На этих фотографиях — несколько мгновений жизни навсегда вошедшего в историю Отечества, как, впрочем, и во всемирную военную историю тоже, одного из самых удачливых стратегов российской армии генерала Геннадия Трошева.

Легендарному русскому военачальнику вчера должно было бы исполниться 65 лет.

В 2000 —­ 2002 годы  в составе съемочных групп телестудии СКВО мне, ее редактору, довелось сопровождать Геннадия Николаевича Трошева в его стремительных рейдах по Северному Кавказу. Ситуации случались  разные. Бывало, перегруженный вертолет, не имея силенок подняться на безопасную высоту, шел на бреющем по дну контролируемого боевиками ущелья, и его запросто, словно в тире, можно было сбить выстрелом из автоматного подствольника сверху, с высоких скалистых склонов. Весьма серьезной обстановка оказывалась на переговорах Трошева с представителями районов и населенных пунктов Чечни. Об одной из подобных ситуаций он так вспоминал в своей последней книге: «Под Кади­Юртом я вел переговоры, но кто­то очень хотел их сорвать: спровоцировали местных жителей, несколько сот человек (преимущественно женщин), и они двинулись из селения Суворов­Юрт в нашем направлении. Настроены были враждебно. Как позже выяснилось, им сказали, что войска через несколько часов сотрут Кади­Юрт с лица земли…  Узнав о провокации, я вызвал на всякий случай пару вертолетов. Они стали кружить над нами. Однако, к счастью, военная сила не понадобилась. Увидев меня, толпа сразу успокоилась. Многие меня узнали, протягивали руки для рукопожатия… Вышла пожилая чеченка: «Люди, так это же Трошев! Он стрелять не будет! Расходитесь! Все будет нормально». Тогда в очередной раз сработал огромный авторитет генерала на земле, где он родился в семье фронтовика­летчика, где  провел  свою юность. Обычаи чеченского народа уроженец Грозного знал до тонкостей.

Пройдя ступени армейской службы от курсанта военного училища до генерал­полковника, командовавшего воюющим военным округом, до тонкостей знал Геннадий Николаевич и военное дело, науку побеждать. Успел написать обо всем пережитом, осмысленном и накопленном в трех своих книгах, каждая из которых ныне стала настоящей библиографической редкостью.

­Такого военачальника в Российской армии не было, наверное, более века, ­считает военный журналист и писатель  полковник запаса Сергей Тютюнник, один из главных помощников генерала в его литературных трудах. ­ Он берег не только своих подчиненных, но и чеченцев, их села, жилища. Умел находить с мирными жителями общий язык. И брал без выстрелов и потерь даже самые дальние районы, откуда население само изгоняло бандитов. Генерал­дипломат, он, пожалуй, первым в отечественной истории оценил и значение информационной войны. Да не только оценил, но и применил на практике, что в корне изменило мировое общественное мнение о событиях на Кавказе. Вообще он был совершенно уникальным сыном нашего Отечества. Именно при нем остановлено было кавказское кровопролитие, при нем же, но уже в качестве советника президента по делам казачества, был принят первый в новейшей истории закон о казачестве. Далеко не всем соотечественникам генерал был удобен, поскольку всегда открыто высказывал свое мнение, говорил людям правду. Таким он и остался навсегда в благодарной памяти людской.