18 января за большим столом в теплой кухне все члены семьи Дыхно, которые в тот момент находились в поселке Новомирском, собрались на чаепитие. Угощение скромное, но зато настроение, я бы даже сказала — состояние души — такое, что петь хотелось. А Елена —мама семерых детей, постоянно повторяла: «Я даже не верю, что все позади.

Я тогда отчаялась, надежду всякую потеряла…» Это было совсем недавно: в октябре в доме по улице Солнечной, 4 за долги отключили газ, а в декабре уже приставы звонили, собирались описывать имущество. Тогда все двери дома были завешаны одеялами, чтобы хоть как­-то сохранить условное тепло, и большая комната, в которой «базировались» пятеро школьников и их мама, обогревалась электрокамином.

Их пример — другим наука?

В ноябре в редакцию позвонила наша читательница — Виктория Плотникова, соседка Елены Дыхно, и сообщила, что в доме, где проживают семеро ребятишек, за долги отключили газ.

— Они сейчас замерзают, день и ночь электроприборы включены, а что будет, когда морозы ударят? Ведь впереди зима! — переживала женщина, сама мама троих детей.

Как же оказалась в такой непростой ситуации вполне благополучная семья? Неприятности начались в Новомирском как раз за год до злополучного отключения газа. Газета «Наше время» рассказала о злоключениях участников программы «Социальное развитие села до 2010 года» в материале «Прощай, «дорогая» Программа» (№ 36 за 9 февраля 2011 года). Три десятка семей — работники фермерского хозяйства, механизаторы, животноводы — после смены собственника не смогли оплачивать кредиты в банке, взятые для приобретения жилья: зарплата не позволила. Пришлось увольняться и искать работу на стороне — довольно далеко от новых домов. Семейство Дыхно, где семеро детей — пятеро школьников, а двое старших учатся в Азове в лицее, оказалось в такой ситуации самым уязвимым. У Алексея Юрьевича было несколько неудачных попыток устроиться на хорошо оплачиваемую работу — и на стройках юга пробовал, и по соседству — на луковой плантации, пока не доказал свою надежность в строительной бригаде в Ростове.

— Но за те восемь месяцев, что жили на мою зарплату — около пяти тысяч рублей — долгов накопилось больше, чем хвост у анаконды! — говорит Елена Дмитриевна. — И в банке, где с помощью властей оплату кредитов пролонгировали, и за газ. Когда ребенок болеет, а на руках копейки, куда пойдешь — в аптеку или в сберкассу кредит оплачивать?

За помощью обращаться считала бесполезным. Был случай, что ее одна чиновница «осадила»: «На какую помощь вы рассчитываете? Когда семерых детей рожали, о чем думали?».

Она­-то о детях как раз и думала. Жили на востоке области, в Ремонтненском районе, небогато, хозяйство к тому времени в упадок пришло, зарплаты не видели. Но зерно на заработанный рубль получали, и все были обуты, одеты, а подворье кормило: держали хозяйство — четырех коров, свиней, птицу, и, конечно же, был огород.

На новом месте — просторный дом, а вот хозпостроек — не было. Как бы ни к чему они были народу — работой­-то обеспечены. А поскольку в поселок высоких гостей вози­ли — вплоть до министра сельского хозяйства России, то портить вид современного микрорайона самодельными сараюшками не позволяли. Так что в качестве дополнительной точки опоры у людей остались одни огороды, живность держать негде.

Вот так и дошли вполне нормальные люди до «такой жизни», что пришлось ребятне сидеть в холоде и по нынешним меркам — в голоде.

Елена два письма местным властям написала — и в сельскую администрацию, и в районную, чтобы уплату долга отсрочили. Но ответа не получила.

Видно, на примере этой семьи всем решили показать, какая участь ждет неплательщиков…

До морозов успели…

После второго выступления газеты «Наше время» — в номере за 6 декабря в материале «Хорошо тому живется…», где мы всю историю семьи описали, никакой реакции властей не последовало. Многодетной маме даже не позвонили из администрации поселения, не спросили: «Тепло ли вам без отопления?». А ведь знают, что в щитовом деревянном домике даже печку, чтобы углем, дровами протопить, не поставишь! Словно все происходило в безвоздушном пространстве. И тогда редактор «Нашего времени» передала газету с материалом губернатору области Василию Голубеву. Было это 25 декабря.

Чаевничали и мечтали

А уже 26 декабря Елене Дмитриевне позвонили из сельской администрации, сообщили, что должны люди подъехать, будут рассматривать варианты, как дом к газу подключить.

— В три часа дня я уже «гостей» из района встречала, — вспоминает Елена Дмитриевна. — Очень хорошо они ко мне отнеслись, сочувственно.

Надо сказать, что разговорами дело не ограничилось: помогли семье оформить оплату долгов за газ в рассрочку на полгода. 16 января газ подключили.

— За ночь дом почти прогрелся, уже на следующий день было тепло, — наперебой рассказывали мне Слава и Юра, а их мама молча вытирала слезы.

— Спасибо большое всем, кто помог нам, — сказала Елена Дмитриевна. — Мы бы здесь в холода в сосульки превратились.

В общем, есть надежда, что зиму семья переживет нормально. У Алексея Юрьевича, наконец­то, появилась хорошая работа, в доме тепло, и Елена Дмитриевна на двух работах трудиться успевает. Хотя деньги небольшие, она им рада. Но впереди еще долгих одиннадцать лет, в течение которых надо будет погашать кредит в банке, выплачивать задолженность. И даже если суд признает, что семью в процессе строительства дома обманули, и сумму долга пересчитают, то это кардинально не облегчит задачу. (Следствие, кстати, идет давно, и выясняется, что на проекте хорошо «погрели руки»). Семерых детей и учить, и поднимать надо.

«Редакция газеты «Наше время» купит корову»

Вот за чаем и зашел разговор о возрождении в семье Дыхно личного подсобного хозяйства сродни тому, что они в Ремонтненском районе держали.

— Я двумя руками за подсобное хозяйство, — говорит Елена Дмитриевна. — Очень хочу кроликов развести. И коров бы с удовольствием держала. У нас было четыре буренки, так все дружно с ними управлялись.

— Мы с дедушкой — я, Женя, Катя, Дима летом по четыре дня в свою очередь коров пасли, — вставляет свое веское слово пятиклассник Володя. — Теперь еще легче будет — Слава и Юра подросли.

— Бычков тоже можно, — вставил молчаливый десятиклассник Дима. — Они дома на привязи стоят, им только сено косить надо, было бы где — справимся.

— Были коровы — каждый день молоко перегоняли, я делала брынзу, сами не торговали — сдавали тем, кто этим занимается, но это была хорошая поддержка для семейного бюджета. А здесь, в Азовском районе, на свежее молоко спрос.

И еще мне очень жаль, что дети в отрыве от хозяйства растут, — сетует Елена. — Им, конечно, без забот — вольница. Но хорошо ли это, что они сельский труд забывают? Разве тяжело мальчишкам клетки для кроликов смастерить? Сена накосить? Коров пасти? Вырастут — куда пойдут? В бармены, в охранники? А, может, кого­то и к земле потянет?

У меня на языке вертелось одно предложение: у нас в сельском хозяйстве с 2012 года по всем регионам будут внедрять уже обкатанный проект — «Семейная ферма». Там как раз есть предложения и для небольших личных подсобных хозяйств: на четыре коровы, можно и кроликов разводить, коз, нутрий, птицу. Одна проблема: не дадут семейству, имеющему задолженность по кредиту, никаких субсидий, никакой финансовой поддержки для начала своего дела. Такие семьи, как Дыхно, — в тупике. Но без еще одной точки опоры — без ЛПХ, никто не гарантирует, что большая сельская семья в еще более сложную ситуацию не попадет через год-­другой. Тьфу, тьфу, тьфу, конечно.

Вернувшись в редакцию, мы этот вопрос обсудили в коллективе, и у нас возникла идея. Купим для семьи Дыхно корову!

Логика проста: хочешь помочь людям — подай пример.

— Купим корову для многодетной семьи, сможем с легким сердцем к нашим читателям обратиться: кто чем сможет, пусть поможет. Дело в том, что Минсельхоз России пилотный проект «Семейная ферма» почти три года обкатывал в шести регионах, говорят, получилось. И в Ростовской области за это время без всяких проектов некоторые личные подсобные хозяйства до того разрослись, что по 150-200 голов КРС имеют. Но их — не так уж много. В новый проект «Семейная ферма», который теперь по всей России тиражируется, тоже далеко не все желающие войдут, поскольку льготы из федерального бюджета рассчитаны на 3 тысячи семейных ферм. А только на Дону семей, подобных Дыхно, где пусть не по семеро, а по трое ребятишек? Сотни! И когда еще придет их черед, когда для них подходящую программу придумают, а главное, деньги на это в бюджете найдут, помощники вырастут уже, да из села разъедутся!

А если мы просто всем миром поможем людям создать семейную ферму?

Одна будущая корова у семьи уже есть: этим летом родители Елены Дмитриевны подарили внукам телочку. Правда, она пока вдали от Новомирского подрастает — держать животину негде, сарая-­то нет!

Одну корову купит редакция. Кстати, эту публикацию владельцы КРС могут рассматривать как объявление и обращаться с конкретными предложениями по телефону: 8­918­592­31­24. Предпочтение отдадим буренке красной степной породы, после двух отелов, желательно проживающей в Азовском районе неподалеку от села Новомирское.

Ну а там, глядишь, кто-­то строительными материалами поможет, которые не пригодились и валяются, место занимают.

Кто — советом дельным: как теплый сарай для коров дешевле всего построить? Может, какие дедовские секреты вспомним?

Главное, чтобы и семейному бюджету не накладно было, и подворье не пустовало, и помощники в работе были задействованы. 

Для тех, кого идея заинтересовала, наши контакты: редакция газеты «Наше время» — 240-­63-­17. Куратор редакционного проекта «Семейная ферма» Наталья Нарсеева — 8­-918- ­592-­31-­24.

Писать: Ростов­-на-­Дону, пр. Буденновский, 37, редакция газеты «Наше время», проект «Семейная ферма», или по e­mail: nadezda912@rambler.ru