Евгения Максимова, 26-летняя жительница поселка Матвеев Курган, находится сейчас в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет. Уходила в декрет с должности методиста по воспитательной работе оргметодкабинета отдела образования администрации Матвеево-Курганского района. Отпуск по уходу за ребенком до 3-х лет истекает в январе следующего года. А она решила выйти на работу раньше — с 1 сентября. Но…

— Когда пришла в отдел образования, — рассказывает Евгения, — от новой заведующей Галины Александровны Мась узнала, что моя должность сокращена…

Еще два года назад, объяснили Евгении, при прежнем заведующем А.Благодареве (он больше не работает) произошла реорганизация оргметодкабинета — с сокращением штатов, увольнением работавших на тот момент сотрудников. В итоге находившийся в структуре районо оргметодкабинет вообще перестал существовать. А вместо него был создан новый информационно-методический центр (ИМЦ) — самостоятельное юридическое лицо.

Должность методиста по воспитательной работе, выяснила Евгения, в нем имеется. Однако когда она обратилась к нынешней руководительнице ИМЦ Ирине Евгеньевне Аксеновой (до этого они вместе работали в оргметодкабинете, Аксенова была там методистом-библиотекарем), услышала от нее: свободных единиц в штате нет, на должность методиста принят другой человек…

— Я должна была бы насторожиться еще два года назад, — корит себя Евгения, вспоминая, как в июле 2010-го к ней домой приезжала Аксенова (в то время — еще коллега по методкабинету) с уведомлением о предстоящем сокращении ее должности.

— Но она тогда меня заверила, что это — чистая формальность: мое место, мол, как было, так за мной и останется, а просто называться будет по-другому — методист не кабинета, а информцентра, — восстанавливает тот разговор Евгения. — Я поверила. А оказалось — меня обманули…

— Реорганизация методкабинета произошла не при мне, а при Благодареве, я получила эту ситуацию уже в готовом виде, — напомнила Галина Александровна Мась корреспонденту «НВ». — Должность Максимовой была сокращена, принять ее нам теперь некуда, а ИМЦ — отдельная организация, мы к нему не имеем отношения. Но в то же время все понимают: нельзя бросать человека в такой ситуации, мы все — живые люди. Поэтому предложили Максимовой пойти работать учителем в 1-ю школу вместо ушедшей в декретный отпуск сотрудницы. Но Евгения Павловна отказалась. Мотивируя тем, что это, мол, работа временная — всего на полтора года, а потом ей опять придется что-то искать. Но ведь за полтора года много чего может измениться…

— Мы вообще могли бы ничего Максимовой (у нее, между прочим, два диплома: преподаватель литературы и учитель-логопед. — Л.К.) не предлагать, поскольку она уже не наш сотрудник и не нужна нам, у ИМЦ тоже нет перед ней никаких обязательств, — вот так откровенно выразилась юрисконсульт районо Наталья Петровна Колесникова. — О предстоящем сокращении ее оповестили, требуемая процедура соблюдена. Сейчас ей от нас послано заказным письмом уведомление о предстоящем увольнении. В нем также разъяснено, что она может расторгнуть с нами трудовой договор и до окончания отпуска…

Вот спасибо, люди добрые! Максимова вроде как продолжает числиться в отделе образования (в силу ст. 256 

ч. 4 Трудового кодекса РФ место за находящимся в отпуске по уходу за ребенком работником, сказано в письме, сохраняется). И в то же время ее здесь нет, поскольку должность исчезла. Получается, женщина зависла неизвестно где, в параллельном мире или виртуальном пространстве. Однако при этом начальство строго ее предупреждает о предстоящем расторжении трудового договора. Но как можно расторгнуть то, чего (сами же утверждают) нет? Или все-таки есть, а Максимову лишили должности незаконно?

— Безусловно, за находящейся в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до 3-х лет женщиной место должно реально сохраняться, — сказала корреспонденту «НВ» исполняющая обязанности руководителя Гострудинспекции РФ по Ростовской области Г.Ложун.

…Валентина Ивановна Мареева, управляющая Ростовским региональным отделением Фонда социального страхования РФ, на днях проводила в «НВ» «горячую линию». К ней тоже поступил звонок с рассказом о произошедшем с Евгенией Максимовой.

Ответ В.Мареевой был однозначен: никто не имел права сокращать должность находящейся в отпуске по уходу за ребенком женщины. «Пусть она напишет заявление на имя работодателя, что в связи с истечением отпуска… и т.д. просит принять ее на работу, — посоветовала Валентина Ивановна. — И посмотрим, каков будет ответ»…

А консультант правового отдела Ростовского регионального отделения Фонда социального страхования РФ Анна Александровна Матвеева процитировала корреспонденту «НВ» выдержку из документов судебной практики в сфере трудового законодательства: «…даже в случае, если работодателем было принято решение о сокращении численности (штата) работников, занимаемая работником, находящимся в отпуске по уходу за ребенком, должность (соответствующая штатная единица) не может включаться в число должностей (единиц), подлежащих сокращению».

Она созвонилась с Галиной Александровной Мась и объяснила ей все, посоветовав урегулировать вопрос с восстановлением Максимовой на работе, не доводя дело до суда. Поскольку перспективы тут очевидны — закон на ее стороне. «А мы, если понадобится, поможем составить исковое заявление, поддержим в правовом плане», — пообещала А. Матвеева.

…Несмотря на эту поддержку, настроение у Евгении сейчас подавленное. Мучает неизвестность, она чувствует себя загнанной в угол. Да к тому же… еще и вынуждена обороняться. Уже не раз и не два слышала в свой адрес: зачем, мол, затеяла эту борьбу? «В итоге может так выйти, — предупреждают доброжелатели, — что тебе теперь нигде не дадут работать — будут съедать. Непокорных ведь не любят…»

Что ж, не исключено. Но придется держать удар. У Евгении нет другого выхода: на руках ребенок.

Жаль, что в бытность прежнего заврайоно в штате не нашлось подкованных юристов, которые бы объяснили, что нельзя совершать с людьми такие пертурбации. А теперь новому начальству приходится расхлебывать заваренную на чужой плите кашу. Ведь, оказывается, не одна только Максимова в такой ситуации: есть и другие сокращенные «декретницы» из числа бывших сотрудниц оргметодкабинета. Как они собираются выходить из положения, непонятно.

Будем считать эту публикацию официальным обращением в Гострудинспекцию РФ по Ростовской области. Надеемся, специалисты разберутся.