Анна Ивановна Ткачук живет в поселке Донской Зерноградского района. Наша давняя подписчица. В очередном письме в «НВ» спрашивает: почему оказались забыты «дети войны»?

Она сама — из этого поколения. Ее детство закончилось, когда отец ушел на фронт и больше домой не вернулся.

«Нас, «детей войны», воспитывали наши мамы-вдовы, а начать работать пришлось с 12 — 15 лет, — пишет Анна Ивановна. — Все вытерпели — голод, холод, оккупацию. Жили в саманных хатах с земляными полами. Работали наравне со взрослыми. В школу ходить было не в чем, тетрадок не было — писали на газетах. Но тем не менее все вышли в люди, получили образование, участвовали в восстановлении страны, трудились всю жизнь. Сегодня воины-ветераны окружены вниманием государства, и это справедливо. А как же мы?»

Как раз об этом и говорили участники недавнего заседания Ростовской областной общественной организации пенсионеров, большую часть которой составляют дети военной поры.

Все они — люди преклонного возраста: за 70 и под 70. В категорию «детей войны» входят родившиеся в период с 22 июня 1941-го по 9 мая 1945-го: так решили депутаты Госдумы во время обсуждения законопроекта. Однако сам закон еще не принят, статус «детей войны» не определен, главный вопрос — приравнять их по льготам к труженикам тыла — не решен. Думцы обещают позднее вернуться к работе над законом. «Но ведь время работает против нас», — напоминают убеленные сединами «дети войны», которых становится все меньше, как и ветеранов…

— Почти все, что видим вокруг, создано трудом нашего поколения, восстанавливавшего страну, в науке, создававшего материальные ценности, от которых в итоге нам самим ничего не досталось, — говорит председатель Ростовской общественной организации пенсионеров Геннадий Петрович Белоусов. — Но сегодня речь даже не об этом. Мы не настаиваем на какой-то материальной помощи, а просим о моральной поддержке — со стороны местных властей, чиновников, руководителей высокого ранга. Хотим, чтобы нас услышали и с нами считались…