Окончание. Начало в №№ 504-506.

Атака клонов

Ростов всегда принимал и ассимилировал не только людей других национальностей, но и впитывал их культуру, в том числе и архитектурные стили. Чему немало примеров на ростовских улицах, где сегодня соседствуют сталинский ампир и армянский особняк позапрошлого века, советский конструктивизм и провинциальный модерн с его мавританскими мотивами. Это отлично дополняется патриархальной одноэтажной застройкой окраинных улочек. Город смог переварить даже убогую минималистскую архитектуру 60-х годов. Все переплавлялось в неповторимый ростовский стиль.

Но всему есть предел. И если без конца насыщать городскую среду чуждыми и эстетически далеко не безупречными элементами, город начнет терять лицо. Симптомы того год от года становятся все отчетливее. Если архитектуру называют застывшей музыкой, то следует признать, что в Ростове эта музыка начинает звучать все более фальшиво. И добро бы нынешние бетон и стекло захватили далекие окраины. Там, где среда не сформировалась. Так нет же: облюбован для них исторический центр. И даже более того: сердце города, как нередко называют территорию, занятую когда-то крепостью Димитрия Ростовского. Уставить эту землю стеклобетонными клонами — значит, лишить ее всего того, что делает Ростов Ростовом.

Когда про эти планы услышал председатель Ростовского отделения Всероссийского общества охраны памятников и культуры Александр Кожин, то изумился. Мало того, что на презентацию зван не был и о планах творцов грядущей «локации» ничего не знал, так еще поразила его прелестная правовая наивность авторов проекта, не ведающих (или не желающих ведать?), что и как можно строить в исторической зоне. Те даже не скрывают: границы «Ростов-Сити» в точности совпадают с границами крепости Димитрия Ростовского, с которой в XVIII — XIX веках началась история южной столицы.

Не стоит думать, что сегодня центральную часть города следует оставить нетронутой. Там хватает архитектурной рухляди, от которой нужно избавляться. Но строить надо вовсе не нахально лезущих в ростовское небо нелепых монстров, а нечто сопрягающееся по духу и стилю с архитектурной поэтикой Ростова. Менее претенциозное и не страдающее гигантизмом. Тогда многие центральные кварталы можно было бы преобразить без роковых потерь для облика южной столицы.

«Сити» на болоте

Есть признаки того, что о реакции на их архитектурные мечтания наши доморощенные урбанизаторы все-таки догадываются. Иначе вряд ли увидел бы свет еще один вариант «Ростов-Сити», где под «статусное пространство» отводится уже площадь на левом берегу Дона. Разработали проект ценой в $1 миллиард английские специалисты. И насытили его разными объектами — от деловых и административных зданий до сооружений развлекательного толка с перспективой продлить все это великолепие до Батайска. Как утверждают специалисты, столь дорогой проект способен окупиться разве что лет через десять. Но не это главное. И даже не то, что налицо еще одна незрелая попытка, подражая в очередной раз Москве, прирасти новыми территориями. Вся штука в том, где находятся эти самые территории.

А находятся они в пойме Дона — не самом пригодном для масштабного строительства месте. И по технологическим причинам: из-за сильной заболоченности. И по экологическим: повсюду в мире поймы рек стараются не застраивать. Чревато подтоплением домов и улиц, появлением новых болот, сменой привычных фауны и флоры и другими экологическими неприятностями.

Уж не знаю, учитывали ли эти обстоятельства многомудрые англичане, но наши спецы просто обязаны все это знать. Хотя бы потому, что самим потом посреди болота работать. Или им не дают покоя лавры царя Петра, воздвигнувшего, как известно, северную столицу на финских топях? Так где Петр, а где нынешние реконструкторы... Да и считать худо-бедно надо. Строительство в пойме по стоимости на порядок превышает любую стройку в центре, хотя и тот у нас не отличается благоприятными геологическими условиями. И кому будет нужна заречная деловая недвижимость по запредельным ценам — стоит только поставить еще пару бизнес-центров на правом берегу Дона? Оттого, видно, и не пошел инвестор за реку, а «Ростов-Сити» решили переместить. Ни больше ни меньше — туда, где некогда стояла легендарная крепость. Вот незадача-то…

Когда нельзя, но очень хочется, то можно. По этой формуле у нас в стране нынче вершатся многие дела. Едва ли не каждый, достигнув «степеней известных», стремится увековечиться. Хочется такой же славы, как, скажем, у Патоличева, с чьим именем связывают появление в Ростове посреди послевоенной разрухи красавицы-набережной. Или у Бондаренко, при ком Ростов обрел черты мегаполиса. Или Чуба, сумевшего в безвременье 90-х покончить с долгостроями. Но нередко пытаются сделать это, оседлав одиозную идею. Как ее красиво ни называй: «сити», «локация», «кластер» или еще как — а грубый коммерческий расчет и административный волюнтаризм не спрячешь. И чем пышнее презентация, тем очевиднее попытки надуть щеки вместо того, чтобы реально решать многочисленные градостроительные и иные невыигрышные проблемы, что накапливались десятилетиями, и неизвестно, на сколько еще будут законсервированы за «крутыми» фасадами нашенских всевозможных «сити».