Прошел месяц со вступления в силу закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Все это время он остается темой бурного обсуждения в Интернете. В основном высказывания сводятся к тому, что, дескать, и сырой он, и недоработан, и механизм применения неясен. В общем, первая реакция, как это часто бывает, — в штыки.

«Давно пора было…»

А вот директор Второго Донского кадетского корпуса Николай Викторович Козловский отзывается о законе очень одобрительно:

Наконец-то его приняли. Вопреки сопротивлению оппонентов-«правозащитников». Давно пора было, необходимость в нем назрела.

— Сегодняшние дети абсолютно беззащитны, — продолжает разговор Алла Трофимовна Родионова, педагог с огромным стажем. — Они никак не защищены ни от агрессивной внешней среды, ни от насилия, с которым сталкиваются где угодно, даже в семьях. Телевизор хоть не включай: оттуда — столь мощный поток негативной информации, столь откровенная пропаганда порока… Когда-то мы боялись подросткового возраста как самого опасного для ребенка. Но сейчас такая обстановка, что надо от всего оберегать чуть ли не с младенчества.

— Никогда раньше не было столь явного информационного садизма и разнузданности со стороны средств информации, телевидения, — говорит кандидат медицинских наук Роксана Георгиевна Ловердо. — Если и дальше так будет продолжаться, последствия могут быть катастрофическими. И без того уже слишком много понесено потерь.

…Страшно жить, когда падают царства, сказал кто-то из мудрецов. Мы как раз через это прошли, пережив период слома эпох со всеми вытекающими отсюда последствиями. Падением нравственности, разрушением традиционных ценностей, глумлением над собственной историей, презрением к старшему поколению, упадком внимания к младшему…  

И вот уже двадцать с лишним лет нам приходится жить в условиях перманентной информационной агрессии, о чем множество раз писали социологи, журналисты, защищены диссертации на эту тему, но ситуация не меняется. Нас, что называется, обложили. Новостными выпусками с нескончаемым перечислением убийств, пожаров, аварий, коррупционных скандалов. Чужеземными фильмами с изображением бесчисленных совокуплений вперемешку со стрельбой и размазыванием тортов по физиономиям. Дешевыми книжонками про киллеров, сыщиков, проституток, банкиров, вампиров, колдунов и т.д. Бесчисленными ток-шоу (в том числе и политическими) с общей для всех склонностью к эксгибиционизму и смакованию человеческих низостей. Похабными телепередачками типа «Смешные и голые», «Сука-любовь»…

В этой кипящей информационной среде, ставшей уже обыденностью, подрастают, взрослеют сегодняшние дети. На обложках дневников и тетрадей у них не герои русских сказок, а «человек-паук» с Лолитой. Вместо книжек про приключения Незнайки и Буратино, Робинзона Крузо и Гулливера они читают (если читают) про гоблинов и Гарри Поттера. Вместо старых добрых мультиков советской поры смотрят сериалы про семейку Симпсонов и покемонов. Играют в компьютерные игры с непременными стрелялками. Научившись клацать по клавишам раньше, чем писать, чувствуют себя в Интернете как дома и легко могут выйти на любую непотребную информацию. Нередко взрослые этому «просвещению» не препятствуют, а порой и помогают.

…В начале сентября в Екатеринбурге разразился скандал вокруг адресованной младшеклассникам (8-11 лет) книжки «Как взрослеет мое тело». По сути, это настоящее секс-пособие, порнографическое издание, где подробно описывается, что такое гомосексуализм, мастурбация, сперматозоид, как сделать «женщине приятно», описывается, что такое педофилия, изнасилования и т.д. Книжка вовсю продавалась, продавцы ее активно «продвигали». Лишь возмущение родительской общественности Екатеринбурга, обратившейся в СМИ, прокуратуру, к уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову, сломало эту лавочку: секс-методичку из магазинов изъяли, тираж уничтожили.

В это время, заметьте, закон о защите детей от вредной информации уже действовал, но все равно людям пришлось энергично бороться «за правду»…

Мультики не при чем 

Сразу после вступления в силу закона разразилась настоящая истерика по поводу того, что, мол, с его помощью можно запретить и «Ну, погоди!», и мультики про домовенка Кузю, Чебурашку, капитана Врунгеля.

И хоть глава Роскомнадзора Александр Жаров дал пояснение, что на классику советской мультипликации никто не покушается, она относится к объектам культурной ценности (в соответствии со ст. 1 ч. 3 закона), однако страсти все не утихают. А тут еще телеканал «Культура» снял с эфира документальный фильм «Анатомия ТАТУ», где есть эпизод с курением марихуаны и рассказом одной из «татушек» о своем опыте употребления наркотиков. Запрет на показ ленты возмутил режиссера, заявившего, что он «озабочен наступающим мракобесием». Но есть ли основания для таких опасений?

Ведь вообще-то вызвавший столь сильное возбуждение закон лоялен — дальше некуда. Главное, чего он требует, — вводить маркировку информационной продукции по нескольким степеням возрастных ограничений: «6+», «12+», «16+», «18+». Чтобы оградить детей от негативной информации — порнографической, содержащей натуралистические сцены насилия, жестокости, нецензурную брань, побуждающей к противоправному поведению, наркомании, бродяжничеству, суициду и т.д.

Фактически все в конечном счете сводится к своевременному выключению родителями телевизора, компьютера, изъятию из рук любимого чада неподобающего чтива, все отдано на откуп их сознательности. А от СМИ, издательств, организаторов зрелищных мероприятий и т.д. ждут лишь того, чтобы их продукция была «в рамочках». Но даже это, как видим, многим не понравилось.

Из стана недовольных уже звучат обещания предпринять контрмеры: «Закроем экран и напишем бегущей строкой подтрунивающий текст. Ругательства героев будут зашумлены. Подпадающие под действие закона сцены — подретушированы с определенной долей иронии». Не хочется отказываться от привычной «свободы»…

А Президент В.Путин во время недавней встречи с деятелями культуры напомнил, что нельзя путать свободу с вседозволенностью. Хотелось бы, чтобы это напутствие было услышано.

Что же еще должно быть предпринято, чтобы закон действительно заработал? Как приучить считаться с ним? Наверное, это будет непросто.

— Но надо же наконец с чего-то начать, — говорят мои собеседники. — Принят закон. Пусть даже он в чем-то еще несовершенен. Главное, что он есть. Значит, сделан первый шаг, введены ограничения на то, что больше всего бьет по юным душам. Установлены рамки. И с ними придется считаться.