В станице Обливской мы начали встречу с нашими читателями за полтора часа до назначенного времени. В достаточно далеком от областного центра районе у людей накопилось очень много вопросов. И претензий — к получаемым на эти вопросы ответам.

Вопрос жизни и смерти

Про страшную во всех смыслах проблему пришли рассказать сразу несколько человек. Представились делегацией от всего района. Не так давно в районе был закрыт единственный морг. Теперь умершего нужно везти за 60-80 километров в Морозовскую больницу.

— «По информации главного врача ГУЗ РОПАБ, в патологоанатомическом отделении районной больницы Обливского района за год проводилось не более 17 исследований, что эквивалентно 0,08 врачебной ставки должности врача-патологоанатома. В настоящий момент минимальный финансируемый объем работ должен соответствовать не менее 0,25 должности, то есть не менее 50 вскрытий…» — цитирует ответ из областного минздрава Любовь Павловна Шевцова. — Как же так можно — и о живых, и о мертвых?!

По словам жителей, и во время работы местного морга приезжал патологоанатом из Волгограда — так даже ближе. Но что делать теперь с умершим человеком, чье тело не нужно вскрывать?!

— Сейчас жара невыносимая, а морг — на замке! Ни подготовиться к похоронам, ни попрощаться нормально. Доходит до того, что покойника держат… на балконе или на лестничной клетке, чтобы живые не задохнулись. Это кощунство! — срывались на крик люди. — Какие ставки? Какие укрупнения?! Да как им в голову вообще пришло так «укрупняться»?!

По подсчетам жителей, всего в год нужно около 200 тысяч рублей, чтобы просто содержать помещение, обслуживать холодильник и платить зарплату паре санитаров.

— Почему для такого страшного дела нет денег? Это же не шутки… — возмущается Иван Абрамович Корноухов. Он избран на должность квартального, и, как уверяет, вот уже полгода ни одно собрание не проходит без возмущения по поводу моргов.

Также переживают люди и по поводу того, что в районной больнице закроют палаты для рожениц.

— Содержать морг мы не имеем права — финансирование идет из областного бюджета. Пока мы можем помочь родственникам умершего только в предоставлении транспорта до Морозовского морга, — прокомментировал ситуацию глава Обливской районной администрации Александр Григорьевич Золотовский. — Несколько родильных коек в больнице остается, но если у роженицы наблюдаются осложнения — ее везут в Морозовскую больницу, которая оснащена лучше, там есть узкие специалисты.

«Свои» и «чужие»

— Почему наше муниципальное ДРСУ находится на грани банкротства, а дороги в районе чинят бригады из Кашар? — интересуется Владимир Ильич Сердюков. Он сам всю жизнь проработал в автохозяйстве. То, что ремонтируют, наконец, дороги — его радует, но почему бюджетные деньги уходят чужим — понять не может: местные-то явно будут ремонтировать дешевле.

— Неужто интересы своих ребят не могли «пролоббировать»? — удивляется он.

Крайне нужна поддержка «своих» и местным фермерам. Не терпит отлагательства проблема, с которой столкнулся Алексей Викторович Полупанов, директор ОАО «Колос».

— В этом году — неурожай. А мы кредит взяли. Хорошо, что банк настоял на обязательном страховании, — рассказал Алексей Викторович. — За 2 тысячи гектаров мы заплатили страховку 600 тысяч рублей в «Альфа-страховании». И вот в мае — страховой случай.

По заверениям Алексея, специалист от страховщиков к ним приезжал, подписывал акты. Однако выплат до сих пор нет…

— На все наши запросы требуют отчет годовой статистики, которая может быть изготовлена только в конце ноября. Почему, ведь пострадали озимые? По ним есть своя отчетность, как раз и подводимая в августе…

Проблема заключается в том, что уже в середине сентября фермеры должны отдавать первые взносы по кредитам. В случае с «Колосом», если не успеют «победить» страховщика, придется пускать под нож дойное поголовье скота.

О стариках замолвите слово…

Николай Гаврилович Василенко почти 50 лет отработал в совхозе «Обливский», сейчас второй десяток — на пенсии. Обижен старик: паи ему выделяются как-то странно.

— Зерно и продукты выдают, как захотят, — пожаловался Николай Гаврилович. — Все получают неравномерно. Документов ни у кого нет, что именно положено бывшим работникам совхоза, никто понять не может. Спрашиваю — не отвечают, будто я какой чужой человек…

— Сейчас совхоза «Обливский», разумеется, не существует. Однако и на паи земли бывшего совхоза не делились — это так и осталась государственная земля. Следовательно, никаких выплат по паям пенсионер и получать не мог, — пояснил ситуацию глава района.— Сейчас ее арендуют разные предприятия. Скорее всего, «паи», которые получает Николай Гаврилович, — это что-то вроде «материальной помощи», которую ему выделяют как заслуженному работнику.

Молит о помощи дедушка, приехавший специально в приемную «НВ» в Обливском районе из Белой Калитвы, поселка Коксовый. Василию Ивановичу Кочевому далеко за 80, но у него — «личностный конфликт».

— Сосед сверху житья не дает, — пожаловался он. — То среди ночи звонить в дверь начнет, то окно выбьет… Пьющий он.

Василий Иванович продемонстрировал десятки ответов на свои жалобы в полицию: с апреля 2011 там сообщается, что с соседом Колей «проводилась профилактическая беседа», а с сентября «дверь Николая С. заколочена, по словам очевидцев, он здесь не проживает»…

— Пока доберусь до участкового, пока он съездит по адресу, сосед уже уйдет. А ночью — опять… — плачет старик. — Что же мне делать?

Не знает, что и предпринять, инвалид II группы Валентина Павловна Сафронова: в далеком 87-м году после развода она оказалась без квартиры и стала на очередь. У нее четверо детей, все — очень далеко.

— Сейчас живу в домике дочки, но ей бы продать его надо, чтобы квартиру в городе купить, тоже ютятся, — вздыхает Валентина Павловна. — Все жду: может, вот-вот я свой угол получу. Вроде как переделывала документы в 2010 году, говорили — скоро…

Безгласный крик о помощи

«В паспортном столе постоянно отпихивают. Перенаправляют в областную миграционную службу и обратно. Что мне делать?» — записал свой вопрос Андрей Петрович Шашурин. Он — глухонемой инвалид, может, поэтому уже несколько лет не может докричаться до «паспортистов»?

Андрей Петрович родился в местном совхозе 62 года назад, но основную свою жизнь прожил в Узбекистане, чьим гражданином на данный момент является. После выхода на пенсию он решил вернуться на родину и в декабре 2008 года подал документы в местную миграционную службу. Но снова и снова получал отказы, причем исключительно по бюрократическим закавыкам.

 — Сейчас все документы Шашурина в порядке. Но при оформлении всплыло, что у него была судимость, — пояснил очередной отказ зам. начальника УФМС Обливского района Павел Ильинов. — При подаче документов он об этом не сообщил, поэтому ему никто и не подсказал, что нужна справка о погашении судимости. Будет положительный ответ из посольства Узбекистана — гражданство получит…

При Андрее Петровиче он созвонился с областным УФМС, там подтвердили: еще несколько недель собранные документы будут действительны. Но потом окончится их срок действия, придется глухонемому инвалиду собирать все справки заново.

Требовать внимания к инвалидам пришел и Юрий Васильевич Макаренко. Он сам передвигается на костылях и уверяет: это только для здоровых людей есть «мелочи» в выполнении всех технических предписаний в установке пандусов.

— Никто не желает понять, что отклонение даже в 2 сантиметра от нормы — нам просто погибель! — возмущается он. — Есть четкие размеры и для глубины ступенек, и для угла наклона пандуса. Почему же тогда старушки не могут зайти на порожек сельской администрации?!

Удивляет Юрия Васильевича и поведение предпринимателей: почему они отказываются от клиентов-стариков? Ведь в некомфортные, а то и опасные для пожилых и больных магазины люди с наступлением слякоти просто перестают ходить.

Дело плохо пахнет

— Котлы нам никто не чистит. Газ чадит, — озвучила Лидия Николаевна Заберюченко один из самых болезненных в глубинке вопросов — «газовый». Почти каждый из посетивших приемную «НВ» упоминал о газе плохого качества. «Свистит, а тепла нет», «чадит», «на отопление раньше уходило максимум тысяча кубов, а сейчас, и потратив полторы тысячи, мерзли», — рассказывали наши читатели.

Еще в феврале этого года жители Обливского района начали бить тревогу. Из министерства промышленности и энергетики РО пришел ответ: специалисты «Газпром межрегионгаз Ростов-на-Дону» к ним выезжали, людей опросили. Однако претензии услышали почему-то только в части увеличения объемов газа при отоплении — а это объясняется «понижением температуры наружного воздуха по сравнению с прошлым отопительным сезоном»… А по поводу качества газа заверили: «по сертификатам ГОСТу соответствует, что подтверждается периодическими замерами в контрольных точках».

— Да что нам до «контрольных точек»? — возмущаются жители Обливки. — Пусть у нас, у потребителей, замеры сделают хоть раз.

…А вот одна из фраз Лидии Николаевны, жалующейся на местных газовщиков, насторожила особенно: «Деньги за обслуживание труб с нас берут, а даже покрасить не удосуживаются». Казалось бы, вот готовая жалоба в местный Роспотребнадзор на неисполнение договора коммунальных услуг…

— А договор на обслуживание газовых труб у вас с собой?

— Так нет его у нас, только на внутридомовое оборудование.

— А трубы чьи…?

А газовые трубы — ничьи. Люди их сами проложили, но вступать в собственность не стали: в итоге образовался очередной бесхозный участок. Но жители без каких-либо договорных отношений оплачивают их «содержание» (которое и не проводится). За какую именно услугу и почему — они не очень понимают. Но раз в полгода платят по 180 рублей, получая взамен простые кассовые чеки от ОАО «Ростов­облгаз» филиал «Обливскрайгаз». А местную прокуратуру такой странный факт сбора платежей не заинтересует?!

— В районной администрации нам рассказали, что если мы станем собственниками труб, то будем вынуждены платить налоги на эту собственность, да еще и за их обслуживание с нас «сдерут», — рассуждают представители инициативной группы по вопросу газоснабжения. Разве так честно?!

Ждем инвестора!

— Развлечений нет — сходить вечером некуда. Да и баню еще закрыли, — жаловались жители Обливки. — Такое ощущение, что у нас тут люди вообще не живут…

Местная баня перешла несколько лет назад в частные руки, и новые владельцы посчитали этот бизнес нерентабельным. Если вдруг желание создать общественную баню у предпринимателей появится, в районной администрации пообещали помощь с выбором места и оформлением документации. Так же и с развлечениями — были бы желающие…

Еще просили наши читатели выяснить — нет ли у «области» каких-нибудь планов по поводу использования местной природы в туристических целях? Тут и «водопад» красивый есть, и лесхоз, и реки-поля…

— Край у нас красивый, живописный. Детский лагерь есть, который можно использовать круглый год. Почему инвесторов не зовут?

…А вот здесь инвесторы как раз появиться и могут. «Водопад» — перепады уровней реки — достаточно интересен для спортсменов-байдарочников, сюда часто приезжают из других районов. На следующий год районная администрация собирается закупить несколько байдарок и оборудование для сплава, чтобы поддержать это начинание. Но, опять же, нужны именно инвесторы, которые бы могли организовать этот вид досуга. 

Вопросы наших читателей взяла на контроль местная администрация. А те, которые требуют внимания структур областного уровня, мы передаем в министерства и ведомства. Ждем ответов…