Я и предположить не могла, что в обязанности майора полиции может входить… игра в пейнтбол. Или — участие в спартакиаде подростков. Теперь знаю — так бывает.

Реструктуризация угольной отрасли сильно ударила по Новошахтинску. Закрылись все шахты, и город накрыла волна безработицы. Чтобы прокормить семью, многим бывшим шахтерам пришлось уехать. Москва, Сочи, Север России стали роднее, там проводили по месяцу, два или по полгода. Кто не нашел в себе сил так переменить жизнь, стал пить. Сколько семей разрушилось и сколько детей осталось без отцов за это время, точно не скажет никто.

В такой ситуации Новошахтинск должен лидировать в области по количеству беспризорников и уровню подростковой преступности. Но на протяжении нескольких лет город — один из лучших по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних. В 2011 году за «хорошие показатели, апробацию передовых методов, вовлечение в досуг состоящих на учете подростков» Новошахтинский ОПДН был признан базовым.

Что такого сверхъестественного делают сотрудники отдела, чтобы показатели были хорошими? И что в переводе на русский язык значит «апробация передовых методов»? Я напросилась в гости…

Каждый в отдельности

В «детской полиции» Новошахтинска (так ласково коллеги называют их отдел) работают девять человек. Сердце и душа этого коллектива — начальник отдела, подполковник полиции Татьяна Михайловна Паета. Добрая, понимающая, чуточку строгая и очень заботливая. И людей вокруг себя она собрала таких же. Здесь почти нет текучки кадров. Те, кто пришел сюда и смог понять и принять принципы работы Татьяны Михайловны, уже не уходят. Хотя среди полицейских престижной работа в отделе ПДН не считается.

— В молодости я считал, что могу сам поймать всех бандюг и жуликов, и заживет народ спокойно, счастливо. Когда предложили должность в отделе ПДН, даже стыдно как-то стало: я же мир могу изменить, а мне ерунду предлагают, — иронизирует старший инспектор отдела, майор полиции Сергей Епифанов, пока мы едем в «бобике» по первому адресу. Показывать, как работает и добивается хороших показателей отдел, мне решили, что называется, «прямо в поле». — А теперь меня отсюда гнать будут, я не уйду. Дети — самое важное в жизни, и чужих детей не бывает. Зачастую только мы и можем помочь ребенку в трудной ситуации.

Направляемся мы с Сергеем Геннадьевичем к Иващенко — давним знакомым отдела. В Новошахтинске создан Единый муниципальный банк семей, находящихся в социально опасном положении. Сегодня в нем 60 семей, в которых 130 деток. Все, кто занесен в банк, находятся на особом контроле отдела ПДН и комиссии по делам несовершеннолетних и защите прав при администрации города. На каждую семью составлена карточка учета, график посещения сотрудниками отдела и членами комиссии.

Иващенко — как раз из таких. В семье двое деток. Отец работает вахтенным методом.

— Самурай (так прозвали мужчину) и сам выпить — не дурак, но семью держит в строгости. При нем все более или менее спокойно. А когда его нет, сплошные пьянки, гулянки, друзья с подругами. Все это наблюдает детвора. Сейчас он как раз опять уехал, — поясняет мне Сергей Епифанов уже у двери.

В доме — невероятная грязь, обои кусками болтаются на стенах, на полу тряпки, какой-то хлам… Хозяйки и ребятишек дома нет. Куда они пошли, здоровенный детина в полубессознательном состоянии, которого разбудил наш стук в дверь, не ответил.

Инспектора вернутся сюда ближе к вечеру. В шесть часов рабочий день у сотрудника отдела ПДН не заканчивается. Могут вызвать и среди ночи. Поступил на пульт дежурного вызов, приезжает наряд, а там пьяный в стельку папаша с друзьями дебоширит, и ребенок полугодовалый в доме. Инспектор должен приехать, составить протокол и ходатайство о помещении малыша в больницу, вызвать медиков. Если ребенок постарше, его на время могут поместить в Новошахтинский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних. С этим учреждением у отдела ПДН очень тесные взаимоотношения.

Все вместе

В Новошахтинске, вообще, все, кто имеет к детям малейшее отношение и хоть как-то может помочь, вовлечены в систему профилактики: отдел ПДН, комиссия по делам несовершеннолетних и защиты прав при администрации города, органы опеки, городские отделы образования и здравоохранения, управление социальной защиты населения, Центр психолого-медико-социального сопровождения, учреждения культуры города, библиотеки, досуговые центры, Центр развития творчества детей и юношества, школы, училища, Новошахтинский филиал ЮФУ, «Красный крест»…

Годы понадобились Татьяне Паета, чтобы наладить такое взаимодействие. Зато теперь в городе, к примеру, существует «Регламент межведомственного взаимодействия органов и учреждений системы профилактики по предупреждению самовольных уходов несовершеннолетних». Может, поэтому за последние полгода в Новошахтинске без вести не пропал ни один ребенок. Все 22 «путешественника» нашлись.

— Если в городе, не дай бог, теряется ребенок, его ищут не только полиция и инспектора ПДН. Информация сразу же идет к медикам, в образовательные учреждения, транслируется по местному радио и телевидению. Даже диспетчера такси получают приметы ребенка и передают водителям. Недавно один гулена так и нашелся. Вышел из дома покататься на велосипеде, встретил знакомого из другого поселка. Тот предложил прокатиться к площадке Водяновой (современная детская площадка, подаренная городу благотворительным фондом Натальи Водяновой, известной модели. — Е.Л.). В темноте ничего лучше они придумать не смогли, как отправиться за 8 км от дома. Покатались, знакомый уехал. А девятилетний мальчишка сам не смог найти дорогу домой. На одной из улиц его заметил таксист и отвез домой, — рассказывает Сергей Геннадьевич, пока мы едем к следующей семье.

В машине инспектора долго поглядывают на меня с любопытством, а потом задают вопрос: «Ну и как тебе-то, что видела?» А как это может быть любому нормальному человеку? То, что существуют такие семьи, такие люди, все прекрасно знают. Но пока не сталкиваешься с этим нос к носу, как-то стараешься не вдумываться, не замечать. Между тем большинство деток из таких семей, спроси вы у них, предпочтут остаться с родной мамой, пусть и в таких условия, чем жить в интернате, где чисто, хорошо кормят и не пьет никто.

Бывают разные

Не новый, но опрятный домик в поселке Соколовка принадлежит добрым людям, которые просто пустили пожить сюда молодую семью. Кристине только недавно исполнилось восемнадцать, а ее сынишке уже полтора годика. Еще несколько месяцев назад и Кристина, и ее сын состояли на учете в отделе по делам несовершеннолетних. Теперь остался только Димка. Его отец Олег — сирота, недавно вернулся из армии, сейчас учится на сварщика. Получает пособие, на это и живут все втроем.

Когда мы подъехали, Кристина развешивала во дворе белье.

— Что ребенок кушал на завтрак? — сурово спрашивает старший инспектор отдела.

— Гречневую кашу с консервами, — немного запинаясь, отвечает молодая мать.

— А что будет у него на ужин?

— У нас молока немного осталось, сварим кашу манную, — отвечает Олег вместо почему-то растерявшейся Кристины.

— Почему в доме такая грязь? Ты что? Не можешь заставить ее прибраться? Тебе самому не противно жить в таком свинарнике? — наседает Сергей Геннадьевич.

— Мы как раз уборку затеяли, — оправдывается молодой отец. Следы процесса наведения порядка, и правда, заметны в доме.

— Ладно, — смягчается Сергей Епифанов. — Скоро приеду опять — проверю. А ты, Кристина, скажи «спасибо», что это я приехал, а не Галина Ивановна (ответственный секретарь городской комиссии по делам несовершеннолетних. — Е.Л.) или Татьяна Михайловна. Они бы тебе женские вопросы задавали, а я пока поверю на слово.

— Сергей Геннадьевич, почему вы так строго с ней? — спрашиваю на обратном пути.

— Она хорошая, добрая девочка и ребенка своего любит, — отвечает он. — Только ленивая и безалаберная немного, но это в силу возраста. Недавно вон мужа не было, а ей якобы нездоровилось, так она ребенка какой-то тетке отнесла — понянчить. С такими, как Кристина, главное — мозги на место вправить вовремя, и из нее толк получится. Каждый может ошибиться.

Уже сидя в отделе и беседуя с Татьяной Михайловной, я поняла, откуда берутся хорошие показатели отдела. Все дело — в отношении. И сама Татьяна Паета, и ее сотрудники — они неравнодушные.

— Бывает, смотришь, ну, хулиган чистой воды. Уже сколько раз у нас бывал: и беседовали, и ругали. Ничего не помогает. А потом узнали, что он цветы бисером вышивает. А бывает, что и ребенок положительный, и семья благополучная, обеспеченная, и вдруг кража из магазина. И что? Одежду. Три школьницы сотворили. Теперь условные сроки у них. В шестнадцать-то лет. Все дети разные. Но ключик можно найти к любому ребенку. Главное, понять, что ему интересно. Занять его, чтобы времени на глупости не оставалось. Каждому что-то интересно, — уверена Татьяна Паета.

Потому и устраивают инспектора Новошахтинского отдела ПДН для подростков, состоящих на учете, то дискотеки, то лекции, то походы в театр, в цирк своих подопечных вывозит, то мастер-класс по брейк-дансу организуют, соревнования по пейнтболу или спартакиаду. И не просто рядом постоят в это время для галочки. А побегают и попрыгают вместе со своими несовершеннолетними, потому что искренне заботятся о них и хотят помочь, а не просто работают. И дети эту искренность видят. И понимают, что ими действительно интересуются, что они нужны. А это очень важно для маленького человека, особенно если своим родным он не нужен…