Не дает южной столице покоя пример столицы федеральной. В Москве построили монорельсовую дорогу и ополчились на трамвай — и в Ростове, изведя многие трамвайные маршруты, заговорили было о строительстве монорельса. В Москве на рубеже веков рынки оккупировали стадионы — и тут же за пределы Ростова разнеслась слава рынка «Гулливер» на стадионе «Ростсельмаш».

Рынки сменились торгово-развлекательными центрами — и в Ростове их принялись сооружать с подлинно столичным размахом… В Москве поражают воображение многокилометровые пробки — и Ростов готов потягаться с ней по этой части, приближаясь к транспортному коллапсу… И вот свежий пример. Трогательное градостроительное единомыслие двух столиц явила нам недавняя презентация проекта развития центра Ростова.

«Во имя и на благо»…

Называется проект, конечно же, «Ростов-Сити». Подобно столичной «Москва-Сити», чьи башни-небоскребы сгрудились на Пресненской набережной. Одна из них, строящаяся уже который год и поименованная «Федерацией», превратилась, благодаря недавнему пожару в новую московскую достопримечательность.

Высотки «Ростов-Сити» пока обходятся без такой славы. Большинство их имеется только в чертежах, а немногие возводимые превратились в долгострой — не хуже московских. Что не помешало основным участникам проекта, среди которых концерн «Покровский», группа компаний BrandHouse, девелоперская группа BAZA Advance Group и еще ряд фирм со звучными названиями, пышно представить свое детище. Звучали речи, возвещавшие о появлении «статусного, современного пространства» и уснащенные терминами на птичьем языке: «территориальный бренд и кластер специализированных площадок», «синергия культуры, образования, бизнеса и досуга» и т.п. И коль скоро проект был презентован в рамках форума с названием «Город для жизни», то хватало восклицаний типа «мы строим жилье для людей!». Целевой аудиторией проекта назывались все ростовчане. Их приглашали разместиться в «локации, в которой предусмотрены все последние мировые тенденции».

Вспоминается анекдот про лукавый лозунг советской поры «Все во имя человека, все для блага человека» и его вывод: «Я, кажется, знаю имя этого человека». Вот и я рискну предположить, что знаю целевую аудиторию, обозначенную авторами проекта и нацелившуюся (уж простите такой каламбур) на сто тысяч квадратных метров в центре Ростова. И это отнюдь не обитатели домов, подлежащих сносу. В 16-23-этажных высотках, которые должны вырасти на этом месте, жилья для них не будет. Удел таких людей — покинув свои обжитые поколениями дома — обосноваться где-нибудь на окраине.

А те башни, что должны подняться на месте особняков старого центра Ростова, вечерами будут стоять с темными окнами. Их просторные квартиры скупят «сильные мира сего». Не для того, чтобы жить, а чтобы вложить в жилплощадь капиталы. А со временем, может, и толкнуть ее по спекулятивной цене. Схема известная и отработана годами. Так что какое уж там жилье? И каким людям оно предназначено?

Пустеющий город

Еще в школе на уроках английского нам рассказывали про лондонский Сити, вечерами становящийся безлюдным. Тогда это поражало: как может пустеть самый центр большого города? В ту пору центр Ростова действительно отличался обилием света и нарядной публики. Зато сейчас Ростов объективно превращается в капиталистический мегаполис со всеми его малоприятными чертами. Одна из них — выдавливание из центра жителей и не приносящих немедленной и ощутимой прибыли организаций. Авторы проекта так и заявляют: мол, появление «Ростов-Сити» «благоприятно с точки зрения внутреннего маркетинга», а пресловутое «статусное пространство» даст «ощутимые шансы для улучшения инвестиционного климата». Под коммерческим натиском не устоял и уже съехал с центральной улицы города Банк-лицей. Его крепкое и радовавшее глаз здание — из тех, что называются исторической фоновой застройкой, отдали под снос. Теперь на том месте — бетонный каркас долгостроя. Упорно намекают на переезд из Дворца детского творчества другому знаковому для Ростова учебному заведению — Гимназии юных исследователей. Надо сказать, в желающих занять это и другие помещения Дворца недостатка не наблюдается.

О многих зданиях, всегда бывших лицом центра южной столицы, можно сказать немало грустного. «Наше время» не раз писало о том, как ветшает на главной улице Ростова сознательно заброшенный дом работы архитектора Нидермайера. Как безумные реконструкции превращают фактически в ничто неподражаемый «Красный домик» на углу Крепостного переулка и Большой Садовой и «Доходный дом» на Кировском. Как с неприличной быстротой ростовские власти дали было «добро» на снос сгоревшего при странных обстоятельствах памятника регионального значения на другом углу того же Крепостного переулка. Большая часть названных объектов располагается именно там, где в будущем призваны засверкать зеркальными стенами небоскребы «Ростов-Сити». Но свой Сити у Ростова, похоже, уже появился. С роскошными витринами и претенциозными «заграничными» вывесками магазинов и банков. И пустеющий к концу дня совсем как лондонский. С каждым годом людей в центре южной столицы вечерами становится все меньше.

Держись, Вандербильдиха!

Ну а что поднимется на месте обреченных на снос особняков и двориков? Об этом можно судить по недостроенным стеклобетонным башням позади Покровского храма. Мало того, что стилистически они конфликтуют и со зданием церкви (хотя то и является новоделом), и даже с современной постройкой Музыкального театра напротив. Ломая симметрию, высотки диссонируют с архитектурным обликом сразу двух центральных магистралей — Большой Садовой улицы и Кировского проспекта.

Можно вообразить, какую мы получим «локацию», когда удастся завершить весь проект с его бизнес-центром «Лига наций», бизнес-акселератором Creative Space и прочая, и прочая… По насилию над окружающим пространством ростовская Эллочка-людоедка догонит, наконец, столичную Вандербильдиху с ее несуразным «Москва-Сити», уже не без колкости названным «вставные челюсти столицы». Куда ж и нам без собственных-то протезов?