В субботу на Театральной площади в Ростове прошел санкционированный гражданский митинг. По мнению сотрудников полиции, здесь собрались около 300 человек, по подсчетам организаторов — втрое больше.

Последние акцентировали: митинг непартийный, это собрание обычных граждан, пришедших высказать свое мнение о последних событиях.

По словам организатора митинга Валентины Толмачевой, в списки выступающих включали всех, кто обращался с такой просьбой накануне, а выступали и вовсе в порядке живой очереди. Поэтому хотя митинг назывался «За честные выборы», говорили с трибуны о разном. Один оратор признавался, что «боится нынешней власти, не зная, что еще от нее ожидать». Другие, напротив, констатировали страхвластей перед народом. Кто-то использовал трибуну как возможность поговорить о своих организациях, а кто-то рассказывал о несправедливости, с которой столкнулся лично.

Выделялись из толпы сторонники «Парнаса», собирающие голоса за Явлинского, защитники Ходорковского и сторонники «Армии Навального». Две одетые явно не по погоде девушки в медицинских масках, держа антипутинский плакат, хотели «настоящей демократии». Одна из них требовала свободы для Ходорковского, «потому что его посадили, когда он сказал Путину правду в лицо». Другая рассказала, что ей на выборах дали уже заполненный бюллетень, но в милицию она не обратилась — боялась проблем в вузе.

Некоторых беспокоили нарушения конституционных прав граждан, в том числе во взаимоотношениях с правоохранительными органами. Так, группа молодых людей, расположившаяся на скамейках, видит прямую взаимосвязь между итогами выборов и отношениями полиции к гражданам. Стоящий рядом мужчина в очках и с всклокоченными волосами признался, что он против законопроекта о биотехнологиях: в нынешнем составе Госдумы закон явно примут, а вот при другом — нет.

Многие участники митинга пенсионного возраста пришли, чтобы «послушать, что говорят, и самому поговорить о наболевшем. Надоело на кухне ругаться». Молодые же митингующие хотят «показать власти, что являются гражданами».

Самый конструктивный вывод, к которому приходили участники ближе к концу митинга, — надо становиться наблюдателями в марте и следить за каждым бюллетенем.

Сменяли друг друга ораторы, то призывая сопротивляться «натовскому влиянию», то требуя отставки Путина и обвиняя в государственной измене правительство. Особой «фишкой», завладевшей под занавес вниманием участников, стал гражданин по фамилии Путин-Березовский. Борис Абрамович ничего нового не сказал, признался лишь, что он-то при любой власти проживет, а вот за других ему тревожно.

Но самым заметным персонажем на митинге стала музыка. Композиции патриотически-успокоительной направленности звучали из колонок театра им. Горького — как раз напротив «сцены», где выступали ораторы. Несмотря на динамики уже через десять метров от выступающих слов было не разобрать. Сотрудники театра от этой музыки открестились. Журналистам управляющий музыкальным пультом человек сообщил, что направил его сюда Дед Мороз. Позже, отвечая на обвинения блогеров, руководитель регионального исполкома «Единой России» Александр Нечушкин сообщил, что «во всяком случае, региональное отделение ЕР к этому не имеет отношения. Зачем единороссам сознательно указывать недовольным пальцем на себя, как на мишень?». Участники считали это как минимум «пакостью местной администрации»: всего один «посланник Деда Мороза» дискредитировал вертикаль власти куда сильнее, чем десяток таких митингов.

…Через полтора часа после начала митинга организаторы огласили резолюцию, аналогичную принятой ранее на проспекте Сахарова в Москве, — большинство оставшихся к тому моменту на площади проголосовали «за». После пообещали в микрофон» «Мы еще придем!» и завершили мероприятие. Минут через пять-десять площадь уже была пуста. По словам начальника ростовского отдела полиции №7 Дмитрия Танеева, нарушений общественного порядка на мероприятии не было.