В КСМ Дона многолюдно. Здесь готовятся к юбилею — в эти дни Комитету солдатских матерей Дона исполняется 20 лет.

— А ведь первой о том, что такая организация есть, рассказала ваша газета, — вспоминают женщины. — Тогда у нас не было ничего: ни помещения, ни столов-стульев, ни бумаги… Письма, запросы в воинские части писали на листах из школьных тетрадей. Сколько было радости, когда газета подарила нам ручки, бумагу, пачки конвертов! Первое время приходилось собираться прямо на улице — не было помещения.

Потом вели прием на квартире Елены Зюбровской — организатора и первого председателя КСМ Дона. Потеряв своего сына, Елена Харлампиевна стала спасать жизни таким же мальчишкам в погонах. Как ей сообщили из воинской части, ее сын погиб «в результате короткого замыкания». В эту версию она не поверила. Ездила в часть, добивалась судебно-медицинской экспертизы, искала свидетелей… Из собранной по крупицам информации выяснилось — причиной смерти стала «дедовщина».

— В 70-е — 80-е от «дедовщины» в армии гибли сотни ребят. Такие факты в воинских частях скрывали, — говорит Елена Харлампиевна. — Мы, матери, чьи сыновья не вернулись домой из армии, объединились и создали Комитет солдатских матерей Дона. Не могли допустить, чтобы родители ребят, которые шли в армию, испытали то горе, которое пришлось пережить нам. Стали оказывать им юридическую, правовую помощь. Отстаивали права военнослужащих срочной службы.

В журнале приема граждан тех лет — сотни обращений родителей, призывников, которым комитет оказал помощь. К тому времени он уже разместился в областном военкомате. Люди приходили, звонили каждый день.

С декабря 1994 г. по май 1997-го работа в комитете была особенно напряженной. С началом военных действий в Чечне КСМ Дона открыл «горячую линию». Сюда звонили из разных уголков страны родители, родные, друзья воевавших в Чечне ребят. Называли фамилии, просили узнать, нет ли их в списках тяжелораненых или погибших? Но добиться какой-либо информации от силовых структур женщины не могли — телефоны там не отвечали. Тогда, взяв плакаты «Прекратите войну в Чечне!», солдатские матери вышли на пикет к зданию областной администрации. И только спустя три месяца пикетирования, когда солдатские матери в отчаянии перекрыли дорожное движение на Большой Садовой, к ним вышли представители власти. Женщины просили: помогите получить сведения о раненых и погибших. На следующий день в обладминистрации собрались представители штаба СКВО, областного УВД, окружного военного госпиталя. Солдатские матери рассказали о поступающих ежедневно десятках звонков. Убеждали, что нужна обратная связь. Каждую минуту родители ждут сведений о сыновьях, но таких сведений в комитете нет.

После той встречи в КСМ Дона появилась информация о раненых и погибших в Чечне. Открылись двери в окружной военный госпиталь. Сюда солдатские матери везли гуманитарную помощь — все, что необходимо было раненым. Проводили для них концерты с привлечением самодеятельных артистов и школьников, привозили подарки к праздникам…

А потом в КСМ хлынул поток матерей воевавших ребят. Женщины ехали из Москвы, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, Владивостока, Рязани… Они метались между Чечней и Ростовом в поисках своих детей. В комитете вспоминают, как весной 95-го встречали из Чечни первую группу матерей. Ярко светило солнце, зеленела трава, а женщины — в камуфляжной военной форме: теплых брюках, бушлатах, зимних ботинках. Они думали, что пробудут в Чечне недолго, а искать сыновей по аулам пришлось всю морозную зиму.

Выдать матерям форму распорядился тогда командующий группировкой российских войск на Северном Кавказе генерал-лейтенант Анатолий Романов. Так они в ней и приехали в Ростов. Вещей переодеться не было — куртками, плащами «поделились» солдатские матери из КСМ Дона. Они устроили женщин в гостиницу, принесли им продукты, заготовки: соленые огурцы, помидоры, варенье. Потом сопровождали в окружной военный госпиталь. Радовались, если кому-то из матерей удавалось отыскать среди раненых сына. Но слез и горя было больше.

— Мы приходили с матерями в 124-ю лабораторию судебно-медицинской экспертизы, где шло опознание погибших, — рассказывает заместитель председателя КСМ Дона Светлана Ложкина. — У нас каждый раз разрывалось сердце, когда по фотографиям, фрагментам тел матери опознавали своих сыновей. Одной из мамочек эксперты показали маленький фрагмент тела — все, что осталось от погибшего, — по которому она опознала своего сына. Она не плакала, только причитала: «Как же я буду его хоронить?»

После окончания военных действий в Чечне в Комитете солдатских матерей Дона начал действовать психолого-реабилитационный центр для ребят, прошедших чеченскую войну. Многим из них солдатские матери помогли устроиться на работу, поступить в техникумы, вузы. А в 1997 г. комитет провел телемарафон «Эхо Чечни», средства от которого были переданы пострадавшим участникам чеченской вой­ны и семьям погибших воен­нослужащих. И продолжал вести работу с теми, кто шел в армию. Отстаивал их права. Участие солдатских матерей в судебных процессах 96-го, в результате которых 3350 выпускников военных кафедр вузов Ростова и области избежали незаконного призыва в армию в качестве рядовых, — одна из их побед.

И сегодня КСМ Дона остается востребованным у призывников, их родителей. Вот уже семь лет его возглавляет Любовь Горнушечкина.

— Наше общество меняется. Меняется и армия, — говорит Любовь Александровна. — Она стала более открытой. С созданием родительских комитетов при воинских частях родные и близкие военнослужащих могут посещать воинские части и видеть, как служат, в каких условиях живут, отдыхают сыновья.

Раньше у солдат не было возможности часто звонить домой. Сейчас — звони хоть каждый день, у каждого рядового есть мобильный телефон. В период призыва комитет проводит акции «Позвони маме». На призывных пунктах сотрудники КСМ Дона вручают родителям и призывникам sim-карты с льготным тарифом от оператора сотовой связи. В любой момент родители могут позвонить и узнать, как служит сын, как чувствует себя.

Есть, конечно, и проблемы. Они больше связаны с незнанием родителями Закона «О воинской обязанности и военной службе», других законодательных документов. А знать их надо. Для ликвидации юридической и правовой безграмотности родителей и призывников комитет проводит консультации и семинары.

Часто Любовь Александровна садится за руль стареньких «Жигулей» и отправляется по районам области. Вместе с начальниками отделов военного комиссариата Ростовской области на местах ведет прием родителей призывников, разъясняет тонкости призыва, рассказывает, как служат ребята. Проводит встречи с матерями, женами военнослужащих. И даже с их маленькими детьми (есть такая акция в КСМ Дона – «Малютка»). Дарит им игрушки, рассказывает, какую важную задачу выполняют их папы.

…В комитете постоянно звонит телефон. По ответам Любови Александровны на звонки понятно — речь идет о весеннем призыве.

— С началом призыва работы прибавляется, — говорит Любовь Александровна. — Спасибо вашей газете! Благодаря «Прямым линиям» у нас есть возможность отвечать на многочисленные вопросы призывников, родителей. По публикациям, а их за двадцать лет нашей дружбы с газетой было немало, читатели знают о КСМ Дона, его деятельности.

И снова — звонок: поздравления с юбилеем от ребят, которые служат в армии, но помнят «свой» комитет. Ведь на протяжении двадцати лет он остается в одном строю с теми, кто призван защищать Отечество.