О смерти дяди ростовчанин Игорь (имя изменено. — Л.К.) узнал вечером из звонка своей тетушки.

Хоть прошло уже несколько часов, но та никак не могла прийти в себя от потрясения, которое пережила, придя домой и обнаружив брата (немолодого, не слишком здорового, но особо ни на что не жаловавшегося) мертвым.

Плача, набрала номер еще одной своей сестры, попросив поскорее приехать. И все так же с рыданиями позвонила в «скорую помощь», сообщив об умершем. Однако по «03» ей ответили, что к покойникам медбригады не выезжают, справок о смерти не выдают, посоветовали успокоиться и позвонить в полицию. Что женщина и сделала.

Дальнейшие события разворачивались стремительно…

Приехал наряд полиции ОВД Железнодорожного района. А с ним — два молодых человека, которые сразу же объявили сестрам (вторая к тому моменту уже подъехала), что будут заниматься похоронами.

Те были в состоянии шока. Не знали, что им в первую очередь делать — то ли продолжать горевать, то ли бежать куда-то за справками и хлопотать о похоронах, поэтому сообщение парней было как неожиданный выход из положения. Полицейские, убедившись, что труп — не криминальный (без признаков насилия, суицида и т.д.), быстро отбыли.

А молодые люди, не мешкая, вынесли покойника из квартиры, погрузили в свой микроавтобус и уехали, прихватив паспорт умершего. Куда повезли труп? В «судебку» (обл­бюро судмедэкспертизы на территории Ростовской БСМП-2) на вскрытие, было сказано сестрам.

Хотя, как известно, если человек при жизни наблюдался в поликлинике и там есть его карточка с записями о болезнях, то справка о смерти выдается в самом медучреждении. Проблем обычно не возникает. Иногда для перестраховки врач приезжает в дом к умершему посмотреть на него, но это, скорее, исключение из правил.

 — В случае с моим дядей тоже, считаю, вполне можно было бы обойтись без вскрытия и никуда не увозить тело, а утром спокойно сходить в поликлинику — и все, — говорит Игорь. — Но обе тетушки пребывали в стрессе, им можно было внушить что угодно. Сами потом признавали: их, как говорится, взяли «тепленькими».

Однако названная похоронными агентами (те в конце концов представились  — сотрудники похоронной компании «Реквием») сумма женщин потрясла — 27 тысяч рублей. За гроб, венки, ободочек, ленточки и т.п. А за катафалк, землю, копку могилы и прочее надо было, плюс ко всему, заплатить отдельно. Оформив в похоронном бюро на Соколова, 34 — структурном подразделении муниципального унитарного предприятия специализированных коммунальных услуг. По закону только оно имеет право решать связанные с погребением вопросы, в его ведении находятся кладбища.

…Утром Игорь вместе со своим знакомым отправился в представительство «Реквиема» на улице Мадояна с намерением отказаться от услуг стоимостью 27 тысяч. Но не тут-то было.

Основные услуги, объяснили им, уже выполнены: справки о смерти и для представления в соцзащиту по поводу компенсации расходов на похороны — мол, уже на руках у сотрудников «Реквиема». «Так что платите, — было сказано пришедшим. — Зря, что ли, мы хлопотали, возили труп в морг, договаривались…»

— Стоп! — вступил в разговор спутник Игоря, успевший к тому времени созвониться с бюро судмед­экспертизы. — Во-первых, для планового вскрытия никакой оплаты не требуется, не вводите нас в заблуждение. Во-вторых, сейчас 11.00, анатомирование еще не завершилось, а справка уже у вас на руках, тогда как документы по результатам вскрытия выдаются в облбюро, согласно расписанию, только после 14.00. А вы, значит, смогли их получить заранее?

Крыть было нечем, и сотрудники «Реквиема», недовольные (рыбка срывается с крючка? — Л.К.), пошли на попятную: согласились на оплату одних только справок — с тем и распрощались. Хотя (для сведения), если б не навязчивое посредничество «похоронщиков»-частников, то справки ничего бы родне покойного не стоили — они выдаются бесплатно.

— После появления в прошлом году в СМИ публикаций о действиях частных похоронных фирм (корреспонденция в «НВ» на эту тему называлась «Бизнес на смерти» — в номере за 22 апреля. — Л.К.) в течение примерно полугода с их стороны наблюдалось затишье, а сейчас они опять активизировались, — говорит руководитель одного из филиалов МУП специализированных коммунальных услуг Олег Владимирович Копаев. — Самое неприемлемое — практикуемые методы. Ведь организация похорон — очень деликатное дело. А тут без вызова и объяснений в квартиру, где только что кто-то умер, заявляются незнакомцы и, не стесняясь, берут в оборот находящихся в стрессе родственников. Забирают документы, тем самым связывая по рукам и ногам, а потом выставляют раздутый до невероятности счет. Получается, навязывают свои услуги, пользуясь обстоятельствами и лишая людей возможности выбора…

А вот подоспел и самый главный вопрос: откуда к частникам поступает информация об умерших? От полиции и медиков? А вы попробуйте докажите!

Столичные чиновники, давно озабоченные перекосами в похоронном бизнесе, когда к одному умершему приезжает по нескольку агентов от разных фирм и идет самая настоящая «борьба за трупы», признают, что доказать факт продажи информации — это самое сложное.

У нас — то же самое: всегда найдется чисто житейское объяснение.

В случае с дядей Игоря, не исключено, ответят: а возможно, «похоронщики» случайно услышали на улице обрывок разговора полицейских и просто взяли да поднялись вслед за ними по лестнице?

В недавнем случае с бабушкой из Советского района, жаловавшейся сотрудницам муниципального предприятия на Соколова, что к частникам-«похоронщикам» ее направила выписывавшая справку о смерти врач поликлиники, тоже наготове приличное объяснение. Дескать, просто доктору попалась на глаза вывеска похоронного бюро, а в момент оформления бумаг неожиданно вспомнилась. Вот и дала бабушке совет — исключительно по доброте душевной…

Когда-то для похоронных фирм требовалось лицензирование, но потом это требование было отменено. В Москве попытались вернуться к нему, однако пока не удалось. Зато там введена обязательная аттестация частных похоронных агентов, что вызвало в их среде протестный шум. Но факт есть факт: теперь агенты, являясь к клиентам, обязаны иметь при себе удостоверение с координатами своей фирмы и сведениями об аттестации.

А еще московским правительством поданы в Госдуму предложения о внесении поправок в Уголовный кодекс об ответственности за разглашение конфиденциальной информации об умерших и торговлю ею. Решение, принять их к рассмотрению или нет, еще не принято. Ждем…

Ну а пока все это еще не обрело законодательную форму, рядовым гражданам следует уяснить кое-какие истины, чтобы не угодить в ловушку.

Частные похоронные фирмы — это посредники, берущие деньги за свои услуги. Хотя получить справки, оформить похороны в МУП специализированных коммунальных услуг (единственной, повторим, структуре, которая только и имеет право этим заниматься) вы можете и сами. Вызов труповозки (в случае смерти на улице, в присутственном месте) — бесплатный. Паталого-анатомическое вскрытие — тоже. Так же, как и выдача справок (см. выше).

Если у вас есть финансовая возможность освободить себя от этих печальных хлопот и перепоручить все частной похоронной фирме — пожалуйста. Если нет — никто вас не обязывает соглашаться на предложенные частными агентами условия и суммы, да и вообще их появление у вас в квартире без приглашения незаконно.

Однако — еще одна деталь: практика показывает, что люди обычно опасаются жаловаться в официальные инстанции на «похоронщиков»-частников. Горюют о потерянных деньгах, расстраиваются, что с ними так поступили, но предпочитают все спустить на тормоза. Руководствуясь, может, суеверными предубеждениями, а может, еще чем-то. Пока так все обстоит. 

На улице Профсоюзной в Ростове частная похоронная фирма разместилась как раз напротив поликлиники горбольницы №7. Ну и соседство… Был когда-то анекдот: «Баня. через дорогу – раздевалка». На Профсоюзной окна медучреждения и похоронного бюро, как в песне, смотрят друг на друга вечером и днем. Типа: вы лечите, а мы похороним? Бедные пациенты поликлиники, у которых перед глазами постоянное «memento mori»…