Ремонтненского района такая же широкая, как их родная степь. Площадь района — три тысячи семьсот семьдесят пять квадратных километров. На пять человек приходится 1 кв. км  степи. Просторно, не правда ли? И диапазон проблем, которыми жители района приходили поделиться с корреспондентами «Нашего времени», тоже был широким.

Затерялись среди закорючек

Сергей Николаевич Федорков пришел на встречу с корреспондентами попросить … одежду. Для себя и пяти своих коллег. Сергей Николаевич — старший добровольной пожарной команды в селе Первомайском Ремонтненского района. Только за восемь месяцев этого года команда участвовала в ликвидации 9 возгораний. А числятся участники команды… казачьими дружинниками.

— Когда в 2009 году создавали дружину, нам обещали зарплату в 8 тысяч, снаряжение, машину, помещение, — делится Сергей Николаевич. — А получили мы и до сих пор получаем: 4 450 рублей — зарплата, машина — ГАЗ 66, которой уже 22 года, слава богу, до сих пор на ходу, и помещение, ремонт в котором делали сами. Из спецодежды — один неполный комплект на всех. Дежурим, как положено, сутки-трое. На вызовы ездим в чем есть. Если сейчас диспетчер сообщит о возгорании, я поеду пожар тушить в этих штанах и майке. Если будет на чем ехать. Наша «старушка» уже совсем на ладан дышит, столько сил и времени уходит, чтоб хоть как-то ездила…

Сергей Николаевич и его коллеги не знают, к кому еще обратиться.

— В Ремонтненском районе таких добровольных казачьих дружин три: в Первомайском, Киевском и Денисовском сельских поселениях, — рассказал нам глава района Сергей Ганзиков. — Они создавались в 2009 году, после ужасных пожаров в «Хромой лошади» и доме для престарелых в республике Коми, по поручению президента. Делалось это для обеспечения пожарной безопасности учреждений социального обслуживания граждан. Именно к социально-реабилитационным центрам для пожилых людей и инвалидов нашего района эти дружины и прикреплены.

Но выполняют они функции пожарных для всех жителей сельских поселений — у нас просто нет другого выхода. Стационарная пожарная часть у нас одна на весь район, в Ремонтном. На данный момент ведется строительство еще одной в селе Богородском. Когда она начнет функционировать, уже полегче будет. Расстояние до той же Первомайки — 25 км, до Киевского сельского поселения — 55. Пока пожарные доедут из Ремонтного до места, выгорит все. Так что такие добровольные дружины для нас — единственный разумный выход.

Только образованы эти пожарные команды в свое время были на основании пятисторонних соглашений о взаимодействии между ВКО ВВД, департаментом по делам казачества и кадетских учебных заведений области, ГУВД по Ростовской области, ГУ МЧС по Ростовской области и администрацией сельского поселения. А кто за них отвечает теперь — непонятно. Первоначально планировалось, что оснащением займется ГУ МЧС, а «людской» вопрос: набор, оформление и заработную плату сотрудников оставили на попечении казачества. Вот и числятся люди как казачьи дружинники и зарплату получают соответственную, на деле выполняя функции пожарных. Ситуация патовая — люди делают важнейшую, необходимейшую работу, но застряли в законодательном вакууме: куча начальников, а ответственных нет. К сожалению, и на уровне муниципалитета мы ничего не можем сделать, чтобы им помочь. Причина банальна — у района нет на это средств…

Махнуть рукой?

Историю, с которой пришел к нам Анатолий Федорович Финько, впору использовать как основу для сериала. Вот уже 8 лет Анатолий Федорович пытается найти справедливость, которая, на его взгляд, затерялась среди букв закона.

Суть в том, что трем детям-сиротам, которые во время первой войны были вывезены с территории Чеченской республики в нежном возрасте, по закону положена компенсация за утраченное имущество и жилье. Но получить они ее не могут. Так как не могут предоставить подлинники документов, подтверждающих наличие этого имущества и жилья, — архивы в Грозном, где когда-то они жили с погибшими родителями, уничтожены. Вот уже 8 лет Анатолий Федорович, как опекун одного из детей, вооружившись генеральными доверенностями, пишет пачками запросы, письма и обращения в различные инстанции, мотается по судам, чтобы все-таки добиться выплат:

— Раз компенсация им положена по закону, значит, они должны ее получить. Иначе для чего пишутся такие законы? Да, сейчас эти деньги, небольшие по современным меркам, нашим детям не нужны. И не дети они уже давно — выросли, выучились, свои семьи завели. Но получить эту компенсацию имеют полное право. В мае этого года нам удалось  наконец  через Заводской районный суд Грозного подтвердить родство детей и установить факт пользования 1/3 дома, в котором они жили когда-то с родителями. На основании этого выправили подлинники необходимых документов. Думали, это уже конец мытарств. Так нет. В УФМС России по Ростовской области, которое занимается выплатой компенсаций, говорят, что нужен еще и точный метраж дома и части, принадлежавшей покойным родителям. А зачем метраж? Есть норма в 18 м2 на человека, из нее и посчитайте, тем более это и в самом постановлении упоминается. «Не можем — у нас формула, нужна квадратура», — отвечают. Лучше бы они не к нам придирались, а закон исправили. Какие подлинники документов, если архивы уничтожены, а детки совсем маленькие были? Что ж их теперь, за это откинуть можно? Чем они хуже взрослых, которые смогли все эти бумажки собрать и выплаты получили? Наоборот, к детям особое отношение должно быть. А они даже в тексте этого постановления  не упоминаются. Все «лица», — говорит Анатолий Федорович, — да «лица». А дети-сироты разве не лица, имеющие право на компенсацию? Черт с ними, с деньгами, мне справедливость важна!

Двухчасовая трезвость

Еще одну историю о поисках справедливости рассказала нам Лидия Васильевна Блохина:

— В феврале этого года моего сына лишили прав. Причина — управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. Только пьяным он не был. Мы уже пытались обжаловать лишение прав в суде. Наш адвокат как-то выяснил, что полицейские тесты, которые алкоголь показали, были просрочены. А еще сын сразу после того, как его из отделения отпустили, в больницу поехал, там медицинское освидетельствование прошел. Оно показало, что сын был трезв. Но в удовлетворении иска нам отказали. Мы подали апелляцию. Только в этот раз сын в суде защищался сам — мы-то думали, что адвокат будет до конца вести наше дело, а оказалось, надо платить ему еще раз. Что нам теперь делать, сыну без прав нельзя, у него работа с этим связана…

— Подать заявление в надзорную инстанцию, суд высшего порядка, этой семье ничто не мешает. Главное — грамотно составить обращение, — советует юрист Марина Будницкая, с которой мы проконсультировались. — И, конечно же, нанять квалифицированного адвоката. Очень интересный факт — «просроченность» полицейских тестов, которые дали положительный результат. Необходимо узнать, откуда у адвоката появились такие сведения, и перепроверить их…

Водный вопрос

У Галины Васильевны Лысенко — проблема с прокладкой водопровода. В ее доме по улице Базарной в селе Ремонтном воды не было только в квартирах Галины Васильевны и ее соседки. Однажды женщины посовещались и решили вести воду совместно — дешевле все-таки. Но у Галины Васильевны начались серьезные проблемы со здоровьем, и вопрос с водой отошел на задний план, тем более что проживает женщина по другому адресу. И вот недавно Галина Васильевна узнала, что соседка, не дождавшись ее, воду провела. Тогда женщина обратилась в МПП ЖКХ — единственную ресурсоснабжающую и по совместительству управляющую организацию в селе Ремонтном. Специалисты компании провели исследования, составили проект и смету на прокладку водопровода.

— Они мне сначала насчитали 6800 рублей, потому что подключаться придется к дальнему колодцу и трубы вести в обход других коммуникаций. Но я — пенсионерка, инвалид второй группы, нет у меня таких денег, — сетует Галина Васильевна. — И почему меня должны подключать из того колодца? Если из ближнего, куда соседку подключили, совсем чуточку прокопать надо по прямой до меня — и все. Пошла к главе района, он помочь пообещал. Сумму, и правда, снизили до 5 280 рублей. Но все равно меня из дальнего колодца подключать будут, а для чего? Не нужно мне из дальнего. Соседку, вон, к ближнему подключили, пусть и меня туда же.

Эту ситуацию прокомментировал руководитель МПП ЖКХ Михаил Иванович Арцыбашев:

— Еще больше снизить цену для Галины Васильевны мы не можем — работа людей и техники должна быть оплачена. Мы — самостоятельная организация и живем за счет средств, которые сами зарабатываем. У нас и так по итогам первого полугодия 2011 года убытков на 1 миллион 300 тысяч рублей, в основном долги по воде. Подключить водопровод Галины Васильевны к ближнему колодцу, который ей так приглянулся, к сожалению, технически невозможно — мощности не хватит. В этом случае давления и воды не будет ни у кого из подключенных к этому колодцу, в том числе и у Галины Васильевны. Мы уже подготовили техническое заключение, проект и смету, так что к прокладке водопровода можем приступить хоть завтра, если, конечно, Галина Васильевна согласится…

Ловить или не ловить

Еще один вопрос, с которым обратилась целая группа читателей к корреспондентам газеты во время приема, возник из-за особенностей законотворчества в нашей стране. А именно из-за пресловутого закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Группа рыбаков-любителей из села Привольного попросила газету помочь выяснить: можно ли всем желающим ловить рыбу в водоеме, который располагается в балке Ганькиной, в 2,2 км на восток от села в бассейне реки Джурак-Сал? Дело в том, что некий ИП Жигайлов В. А. произвел в 2010 году зарыбление этого пруда и заявляет, что, следовательно, является ответственным арендосъемщиком данного водоема. Хотите здесь рыбачить? Пожалуйста, на коммерческой основе.

Ответ на этот вопрос читателей мы нашли в прокуратуре. В документе за подписью исполняющего обязанности прокурора Ремонтненского района Александра Загоруйко ясно сказано: у этого водоема никакого ответственного арендосъемщика нет, и какие-либо препятствия для осуществления здесь бесплатной рыбной ловли отсутствуют. Так что, уважаемые рыболовы-любители из села Привольного, не переживайте, сидеть с удочкой на берегу этого пруда вам никто запретить не в праве.

Администрация, запишите

Жительница Ремонтного Наталья О. сказала, что пришла не жаловаться и не задавать вопросы, а напомнить местной администрации о том, что кладбище в селе … кончилось!

— Там уже расширять некуда просто. Куда людей хоронить? По второму ряду, что ли? Поэтому, уважаемая администрация села Ремонтного, найдите, пожалуйста, новое место для захоронений.  А старое кладбище желательно в порядок привести, хотя бы деревья повырубить…

Хватит ли денег?

Еще один «законодательный» вопрос в разговоре с корреспондентами «Нашего времени» поднял глава Первомайского поселения Иван Васильевич Попов:

— Вышло у нас новое областное постановление о передаче бесхозных гидротехнических сооружений в собственность муниципалитетов. Теперь необходимо оснастить документами, паспортом безопасности, а также страховкой даже самые крошечные запруды на территории муниципальных образований. Я понимаю — огромные водохранилища или ГРЭС, здесь действительно опасность. А если, как у нас в районе, какой-нибудь работяга лет 50 назад лопатой насыпь сделал на дне оврага, чтобы хоть немножко воды задержалось подольше — для скота там или огород полить. Какой от этого вред может быть или опасность подтопления посреди засушливой степи? Не понимаю. А теперь с этим постановлением мне придется оформлять на все такие запруды документы. Это ж какое финансирование понадобится? В бюджете сельского поселения таких денег нет. Субсидии область, конечно, обещает, но хватит ли их? Или мне придется «необдокуменченные» запруды ликвидировать? А в Ремонтненском районе вода — на вес золота…

Торг уместен

Не все пришедшие или позвонившие в приемную корреспондентов «Нашего времени» в Ремонтненском районе задавали вопросы. Некоторые звонили просто по-человечески пожаловаться или рассказать о наболевшем. Так, Инга Ц. поведала, как семье ее знакомых настоятельно рекомендовали купить стиральную машинку для детского садика, чтобы их ребеночек пошел в него сейчас, а не через полгода…. Естественно, для родителей это оказалось неприемлемым. Но ребенка в садик устраивать нужно, по итогам закрытых торгов с администрацией садика сошлись на 3 банках краски вместо стиральной машинки.

В районе 9 детских садов, которые посещают 540 детишек. Очередь в один из садиков в селе Ремонтном — огромная, целых 20 малышей.

— Для деревни это, конечно, много, — считает заведующая садиком «Солнечный зайчик» Татьяна Кононенко. — Но у нас детки в садик ходят долго, 3-4 года — родители спешат побыстрее выйти на работу, поэтому отправляют ребеночка в садик рано, а забирают перед самой школой. Отсюда низкая заменяемость, каждый год мы выпускаем 8-9 детишек, а всего у нас их 50 — садик малокомплектный. Зато нам администрация района в 2007 году полный капитальный ремонт сделала, и котельная у нас теперь газовая — чудесно просто. Мы постепенно всю мебель обновили, технику приобрели. Детвора теперь в садик вместо книжек и игрушек любимые диски с мультиками из дома по очереди приносит, сидят — всей группой смотрят.

Это далеко не все вопросы, которые корреспонденты газеты «Наше время» услышали во время пребывания в Ремонтненском районе. Многие из них заслуживают отдельных публикаций.

Так что продолжение следует…