Генерал-­лейтенант полиции Алексей Лапин: «…люблю свою работу!»

— Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Это вас беспокоит из Шолоховского района Валентина Федоровна. Ответьте мне, пожалуйста, на такой вопрос: является ли нарушением закона распитие спиртных напитков в школах, домах культуры?

— Естественно, это нарушение закона…

— У нас несколько лет в школе проводились празднества с распитием спиртных напитков. В результате в декабре прошлого года директора школы уволили. А учителя перешли пить в Дом культуры.

У моего мужа — магазин, где тоже торгуют алкоголем. Так он выступил против распития спиртного в подобных учреждениях. И на него начались гонения — склоки, жалобы. У него со здоровьем плохо стало. Директора Дома культуры он предупредил, что если на новый год там будут пьянки, он вынужден будет вызвать милицию…

— Давайте я запишу ваш вопрос, Валентина Федоровна, и мы его обсудим с министром культуры и с министром образования, чтобы раз и навсегда запретить распитие спиртного в школе и доме культуры…

— Нет, это касается и ваших сотрудников. Вылилась ситуация вот во что. В половину первого муж позвонил в полицию с жалобой, а участковый наш так и не выехал на место. А в полвторого ночи ко мне ворвался человек с разборками от дома культуры. Мол, супруг пожаловался в милицию…

С этим уже пришлось разбираться участковому. Ответ мне пришел только в середине февраля. В итоге во всем обвинили меня.

— Я понял суть вашего вопроса. Обязательно проведу силами аппарата ГУВД служебную проверку, и мы разберемся во всех сложностях вашего дела. В течение 10-15 дней вам придет официальный ответ.

— Да они вам ответят то же самое…

— Нет, к вам на место приедут представители аппарата ГУВД из Ростова.

— Я буду очень рада и очень признательна вам. До свидания, буду ждать проверку…

— Всего хорошего.

 

— Алексей Алексеевич. Живу я в Доме ветеранов, зовут меня Валентин Степанович. Я неоднократно обращался в областную прокуратуру, а они футболят меня в районную. Районная отсылает к начальнику следственного управления при УВД, который уже пятый год отказывается передавать дело в суд. Нас человек 800 пострадали, 183 миллиона 600 тысяч рублей пропали в сберегательной кассе…

— Под 30% деньги отдавали, наверное?

— Нет, под 26%. Они раньше находились на Сиверса, в автовокзале…

— Я запрошу ваше дело, и мы посмотрим…

— Но почему начальник следственного управления не передает в суд?

— Мы разберемся и  дадим вам ответ. Там, очевидно, большой объем работы…

— Пожалуйста, адрес я оставляю.

— Всего хорошего.

(В данный момент идет проверка. В деле действительно очень много материалов. Сразу же по окончании работы  мы сообщим о результатах  нашим читателям. — Ред.)

 

— Алексей Алексеевич, здравствуйте. Любовь Валентиновна с вами говорит. Я проживаю в Азовском районе. У меня сын-подросток, 16 лет. Проблема такая: сын вовсе не страшится комендантского часа. В 10 часов должен быть дома, но его не пугает, что может патруль забрать…

— И наказать родителей потом.

— Да. Что делать?

— А папы у вас нет?

— Нет, к сожалению.

— Что делать? Работать с ним надо — и нам, и вам. А какая у него компания, чем он занимается после 10 часов?

— Либо сидят в интернете, либо гуляют в парке, иногда играют на гитаре. Но время-то — десять, пол-одиннадцатого,  поздно, темно. Меня беспокоит то, что никто не обращает внимания на гуляющих поздно  вечером детей в парке, хотя отделение полиции — буквально в пятидесяти метрах. А еще на мои угрозы: можешь попасть в полицию — отвечает: «Да нас все равно не заберут…»

— Хорошо, я вас услышал. Мы обязательно займемся дополнительно этой проблемой. Тем более теплые дни наступают…

— Спасибо! До свидания.

— Всего доброго.

 

— Здравствуйте. Это Алексей Петрович беспокоит вас. Меня интересует такой вопрос: из Ростовской области посылали в командировки отряды милиции для наведения порядка в Чечне. Как долго сохранится эта практика?

— Пока что она сохранится и на этот год. А дальше — видно будет, Алексей  Петрович.

— Несмотря на  разделение округов, мы по-прежнему продолжаем посылать людей в командировки?

— Не только мы — вся Россия посылает туда своих представителей. Пока все останется, как прежде.

— Спасибо большое.

— Всего хорошего.

 

— Здравствуйте! Наталья Александровна из Ростова спрашивает. Скажите, пожалуйста, Алексей Алексеевич, при каких правонарушениях несовершеннолетнего могут доставить в отделение полиции? Я волнуюсь, потому что моему сыну сейчас пятнадцать, а случаи разные бывают…

— Доставить в отделение полиции могут за то, что несовершеннолетний находится на улице после 10 часов вечера, — по нашему областному законодательству. Кроме того, за совершение административных правонарушений, за совершение уголовных преступлений.

— А что входит в перечень административных правонарушений?

— Это и распитие спиртных напитков, и мелкие хищения…

— И нарушение правил дорожного движения?

— Если он управляет транспортным средством, не имея на это права в силу юного возраста. Более подробно перечень административных правонарушений вы можете изучить, обратившись к кодексу.

— Ой, спасибо вам большое, Алексей Алексеевич.

— Пожалуйста. Всего доброго, Наталья Александровна.

 

— Здравствуйте! Меня зовут Максим,  у меня к вам целых три вопроса. Буду благодарен, если вы ответите.

— Постараюсь.

— Как вы относитесь к такому большому числу фильмов о «плохих полицейских»?

— Я вообще не люблю некачественные фильмы. А про полицию… Иногда смешно это смотреть, иногда  досадно. Но вы же прекрасно понимаете, что нас, практиков, не приглашают в качестве экспертов. Вы помните фильмы «Сержант милиции», «Петровка, 38»? Это были имиджевые  картины, призванные воспитывать, привлекать в ряды правоохранительных органов молодых людей. Там работали серьезные консультанты, была хорошая литературная основа… Сейчас этого нет.  В угоду вымыслу режиссеров или выгоде продюсеров где-то показывают глупых милиционеров-полицейских, где-то приукрашают их достижения или приуменьшают. Фильмов, отражающих реальную картину в полиции, я сегодня не вижу. И я, конечно, против искаженного представления о полиции…

— Понятно. Тогда  второй вопрос. Не пора ли как-то начинать бороться с большим количеством передач  типа «Профессия — репортер» или «Очная ставка», где пропагандируются и показываются во всей красе убийства, изнасилования и другие преступления?

— Естественно, я являюсь противником подобных передач. Когда такая информация попадает на благодатную почву нездоровой психики, в результате это «выстреливает» в серийные преступления, которые нам потом приходится раскрывать. Давать ее на всю страну нельзя. Как это изменить? Наверно, добавить совести тем, кто выпускает все это в эфир…

— И еще один вопрос. Запретили распивать спиртные напитки в Ростове на улице Пушкинской и на набережной. Может, есть смысл запретить это делать на улицах по всему городу?

— Максим, мы начали проводить эту работу в 2010 году. На сегодняшний день определены уже более 100 мест, где запрещено распивать спиртные напитки. Причем речь идет не только о Ростове, но и о других городах и районах области. Уже 23 муниципалитета в этом нас поддерживают. Мы находим понимание и поддержку у губернатора, поэтому будем продолжать эту работу. Привлекаем студенчество — появились молодежные патрули.

— Мы будем очень вам  благодарны. Спасибо большое за вашу работу.

— Алексей Алексеевич, Лариса Анатольевна беспокоит. У меня вопрос по лазерным хулиганам. В 2011 году вы сказали, что количество таких атак будет расти в геометрической прогрессии. Тогда их было уже на начало года шесть. Сейчас мы о них ничего не слышим. Видимо, что-то сделано?

— Думаю, сыграли роль и грамотно проведенная кампания в средствах массовой информации, и то, что вопрос поднимался в Государственной думе. Одним из инициаторов его рассмотрения было как раз Главное управление внутренних дел по Ростовской области. Да и наша профилактическая работа — дополнительные наряды, разъяснительная информация — дали свои результаты. Уже месяцев восемь мы не сталкиваемся с лазерными атаками на территории Ростовской области.

— Спасибо большое. А то говорили, что Ростов — чуть ли не центр лазерных атак…

— Лариса Анатольевна, но вы же прекрасно понимаете: как только в средствах массовой информации что-то необычное появляется, это вызывает массовый интерес. Добропорядочные люди прочитали и забыли. А некоторым приходит в голову: дай-ка и я попробую.

— А что было сделано для того, чтобы они не смогли этого попробовать? Атаки ведь прекратились.

— Существует административная ответственность. И в Госдуме рассмотрели вопрос об уголовной ответственности за применение лазерных фонариков не по назначению. Это несколько остудило горячие головы.

— Спасибо большое.

— Всего доброго.

 

— Здравствуйте, меня зовут Татьяна. Работаю в компании «Вкуснолюбов». Расскажите, пожалуйста, о себе: какая у вас семья, есть ли у вас домашние животные, чем вы увлекаетесь?

— У меня – две дочери. Уже взрослые. Обе замужем. Старшая дочь родила мне внука – 2 года 3 месяца. У нас живут три собаки и кошка — две овчарки, спаниель и перс. Увлекаюсь теннисом, музыкой, чтением книг. Люблю разгадывать судоку, чем сложнее, тем лучше. И… люблю свою работу.

— Алексей Алексеевич?

— Да, слушаю вас.

— Можно вас по-граждански называть – наш товарищ уважаемый?

— Пожалуйста, как вам удобно.

— В декабре у вас было совместное заседание с министерством транспорта. Очень понравилось ваше выступление — правильно вы говорите. У меня вот стаж — 38 лет, был водителем 1-го  класса, мне 73 года, зовут Алексей Семенович. И я, как никто, знаю, что с дорогами у нас проблемы. Зачем же тогда милицию ругать? Наоборот, надо поддерживать — хорошо же работают под вашим руководством милиционеры. Я живу в Багаевском районе, Ажиновском поселении. Хочу выразить благодарность нашему участковому Андрею Анатольевичу Бобчуку. А еще  сотрудникам Багаевского взвода Донского отделения батальона № 1. Хорошо работают ребята, слаженно. Дай Бог, чтобы и оставалось такое положение.

— Спасибо вам, Алексей Семенович, за оценку.

— А еще у нас, стариков, проблема — техосмотр. Говорят, есть постановление, где написали, что уже в 60 лет человек  не может водителем быть. Раньше же нормально мы проходили техосмотр. Как нам быть? Куда же теперь обратиться?

— Давайте, я ваш вопрос запишу, и вам подскажут.

— Ну да, или в газете опубликуют. Дай Бог здоровья вам и вашим ребятам!

— Спасибо вам.

(Все необходимые разъяснения по поводу техосмотра на момент публикации Алексей Семенович от работников полиции уже получил. Ему подсказали ближайшие адреса, где проводится техосмотр. — ред.)

 

— Лапин Алексей Алексеевич, генерал-лейтенант нашей полиции, Главного управления внутренних дел по Ростовской области?

— Да, это я.

— Я — Смирнова Зинаида Ивановна. Ветеран войны, ветеран труда, вдова участника Великой

отечественной войны. Мне идет 94-й год.

— Дай Бог вам здоровья!

— Живу в Ростове-на-Дону, спокойно сплю. Знаю, что моя полиция меня и моих детей оберегает. По улице хожу спокойно, вижу молодых, здоровых, физически крепких людей в государственной полицейской одежде. Я очень благодарна вам за трудную, ответственную службу для жителей Ростова. Я не жалуюсь, я очень довольна работой нашего Управления внутренних дел. Только хочу иметь связь с участковым полицейским. Они у вас, наверно, тоже есть.

— Есть. А что, у вас нет участкового, Зинаида Ивановна?

— Нет. У нас был участковый. Но сейчас я не знаю, где они находятся. Раньше у нас была связь, а сейчас что-то прервалась. Я хотела, чтобы к нам, в микрорайон № 3 Кировского района, участковый полицейский пришел.

— Хорошо, придет к вам участковый.

— А еще я газету «Наше время» от 12 марта этого года берегу. Там написали о «мисс «Полиция» — «Как много девушек хороших». И ваша фотография там, вы поете… В ноябре празднуют День  полиции. Очень хочется увидеть и «мистера «Полиция», чтобы они были такими же чудесными, как ваши девушки.

— Я уже принял такое решение. Конкурс «Мистер полицейский» мы обязательно проведем.

— Ребята тоже будут выступать?

— Да.

— Это очень хорошо. А вам всем желаю здоровья.

— Спасибо вам за все.

— Всего вам доброго!

(Со своим участковым Зинаида Ивановна уже познакомилась – он посетил ее сразу же после окончания «прямой линии». — ред.)

 

— Алексей Алексеевич, добрый день. Меня зовут Ольга. Я хотела узнать ваше мнение вот по какому вопросу. Сегодня происходит очень много дорожно-транспортных происшествий по вине водителей, которые плохо знают правила дорожного движения. Скажите, полиция как-то контролирует обучение в автошколах?

— Да. У нас на сегодняшний день по итогам 2011 года 8 — 10% дорожно-транспортных происшествий совершаются по вине водителей, которые получили водительское удостоверение в течение года. Этот вопрос мы рассмотрели еще в прошлом году на оперативном совещании, где были не только представители подразделения ГИБДД, но и управления экономической безопасности. Если вы читали прессу, то знаете, что несколько автошкол мы в результате закрыли. И работу по контролю за автошколами мы продолжаем сейчас.

— Спасибо вам большое. Хотелось бы пожелать вам удачи, чтобы такой серьезный вопрос был у вас на контроле.

— Спасибо. Всего хорошего, Ольга.

— Алексей Алексеевич, Надежда Алексеевна из Азовского района дозвонилась. Мне не раз приходилось сталкиваться с работниками полиции. Но я ничего плохого не могу сказать. У меня во дворе собственный небольшой магазинчик. Одно время пара молодых людей забирала в некоторых торговых точках дневную выручку.

— Да, я слышал об этом, Надежда Алексеевна.

— Я вам хочу сказать: как только это произошло, работники нашей местной полиции моментально среагировали.  Они сразу прошлись по всем точкам, дали нам объяснение: как в таких случаях нужно действовать, как поступать. К нам приходил наш участковый капитан Жеребцов. То есть  не сделали вид, что ничего не произошло, а стали действовать и порядок навели. Мне это очень понравилось.

А в отношении смены названия — милиция-полиция — я не вижу разницы никакой. Остались те же люди, те же обязанности выполняют. Конечно, хотелось бы жить спокойно. Но я думаю, мы и будем жить спокойно.

— Мы стараемся делать все, чтобы в нашей области было безопасно и жить, и в гости к нам приезжать.

— А в прошлом году на майские праздники наша молодежь перебрала, и была драка. Позвонили в полицию, и ребята сразу же приехали, разобрались. Не то, что в 90-е: разбирайтесь, мол, сами. Так что — спасибо вам и удачи.

— До свидания.

 

— Здравствуйте. Меня зовут Зоя Григорьевна, живу на Западном в Ростове. У меня вопрос по введенному у нас комендантскому часу – после 10 часов несовершеннолетние должны сидеть дома.

— Да, правильно.

— Моему внуку 16 лет. Он ходит на тренировки, которые заканчиваются поздно. Пешком идет домой, поэтому иногда добирается только в одиннадцатом часу. Вдруг его задержит патруль, что делать? Его надо сопровождать?

— Думаю, в 16 лет его уже нет необходимости сопровождать. А он каким видом спорта занимается?

— Каратэ.

— Тем более, Зоя Григорьевна. Кроме того, он всегда может объяснить, почему оказался на улице в это время. Сотовый телефон у него есть?

— Да. А он может позвонить?

— Ему обязаны дать возможность позвонить. И он вполне может объяснить  работникам полиции, что возвращается с тренировки.

— Ну да — с ним же спортивная сумка. В общем, бояться не стоит? Штраф нам платить не надо будет?

— Нет. Это частный случай, который всегда можно разрешить на месте.

— Добрый день. Евгения из Ростова беспокоит. Вопрос в большей степени касается моего мужа. Он хотел бы устроиться работать в полицию — отслужил в армии, имеет среднее специальное образование, а сейчас получает юридическое.

— Какой курс?

— Первый оканчивает.

— Мы можем взять его полицейским патрульно-постовой службы или во вневедомственную охрану. А когда он получит высшее юридическое образование, мы можем перевести его на офицерскую должность.

— То есть  сокращение штата полиции после реформы не помешает ему устроиться к вам на работу?

— Если он хочет работать в полиции, физически здоров, то будет служить.

— В армии был  категории А…

— Отлично. Пусть приходит по месту жительства в территориальный орган внутренних дел, пишет заявление. Если все вакансии будут заняты, надо идти в УВД города.

— Спасибо вам огромное.

— Всего доброго, Евгения.

 

— Это вас жительница Зернограда беспокоит — Татьяна Геннадьевна. Хотела обратиться с криком о помощи. В июле 2010 года обокрали дом. Соседи видели, что кражу совершали двое, которых они могли бы опознать. Но процедура опознания не проводилась, меня не допросили ни разу, ни одного уведомления не было.  Даже не опросили никого. Через два месяца дело приостановили, и я написала в прокуратуру. Дело возобновили, прокурор взял его под личный контроль. А в 2012 году меня снова обокрали. И теперь почему-то во всех инстанциях даются сведения, что я сама инициировала кражу, чтобы очернить правоохранительные органы. У меня снова была взломана дверь, а после этого пришла на телефон СМС-ка с угрозами: мол, будем в дом залазить каждую неделю. Я написала заявление по этому поводу. И снова  ничего не расследуется…

— Я лично рассмотрю эти два факта кражи и поручу сотрудникам аппарата выехать в Зерноград, чтобы детально разобраться в вашем деле.

— Я буду вам очень благодарна. До свиданья.

 

— Здравствуйте. Меня зовут Виктория Павловна. Хотела вам рассказать об очень хорошей работе Кировского УВД. У меня в конце декабря обворовали квартиру. Я тут же набрала 02. Мне очень подробно и спокойно  объяснили, что делать. У меня в жизни такое первый раз случилось – конечно, я не знала, за что хвататься. Буквально через 10 минут приехали сотрудники полиция. Причем сначала ППС, потом – участковые…

— Работает система «скорой помощи» у нас.

 (Это – новшество, введенное в донской полиции: скорая правоохранительная помощь. Теперь у операторов службы «02» фиксируется не просто время звонка, но и время прибытия полиции на место. — Ред.)

— Да. Потом еще кинолог с собакой приехал. А ребята из ППС были все время рядом, очень корректно себя вели. У меня очень приятное впечатление осталось! В такой стрессовой ситуации у меня появилось чувство защищенности. Правоохранительные органы действительно работают. Я наконец увидела, куда уходят мои налоги. Я очень благодарна Кировскому УВД.

— Спасибо за добрую оценку, Виктория Павловна.

— Спасибо вам, что у вас такие хорошие сотрудники. Всего доброго!

— До свидания.

 

— Я — пенсионер МВД из Зернограда, Сергей Евгеньевич Кононыхин. Вопрос касается моего сына. Он был уволен из Зерноградского УВД в декабре прошлого года. В приказе об увольнении была указана выплата компенсации за недоиспользованный отпуск в 2010. На самом деле в тот момент, когда указано, что он находился в отпуске, сын  фактически был в командировке. То есть недооплата за неиспользованный отпуск у нас прошла по подложным документам. Как нам быть в этой ситуации?

— Напишите заявление на мое имя, мы его рассмотрим, разберемся. Если все происходило именно так, как вы сказали, обязательно произведем доплату.

— Есть. Спасибо большое.

— Добрый день, Алексей Алексеевич. Это бывший милиционер вам позвонил, Виктор Викторович. Проживаю на улице Тургеневской. Так вот, на улице Тургеневской, 76, на протяжении 10 лет торгуют в открытую наркотиками. Я их гонял, пока служил. А сейчас все об этом знают, но ничего не делается.

— Это происходит прямо на улице?

— Нет, в доме. Точнее, во дворе дома. Район — Кировский.

— Мы займемся этим адресом.

— Спасибо вам за понимание.

 

— Здравствуйте! Хочу представиться: Анатолий Терентьевич, мне скоро 75 лет. Сейчас заведую отделом в администрации Каменского района. Я хотел поговорить об участковых.  Вы знаете, я живу в Каменске-Шахтинском с 70-го года и за это время ни разу не видел своего участкового. Заинтересовался этой проблемой и решил у людей поспрашивать. Просто в маршрутке людям задавал этот вопрос. И никто ни разу не смог ответить ничего вразумительного. Думаю, аппарату ГУВД надо обратить на это внимание.

— Мы знаем об этой проблеме, занимаемся ею. В конце февраля я с таким же вопросом посетил 10 домов. В некоторых  знают участкового, а в некоторых — никогда не видели. В конце марта я планирую еще один объезд домовладений.

— А как же Каменск-Шахтинский?

— Тем же самым занимаются наши сотрудники по всей области.

— А то мы дважды приглашали участкового на собрание ТСЖ. Обещал, но не пришел…

— Что ж, занят был. Но вопросом работы участковых, Анатолий Терентьевич, мы занимаемся и будем заниматься.

— Хорошо. Всех вам благ!

— Всего хорошего.