Со дня принятия закона о гражданстве РФ, поделившего обитателей огромной страны — СССР — на россиян и нероссиян, прошло почти 20 лет. Немало воды утекло и со дня массового исхода русскоязычных жителей из Чечни. Из тех, кто выжил и уцелел, много таких, кто до сих пор не решили своих проблем и чувствуют себя изгоями в родной стране.

Им не легче оттого, что они «попали под колесо истории», как любят выражаться политики. И как становится горько и обидно, когда читаешь письма таких людей, присланные в редакцию, и понимаешь, что ничем не можешь им помочь. Ведь отечественный закон о гражданстве несовершенен и по сей день … Надежда на то, что перемены возможны, родилась во время недавней командировки в Москву, где прошел «круглый стол» по проблемам безгражданства, убежища и миграции.

Организовали его в столичном Доме журналиста Альянс руководителей региональных СМИ России (АРС-ПРЕСС) и Представительство УВКБ ООН в России. Обсуждение застарелых больных проблем совпало с двумя «круглыми» датами, отмечаемыми в нынешнем году Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Это и 60-я годовщина Конвенции 1951 года о статусе беженцев, и 50-я годовщина Конвенции 1961 года ООН о сокращении безгражданства. Третья дата — 150-летие известного полярного исследователя Фритьофа Нансена, который был прародителем первого комиссара Лиги наций по делам беженцев, помогал голодающим в России в 20-е годы прошлого века и заложил гуманные стандарты (мандаты) отношения к беженцам и внутриперемещенным лицам.

Лед тронется?

Кстати сказать, если Конвенцию о статусе беженцев наша страна подписала давно, то Конвенция 61-го года не подписана Россией до сих пор. Однако у РФ все же есть — «…намерения взять на себя дополнительные обязательства в области международной защиты и сокращения безгражданства», заявил в Женеве 7 декабря нынешнего года заместитель министра иностранных дел России Г. Гатилов на Межправительственном совещании на уровне министров государств-членов ООН.

Если перевести с «дипломатического» на «русский», то это означает: отечественное законодательство о беженцах будет совершенствоваться, как и механизмы документирования лиц без гражданства.

«Помощь государства стала действенней нашей»

Катализатором всех этих процессов в России давно выступает Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев. В следующем году исполняется 20 лет работы этой организации в России.

УВКБ ООН на протяжении десятилетий является надежным партнером российского правительства, и по просьбе которого, кстати, решала проблемы внутриперемещенных лиц на Северном Кавказе.

Однако с лета 2011 года представительство УВКБ ООН во Владикавказе было закрыто, рассказала на заседании «круглого стола» Геше Карренброк, представитель УВКБ ООН по делам беженцев в России. Связано это с тем, объяснила она, что вливания российского государства в решение проблем на Северном Кавказе многократно возросли, стали более доступны людям, и эта помощь намного действеннее помощи УВКБ ООН, которая за 19 лет работы исчисляется в сумме около четверти миллиарда долларов.

Сменился вектор работы УВКБ ООН в России, а с ним — и направление денежных потоков, подчеркнула г-жа Карренброк. Теперь две трети средств пойдут на совершенствование мер по предоставлению убежища, а одна треть денег будет направлена на сокращение числа лиц без гражданства, что выразится в бесплатных консультациях и юридической помощи тем, кто в них нуждается.

Нужна юридическая подсказка?

За годы работы в России Представительство УВКБ ООН тесно сотрудничало не только с правительственными, но и общественными организациями. Представители многих из них принимали участие в работе «круглого стола». Их задача — подсказать людям, далеким от тонкостей закона и знания собственных прав, как обращаться в необходимые инстанции, как грамотно составить заявления.

Благотворительный фонд «Вера, Надежда, Любовь» оказывает юридическую помощь и представляет в судах интересы лиц без гражданства и тех, кто ищет убежища. Участница «круглого стола» адвокат Ольга Плыкина, кстати, бывшая жительница Грозного, предоставила для наших читателей, имеющих проблемы, номера телефонов фонда «Вера, Надежда, Любовь» в Москве, куда можно обратиться с интересующим вопросом. Вот они: 8-495-346-18-00; 8-495-346-18-01; 8-926-160-28-32; и адрес своей электронной почты oplykina@ yandex.ru

Своими координатами поделилась и представитель Международного комитета Красного креста Виктория Зотикова. Проконсультироваться с ней можно по телефону 8-495-626-54-26 или отправить сообщение по электронной почте vzotikova@icrc.org

Москва. Лукину

Именно так часто адресуют люди свои письма Уполномоченному по правам человека в России. И самое удивительное, что письма эти доходят. Если вы хотите обратиться с жалобой на действия должностного лица, от которого зависит решение проблемы, писать письмо в аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ лучше по адресу: 101000 Москва, ул. Мясницкая, дом 47, Уполномоченному по правам человека в России Владимиру Петровичу Лукину. Есть и электронный адрес lukin@rubnet.ru

Как объяснил на «круглом столе» представитель аппарата Сергей Ягодин (на фото), хотя В.П. Лукин и не обладает властными полномочиями отменить или изменить решение государственной структуры или должностного лица, но имеет возможность обратиться со своим мнением в прокуратуру или в правоохранительные органы, которые, как правило, не отказывают Уполномоченному и принимают меры. Кстати, ежемесячно в аппарат В. Лукина приходит до 4 000 писем с жалобами. «Мы не рассматриваем жалобы по существу, — особо подчеркнул С. Ягодин, — но мы даем оценку деятельности госструктуры и судебных решений, даем возможность присмотреться к работе отдельных госорганов и чиновников. Фактически — занимаемся делом нерадивого или некомпетентного чиновника. В 15% случаях жалобы рассматриваются положительно».

Хватит ли на собачью будку?

Особенно активную позицию по защите тех, кто «не живет, а пребывает» в России из-за несовершенства законодательства, занимает известный правозащитник Светлана Ганнушкина (на фото). Она возглавляет Комитет «Гражданское содействие» (т. 8-499-973-54-43; www.refugee.ru) и правозащитный центр «Мемориал», руководит сетью «Миграция и право» (т. 8-495-694-65-064; www.refugee.memo.ru). Светлана Ганнушкина — одна из тех, кто до сих пор не забыл, как были брошены на произвол судьбы сотни тысяч русскоязычных, вынужденных в разные годы бежать из Чечни, спасая свои жизни.

Многие из этих людей до сих пор так и не смогли обустроиться в своей же стране. За примером и ходить далеко не надо — одна из участниц «круглого стола» Наталья Васенина, сотрудник пресс-службы Московской областной Думы, в свое время бежала из Грозного. В Москве все эти годы она вместе с дочерью скитается по съемным квартирам. Ей даже не положены «компенсации» от государства — 120 тысяч рублей, выплачиваемые на семью в обмен за утраченные жилье и имущество, поскольку она покинула республику после 1996 года… И таких, как Наталья, много. А что же те, кому все-таки «повезло» получить «компенсацию»?

«На покупку какой собачьей будки хватит этих денег тем, кто потерял не просто дом и имущество, но родных, близких, здоровье, веру в справедливость?!» — возмущенно спрашивает Светлана Ганнушкина. При этом коренным жителям Чечни, утратившим жилье, правительство РФ определило компенсацию в размере 350 тысяч — почти втрое больше…

Еще один шанс стать россиянином

За «круглым столом» прозвучало немало критических слов в адрес отечественного миграционного законодательства. Досталось и Федеральной миграционной службе — за непрофессионализм ее сотрудников в глубинке; за раздутые штаты в республиках Северного Кавказа, где чиновников больше, чем беженцев; за провал программы по переселению соотечественников, которых в Россию прибыло лишь 63 тысячи — преимущественно из стран СНГ, хотя изначально рассчитывали, что на родину вернутся русскоязычные из США, Канады, стран Западной Европы.… Виновата ли в этом ФМС?

Не стоит забывать, что служба — всего лишь правоприменитель, обязанный выполнять законы, родившиеся в недрах Госдумы. А еще — о том, что за последние годы ФМС пережила шесть(!) реорганизаций, что не могло не сказаться на качестве работы. По большому счету, претензии стоит предъявлять не столько ФМС, сколько законодателям и высшему руководству страны, которое должно, наконец, проявить политическую волю и обозначить главные приоритеты России. Разве это не сбережение главного — человеческого — потенциала любого государства?

О работе ФМС на «круглом столе» достаточно подробно рассказал заместитель директора службы Николай Смородин (на фото). Из услышанного сложилось мнение, что на сегодняшний день ФМС — одна из наиболее компетентных организаций России, которая в деталях разбирается в самых разных аспектах нынешней ситуации с беженцами, перемещенными лицами и лицами без гражданства, трудовой миграцией. Потому вполне объяснимо, что именно ее сотрудники принимают участие в исправлении столь противоречивого и маловнятного закона о гражданстве, предлагают поправки в закон о беженцах, сотрудничая при этом и с неправительственными организациями — АРС-ПРЕСС, УВКБ ООН.

В честь юбилейного года Николай Смородин пообещал ввести упрощенную процедуру получения российского гражданства для тех, кто прибыл в РФ до ноября 2002 года — при условии, что у них нет другого гражданства. Просим обратить на это особое внимание тех читателей, кто много лет живет в России, до сих пор не имея статуса российского гражданина.

Даешь «амнистию»!

Впрочем, у журналистов, много лет пишущих на темы миграции, также есть своя точка зрения относительно того, как исправить ситуацию, облегчить жизнь сотням тысяч наших соотечественников, по разным причинам оказавшихся не нужными государству. Дело осложняется тем, что за эти десятилетия невнятной миграционной политики государства у «людей без паспорта» подросли дети. Сегодня это уже не подростки, а люди от 17 до 30 лет, у которых мощный потенциал — молодость, что так важно для стареющего населения России. Многие из них мечтают об учебе в вузах, другие — просто о работе на законных основаниях, третьи — о женитьбе или замужестве. Ни первое, ни второе, ни третье невозможно без наличия на руках главного документа — паспорта. Почему мы отвергаем этих молодых, упорно продолжая делать ставку на соотечественников из-за рубежа, которые не спешат на историческую родину, или на трудовых мигрантов?

Потому журналисты-участники «круглого стола» внесли ряд своих предложений, которые, по нашему мнению, способны изменить ситуацию к лучшему:

Сегодня в России выявлено более 65 тысяч «незаконных» паспортов, выданных людям в свое время органами ФМС на вполне законных основаниях. Сколько людей в России владеют такими же «липовыми» паспортами — одному богу известно. Предлагаем объявить владельцам таких документов «амнистию» — разовая процедура поможет восстановить и статус этих без вины виноватых людей, и справедливость. А еще — поставить точку в игре, участником которой может оказаться любой, считающий себя гражданином РФ на вполне законных основаниях.

Журналистам доподлинно известно, что существуют несколько вариантов законопроекта о гражданстве РФ. Среди них — и разработанный ФМС. Его достоинства не только в том, что он уже принят правительственной комиссией. Помимо этого, он короток и внятен — всего 2 страницы текста, доступного для понимания. А еще — прозрачен, что исключает его разные толкования. Предлагаем принять именно этот законопроект за основу.

ПредлагаемРФ присоединиться к Конвенции ООН 1961 года о сокращении безгражданства, что поможет решить целый ряд давно назревших в стране проблем.

Предлагаем признать детей, родившихся у родителей, один из которых гражданин РФ, гражданами России, если ребенок родился в России.

Предлагаем ввести жесткий контроль за единообразным применением закона о гражданстве в разных субъектах РФ, что поможет не только сохранению человеческого потенциала, но и снижению коррупции, а в целом уменьшит социальную напряженность в обществе.

Это лишь часть предложений, внесенных журналистами — участниками «круглого стола».

Услышат ли их в ФМС, Госдуме и в Правительстве РФ?