Был в моей жизни период, лет двадцать между юностью и зрелостью, когда я не ездила в Москву. И когда оказалась там после большого перерыва, то пережила шок: город, залитый огнями рекламы, показался каким-то совсем не нашим. «Ну, совсем как в Голливуде!» — почему-то воскликнула я, хотя никогда не была в Лос-Анжелесе. Побывав уже позже в Брюсселе, Страсбурге, Филадельфии и Нью-Йорке, я смогла сравнить: Москва выглядит ничуть не хуже!

Но это внешне, то, что сразу бросается в глаза, когда приезжаешь дня на два на семинар или конференцию.

А недавно довелось прожить в столице несколько месяцев, причем в разных районах, на съемных квартирах (дочка поступила в московский вуз, и надо было искать ей жилье). Домой я уезжала с ощущением, что долго жила… за границей. От прежней, советской Москвы мало что осталось. И московская жизнь — не парадная, а каждодневная — так сильно отличается от нашей, провинциальной, как будто мы действительно живем в разных странах.

Каким медом там всем намазано?

Земляки в столице встречаются на каждом шагу. Как-то забежала в магазинчик «типа ларек», торгующий белорусской колбасой, и разговорилась с продавщицами — дончанками, вернее — донецкчанками. В Москву они приехали на заработки, дома остались мужья, бывшие шахтеры, перебивающиеся теперь случайными заработками, детишки-школьники под присмотром «стариков» — бабушек с дедушками. Приезд мамы домой — большой праздник для всей семьи. А что делать, если на единственномкрупном и стабильно работающем предприятии города — Донецкой мануфактуре — женщинам предлагают заработок 5-6 тысяч рублей. В столице «на колбасе» в четыре раза больше можно заработать.

В московские магазины, особенно продовольственные, москвички не хотят идти работать, их не устраивают условия труда: по 12 часов каждый день с одним выходным, и то далеко не каждую неделю. На кассах в сети «Пятерочка» сидят женщины, приехавшие из азиатских республик СНГ, в мини-маркетах в микрорайонах — из Армении. Им не до капризов: снимать жилье в Москве — очень дорогое (и весьма сомнительное) удовольствие.

Столичные риэлторы шутят: «Вся Россия хочет жить в Москве» и… загибают цены вместе с хозяевами квартир (риэлторы берут за свои услуги от 60% до 100% платежа за один месяц арендысдаваемой с их помощью квартиры). Высокие столичные зарплаты «съедают» высокие цены на все, но, в первую очередь, на самое необходимое — на крышу над головой. Поэтому в поисках комнаты для своей студентки я отправилась в Совет ветеранов одного из московских районов, где находится ее вуз. Активистка Совета Мадлен, очень приветливая и доброжелательная московская армянка, порекомендовала мне двух сестёр 85 и 89 лет. Характеризовала она их исключительно с положительной стороны: интеллигентные старушки, к тому уже несколько лет пускают квартирантов, правда, прежде у них жили одинокие мужчины. За одну из двух своих комнат в старом доме — «сталинке» бабушки просили 10 тысяч рублей в месяц.

Ровно через месяц они свою новую жиличку и выгнали. Парни-квартиранты приходили с работы затемно и уходили на работу с рассветом. А наша первокурсница приходила с занятий после обеда, часто пила чай на кухне и долго занимала ванную. В общем, терпеть за «червонец» неудобства бабули не захотели. Купив на полученные с нас деньги новую вешалку со шкафчиком в прихожую, они заявили мне: «Мы полжизни прожили в коммуналке, на старость нам это уже тяжело».

Ну а нам паковать опять чемоданы и куда-то снова переезжать, видимо, в удовольствие? Я не говорю уже о такси: меньше чем за тысячу рублей из одного района в другой, да еще с вещами, вас никто не повезет. Впрочем, это уже отдельный разговор.

В общем, как ни хотелось обращаться к риэлторам, а пришлось! Тут-то и оказалось, что в нужном нам районе по ветке метро от станции Семеновской до Щелковской однокомнатная квартира «эконом-класса» стоит от 26 тысяч в месяц и выше (в центре Москвы — от 33 тысяч). Больше тысячи долларов! Сколько же в таком случае нужно зарабатывать, чтобы платить такие деньги за жилье? Ведь даже банки обычно отказывают в ипотечном кредите, если выплаты превышают 50% дохода заемщика. На рынке аренды никто не просит предъявить справку о доходах, и,судя по всему, арендаторы московских квартир вынуждены тратить более половины своего дохода на крышу над головой.

По крайней мере, спрос на квартиры со стоимостью аренды от 24 тысяч до 32 тысяч рублей, как утверждают сами риэлторы и эксперты по недвижимости, превышает объем предложения в четыре раза. Что это правда, я ощутила на себе, пробегав по Москве, высунув язык, полтора месяца: агенты контор по недвижимости сами назначали «показы» сдаваемых квартир, а потом на них не являлись или звонили за 10 минут до встречи и заявляли, что «квартира уже сдана». У них так принято: клиент для них не человек. Агент может собрать одновременно по одному адресу пять претендентов на одну квартиру и «пусть хоть подерутся». Самому сильному или готовому заплатить еще больше назначенной цены она и достанется… Теперь я очень хорошо понимаю смысл фразы, в которую сами же приезжие давно вложили ироничный смысл: «Добро пожаловать в Москву!»

Кто же может оплачивать аренду квартиры в Москве? Средняя зарплата в столице, по утверждениям специалистов в этой сфере, составляет сейчас около 56 тысяч рублей в месяц. Самые высокооплачиваемые должности в Москве сосредоточены в сфере успешного бизнеса — технический директор хорошей фирмы зарабатывает в месяц 192 тысячи рублей, а исполнительный директор — 154 тысячи рублей. Также неплохо себя чувствуют геологи в сфере добычи сырья со средними зарплатами в 139 тысяч рублей.

Однако на этом парад пятизначных зарплат в Москве и заканчивается. Доходы всех остальных специалистов уже значительно скромнее — им придется потратить на аренду «однушки» в столице примерно 40-50% от своего дохода. Выше среднего уровня в Москве зарабатывают программист 1С (81 тысяча рублей), главный инженер на производстве (77 тысяч рублей), аудитор (70 тысяч рублей), бизнес-аналитик (67 тысяч рублей), бизнес-тренер (64 тысячи рублей), менеджер по развитию (64 тысячи рублей), специалист по обеспечению информационной безопасности (60 тысяч рублей) и юрист (55 тысяч рублей).

Занятость специалистов в других сферах в столице оценивается еще скромнее. Архитекторы в Москве зарабатывают в среднем 54 тысячи рублей, работники сферы маркетинга, рекламы и PR — 50 тысяч рублей, прорабы — 49 тысяч рублей, финансовые менеджеры и специалисты по техподдержке — 46 тысяч рублей, специалисты по логистике и менеджеры по закупкам — 45 тысяч рублей, медицинские представители — 44 тысячи рублей, персональные водители — 42 тысячи рублей, менеджеры по персоналу — 40 тысяч рублей, а бухгалтеры — 39 тысяч рублей.

Получается, что представителям этих профессий придется отдавать за аренду однокомнатной квартиры эконом-класса в Москве примерно две трети своей заработной платы. Поэтому в большинстве случаев они вынуждены снимать квартиру как минимум на двоих. На интернет-сайтах всех московских вузов висят объявления: «Ищу соседку» или «соседа».

Многие приезжие ищут себе жилье в Подмосковье. Правда, в ближайшем Подмосковье практически невозможно арендовать жилье стоимостью ниже 20 тысяч рублей. Но в городах ближнего Подмосковья (до 30 км от МКАД) цены ниже. По данным Гильдии риэлторов Московской области, средняя стоимость аренды однокомнатной квартиры в Видном составляет 20-26 тысяч рублей, в Люберцах —17-20 тысяч рублей, в Ивантеевке — от 14 тысяч рублей, в Железнодорожном и Раменском от 12 тысяч рублей, в Электростали, Наро-Фоминске, Чехове и Клину от 10 тысяч рублей. По утрам в столицу идут отсюда переполненные электрички.

Этого «Дома-2» никто не видел

Однажды я спросила симпатичную чувашку средних лет, торговавшую пивом, шоколадом и сигаретами в крошечном круглосуточном ларьке, где же она живет. Она ответила, что в деревне под Чебоксарами. «А когда приезжаете работать в Москву?» «А тут, в ларьке, и живу все две недели моей вахты»… В туалет она ходит в поликлинику через дорогу (ночью уж, видно, как придется), моется уже по возвращении домой.

Зато уже купила сыну-старшекласснику компьютер. Муж, рассказала моя новая знакомая, работает трактористом, «да какие у нас в деревне заработки!» Самое трудное на этой «работе» — пережить ночь, но в два часа она окошечко ларька закрывает и пытается прикорнуть, скрючившись на ящиках: «пускай стучат, сколько хотят, я не открою». Хозяин ларька все равно платит тысячу рублей в сутки, вне зависимости от того, много она наторговала или мало.

Кстати, ночных ларьков в Москве не так, как у нас — на каждом шагу. Круглосуточных магазинов тоже мало. Во многих жилых районах — ни одного! В это трудно поверить, но в столице вообще не хватает торговых площадей (на душу населения — их гораздо меньше, чем в Ростове). А уж купить хорошие продукты — действительно натуральные, свежие, качественные — совсем не просто. Сколько раз я брала колбасу и сосиски самых крупных столичных производителей в красивой упаковке, с привлекательными названиями например, «Докторская традиционная» или «Молочные оригинальные», но все это практически невозможно было есть (ну, разве что в оливье положить или в солянку мясную сборную, и то, если едоки окажутся не привередливые). Пришлось даже брать с собой в магазин лупу: начнешь читать меленькие буковки на упаковке и увидишь, что в «традиционную» докторскую колбасу кладут манную крупу, а главный ее, извините за выражение, ингредиент — мясо птицы, а вовсе не говядина со свининой высшего сорта. А в колбасе «летнего копчения» главная составляющая (она пишется на упаковке в составе продукта первой) — свиной шпиг. Как ни странно, колбаса эта была вкусная, но больше, разглядев дома «состав», я ее не брала: сало можно купить совсем по другой цене.

Мясо москвичи стараются купить на рынках в Подмосковье, благо, у многих там дачи. В московских магазинах и мясных ларьках говядина и свинина в основном импортные, у нее и вид-то… аппетит сразу отбивает. А если уж написано «антрекот российск. высш. сорт», то и цена на него будет 400 рублей кило.

Овощи во всех московских «Пятерочках» и «Перекрестках» дорогие, а качество их оставляет желать лучшего (радовала только белокочанная капуста по 4.60 за килограмм). А на базар в Москве надо ехать далеко: рынков тут тоже не хватает.

Почему же москвичи едят колбасу и пельмени с начинкой из импортного мяса, поддерживая своим полнокровным российским рублем иностранного производителя, вместо того, чтобы завозить в столицу наши продукты — донские, кубанские, ставропольские? Уж нам-то, южанам, есть что предложить москвичам. Вот только попробуй, пробейся в столицу со своим товаром, да еще в гипермаркеты или крупные торговые сети — все эти «магниты» и «пятерочки»!

Как–то это получается странно: по официальным данным, 19% всего розничного товарооборота России приходится на Москву. Но где же донская продукция на столичных прилавках? Всего два раза удалось мне купить «нашу марку»: подсолнечное масло производства холдинга «Юг Руси» и «Хлебцы — молодцы», сделанные в Гуляй-Борисовке ЗАО «Молодец». Все предприниматели, директора донских сельхозпредприятий дружно жалуются на то, что в Москву со своим товаром лучше и не соваться. Местная «торговая мафия» все равно не пустит. А если пустит, то «обдерет как липку» так, что назад, в Ростов, пешком пойдешь. Вот вам и «единое экономическое пространство!».

(Продолжение следует)