«Прочитала в «НВ» от 2 августа статью «Как «выдавливают» с работы» (в ней шла речь о незаконном увольнении находящейся в отпуске по уходу за ребенком сотрудницы Матвеево-Курганского отдела образования. — Л.К.): оказывается, не у одной меня подобная ситуация»,— написала в письме в редакцию жительница хутора Семичного Дубовского района Светлана Алисова. — Видно, часто такое происходит…»

Светлана окончила Ростовский колледж культуры по специальности «постановщик театрализованных представлений, преподаватель». Без малого восемь лет проработала директором Дома культуры.

«И все было бы хорошо,— продолжает она в письме,— если бы три года назад не избрали у нас главой сельского поселения Сослана Солтановича Гергиева. Живет он в селе Дубовском — райцентре, а к нам в Семичный приезжает. Планов своих он не скрывал: брать на работу не местных жителей, а людей со стороны. А тут он еще узнал, что на выборах я голосовала против его кандидатуры. И начались придирки, выяснения: кто ходит к нам на дискотеку, сколько человек и т.д. Первой не выдержала худрук — уволилась. Но мне деваться было некуда: к тому моменту я уже ждала ребенка, полгода надо было как-то продержаться. Одному Богу известно, сколько пришлось вытерпеть. Каждое утро глава поселения требовал, чтобы написала заявление об уходе. Я не писала— нужны были декретные. Старший сын — школьник, муж — водитель в Семичанской школе-интернате, зарплата мизерная, не проживешь. Еле дождалась декретного отпуска. Уходя в него, думала, что все образуется. Но глава сказал мне, что все равно меня уберет. И убрал, несмотря на то, что полтора года моему ребенку исполнилось только 25 июля, а отпуск по уходу до достижения им 3-х лет истек бы лишь 25 января 2014 года…»

При встрече Светлана рассказала, как происходило «выдавливание» с работы.

— 27 мая я вынула из почтового ящика конверт с уведомлением о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией Семичанского сельского Дома культуры. Письмо было датировано 21 мая. По истечении двух месяцев со дня получения, то есть 21 июля, сообщалось мне, трудовой договор со мной будет расторгнут, меня уволят. Выплатив, сказано было далее, выходное пособие…

За день до назначенной даты специалист по кадрам сельской администрации позвонила, предложив зайти. Светлане вручили приказ от 11 июля о ее увольнении. Никаких выплат сделано не было, выходного пособия она не получила ни тогда, ни позднее. Занавес.

Она попыталась, как безработная, обратиться в районный центр занятости. Но, оказалось, там ничего не слышали о ликвидации Семичанского сельского Дома культуры…

Стоп! Вот это самое существенное. Увольнение женщины, находящейся в декретном отпуске или отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет, согласно Трудовому кодексу, возможно только в одном-единственном случае: при полной ликвидации предприятия. Что, судя по бумагам, вроде как и произошло с Семичанским СДК. Но… только на бумаге.

Сразу после «ликвидации» Дом культуры, как птица Феникс, возродился. В слегка измененном виде. Было «Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Семичанский сельский дом культуры» (где и работала Светлана Алисова), а стало — «Муниципальное автономное учреждение культуры «Центр культурно-досугового библиотечного обслуживания населения» (туда теперь принят директором другой человек, тоже, как и глава, житель Дубовского). Единственное отличие — присоединилась библиотека, ранее действовавшая отдельно, а теперь оказавшаяся в составе новообразованного центра. Сменилась вывеска — и только.

Неужели вся эта комбинация понадобилась лишь для того, чтобы избавиться от неугодного главе поселения человека?

— Все действия произведены в соответствии с нормативами,— заявил в разговоре с корреспондентом «НВ» Сослан Солтанович Гергиев. — Вы знакомы со 131-м законом (о местном самоуправлении. — Л.К.)? Так вот: мы являемся учредителями и имеем право провести ликвидацию…

— Работодателем является сельская администрация, поэтому повлиять здесь на что-то мы не можем,— объясняет Юрий Петрович Чернов, заведующий отделом культуры администрации Дубовского района. — Я пытался говорить с главой поселения Гергиевым, но переубедить его не смог. Там политика (!) замешана. Свекровь Алисовой — подруга прежней главы сельского поселения…

Ларчик, оказывается, просто открывался. Хотя называть это высоким словом «политика», наверное, уж чересчур, больше подходит— «сведение счетов».

Но, с другой стороны, послевыборный синдром в последнее время сделался распространенным и весьма не безобидным явлением. Года три назад после выборов районных глав сразу в нескольких ЦРБ, например, произошла рокировка главврачей. Те срывались с мест и переезжали из района в район, меняясь с коллегами местами, поскольку сразу оказались «нежелательным элементом» для нового руководства. Тенденция, однако… Так что, пожалуй, можно отнести события в Семичастном и к разряду политики. Даже в небольших хуторских масштабах.

Рядовой работник, чем-то не угодивший «новой метле», в одночасье оказался совершенно бесправен и незащищен. Как в случае со Светланой. Формально на ее стороне— отечественное законодательство по охране материнства и детства. А в реальности — самовластье местного начальства. Действующего по принципу «что хочу, то и ворочу»…

— Совершенно ясно, что то была не ликвидация учреждения культуры, а скрытая форма реорганизации,— так комментирует ситуацию Татьяна Михайловна Рагель, заместитель управляющего Ростовским региональным отделением Фонда социального страхования РФ. — Уволенной женщине теперь первым делом надо обратиться с заявлениями в гострудинспекцию РФ по Ростовской области и к нам, в региональное отделение Фонда соцстрахования.

Светлана это уже сделала. Редакция «НВ» тоже присоединяется к ее обращениям.

P.S. Кстати, о самом слиянии Дома культуры с библиотекой заврайотделом культуры Ю.Чернов отзывался крайне неодобрительно. Объяснял: наносится ущерб библиотечной сети. Поступят, скажем, областные деньги для пополнения книжных фондов или приобретения мебели, но их уже нельзя будет направить Семичанской библиотеке, поскольку та стала частью культурно-досугового новообразования. Пытался Ю.Чернов объяснить это главе сельского поселения, но тот все отмел. Типа— хозяин-барин. Интересы сельской библиотеки, выходит, против личных амбиций — ничто? Не слишком ли это… Местное самоуправление не должно превращаться в самоуправство, так ведь?