Ивану Ивановичу Григорьеву из Песчанокопского района стоило немалых усилий отстоять права сельских учителей в плане выплат им коммунальных компенсаций. Прошел через суды, бесполезные обращения к чиновникам, инсульты, но в Верховном суде его правоту все-таки признали. Уж после этого, думал Иван Иванович, и он сам, и его коллеги, конечно же, станут получать положенное по закону. Но не тут-то было.

Педагог обратил внимание: согласно федеральному закону «Об образовании» сельские учителя имели право на предоставление компенсаций расходов на оплату жилья, отопления и освещения без каких-либо ограничений. Однако постановление администрации области №534 ограничивало получение компенсации долей занимаемой площади. Вот и стал обращаться Иван Иванович куда только мог, пока в это самое областное постановление согласно определению Верховного суда не были внесены соответствующие изменения. Формально 28 июля прошлого года постановление перестало противоречить федеральному закону, и сельским учителям, казалось бы, должны были бы с указанного дня возмещать оплату коммуналки вне зависимости от количества проживающих с ними людей. Между тем на деле этого не произошло. Сегодня, как и год назад, все по-прежнему: проживает учитель в хоромах и никто с ним не прописан, — начисляется ему большая компенсация, а живет, например, молодая учительская семья в небольшом домике с детьми — выплата выйдет у них мизерная.

Спросил Иван Иванович в УСЗН Песчанокопского района, почему там не исполняют закон — не начисляют деньги по-новому? Там отвечают: распоряжений от вышестоящего органа не было. Когда же мы обратились в министерство труда и социального развития области, там ответили, что постановление в силу-то вступило, только неправильно его понимают. Мол, оплата учителям компенсаций у нас производится исходя из стандарта стоимости коммунальных услуг на 1 кв. метр. И в этот стандарт входят не только положенные по закону «Об образовании» отопление и освещение, но электро- и газопотребление вообще, да к тому же еще водоснабжение и водоотведение.

В общем, якобы областной закон нисколько не умаляет перечень предоставленных федеральным законом льгот, наоборот — расширяет. Постановление же Верховного суда, как собственно и внесенное в областное законодательство изменение, касающееся того, что доля занимаемой площади учитываться при начислении компенсаций не должна, игнорируются. Вернее, в министерстве ссылаются на 31-ю и 69-ю статьи Жилищного кодекса, где говорится о том, что члены семьи несут с собственником солидарную ответственность за содержание помещения. Однако в министерстве забывают указать: относится это только к дееспособным членам семьи. То есть брать в расчет при начислении компенсации учительских детей, если учитывать все тот же Жилищный кодекс, уж точно не должны бы были даже при все еще фактически действующей в области системе начисления.

Не совсем понятно и объяснение по поводу расширения перечня льгот. Стандарт стоимости коммунальных услуг, как было сказано выше, учитывает, действительно потребленные газ и свет, водоснабжение и водоотведение, но каким образом? Этим вопросом задавались и корреспонденты нашей газеты, и читатели. Все мы получали из министерства сложнейшие объяснения и формулы, понять из которых что-нибудь было невозможно. Если очень обще, то ответ сводился всегда к одному: все очень сложно, но неучтенных моментов нет. Верится в это слабо. Например, наш читатель из Октябрьского сельского района Сергей Васильевич Трифонов прислал нам расчеты, по которым видно, что до того, как стали начислять компенсации в соответствии со стандартом, он получал больше. Более того, ряд недостатков при формировании стандартов был выявлен и во время проверки, проведенной не так давно контрольно-счетной палатой области. Устранить недочеты, конечно же, должны. Но можно ли быть уверенным в этом простому гражданину, тому же, например, Ивану Ивановичу, если он не может добиться изменений, даже имея на руках постановление Верховного суда?

Недавно Григорьев получил ответ от уполномоченного по правам человека в Ростовской области А. Харьковского, где действия педагога полностью поддерживаются. С одной стороны, это радует и вызывает надежду на то, что учитель английского языка все-таки победит «когда-нибудь» бюрократический беспредел в этом вопросе. С другой — не очень верится, что это «когда-нибудь» настанет при нашей жизни.