Встреча корреспондентов «Нашего времени» с жителями Ремонтненского района случилась спустя месяц после «этих событий». Так сейчас в районе называют стихийный народный сход перед зданием районной администрации и все, что было до и после него.

Началось с драки между компаниями молодых людей. «Да они два дня по всему Ремонтному друг за дружкой на машинах ездили, все никак встретиться не могли. Разобраться, кто на свете всех милее. Обычная разборка между пацанами», — говорит один из очевидцев. К сожалению, национальности у участников бытовой ссоры были разные. И рядовая ситуация переросла в нечто большее — сработал принцип «наших бьют». Растревоженные люди повспоминали все свои обиды и претензии друг к другу, местным властям и жизни вообще. В результате, народ вышел на улицу, а в район стянули усиленные наряды полиции и даже отряд СОБРа.

Естественно, мы ожидали, что на встречу к корреспондентам областной газеты люди придут с наболевшим. Так оно и получилось. Вот только наболевшим для ремонтнинцев оказались не «эти события», а — личные проблемы и вопросы.

«Выпали» из закона

На селе газ означает жизнь. И простому человеку удобнее, комфортнее, и возможному инвестору привлекательнее. А для Ремонтненского района, где из предприятий — только фермерские хозяйства да местное ДРСУ, это особенно актуально. Газ сюда пришел в 2008 году из соседней Калмыкии. Но и сегодня район еще не полностью газифицирован, а вопросов по голубому топливу — множество.

— Нас, вообще-то, гораздо больше, человек шестьдесят. Все пенсионеры. Но приходить к вам «оптом» не стали. А некоторые уже и смысла не видят идти куда-то, отчаялись. Мы несколько лет бьемся, но правды так и не нашли, — говорит Галина Николаевна САВЕНКО. — Началось все, когда в наше Ремонтное наконец пришел газ — радость была большая. Нас подгоняли — газифицируйтесь быстрее, получите компенсацию. Я газ себе провела в октябре 2009 года. Пока документы собрала, принесла в 2010-м уже. Там всего-то до 20 тысяч рублей можно было получить, а мне подключение в 80 обошлось, но хоть что-то. Сами понимаете, для пенсионерки и это деньги серьезные. Тем, кто не поторопился и позже газ провел, в 2010 году выплатили. Тем, кто раньше документы принес, тоже, а мы остались ни с чем. Закона нет на нас, выпали мы из компенсации. Может, хоть через вашу газету до властей достучимся, да они помогут чем-нибудь, нас-то не так и много…

Этот пробел в законодательстве, к сожалению, касается не только Галины Николаевны и ее товарищей по несчастью из Ремонтненского района. Те, кто провел газ в свои дома в 2009 году, а документы на получение компенсации подал в 2010-м, права на ее получение не имеют.

И пересчитали неправильно

У Николая ­Лизогубова тоже газово-финансовый вопрос, но частного порядка. Уверен — обсчитали его специалисты «Зимовникирайгаза» при монтаже оборудования в доме. И, что самое удивительное, сами райгазовцы с ним согласны. Вот только в сумме Николай Андреевич и газовики никак не сойдутся.

Подключали дом гражданина Лизогубова в ноябре 2010 года. Тянуть дальше было нельзя: на дворе холод, печку угольную уже разобрали. Вот и не стал Николай Андреевич тогда припираться и акт приемки выполненных работ подписал, но честно предупредил, что не согласен и будет обращаться «куда следует».

По его подсчетам, лишних он заплатил 7 423 рубля 48 копеек. В ответ на письмо Николая Андреевича из «Ростовоблгаза» направили комиссию, которая обследовала условия подключения его дома и подтвердила несоответствие фактически проделанных работ и затраченных материалов с той сметой, по которой мужчина оплатил. Но перерасчет произвели на сумму в 2385 рублей 30 копеек. Деньги направили почтовым переводом. Получать их Николай Андреевич не стал принципиально. «У меня все записано. Мало они посчитали. Пусть вернут все», — требует он. Даже обращался по этому вопросу к губернатору, но газовики не соглашаются…

Получить свое

Но пришел Николай Лизогубов на встречу с корреспондентами «Нашего времени» не из-за газовых споров. Еще полгода назад он считал себя счастливым человеком — работал контролером на территории соседнего района в благополучном, преуспевающем ООО «РостовАгроПрофит», с более чем приличной по меркам Ремонтного зарплатой. Но сегодня Николай Лизогубов и еще несколько человек — безработные. Уволены в связи с сокращением штата, а некогда преуспевающее ООО «РостовАгро­Профит» находится в состоянии банкротства со всеми вытекающими последствиями. Все бы ничего. Предприятия банкротятся, такое случается. Но ООО «РостовАгроПрофит» штаты свои сократило, так и не выплатив людям заработанные деньги. Только Николаю Андреевичу остались должны 82 тысячи рублей. Тут и заработная плата за апрель, и выходное пособие, и компенсация за неиспользованный отпуск, и средства, положенные на период трудоустройства. Чтобы добиться своих денег, Николай Андреевич уже обращался в районную и областную прокуратуру. Результатом стало судебное постановление от 01.06.2012 о взыскании средств с ООО в пользу бывших работников, арест банковских счетов должника, а также автомобиля и нежилого помещения, принадлежащего ООО «Ростов­АгроПрофит».

— Говорят, деньги свои мы получим после того, как машину и амбар продадут с аукциона. Только кто ж купит эти развалюхи? Куда еще обращаться, не знаю… — сетует Николай Андреевич.

Вернуть ребенка

Галина и Владимир Морозовы на прием к корреспондентам «Нашего времени» приехали из села Валуевка. Вопросов и проблем у инвалида детства Галины Васильевны много. И машина, выданная когда-то по линии Фонда социального страхования, уже на ладан дышит, и жилищные условия в улучшении нуждаются. Дом Морозовых в низинке стоит, и, как дожди начинаются, двор превращается в болото, непроходимое для костылей Галины. Но доехали к корреспондентам за 15 км Морозовы из-за детей.

Своих деток у Галины и Владимира нет. Не случилось. А для счастья только детского смеха в доме и не хватало. В 2007 году Морозовы оформили опекунство над восьмилетними близняшками Аней и Юлей. Поначалу все было хорошо, а потом начались проблемы. Через год Морозовы приняли решение передать Юлю в другую семью. Оформили отказ от опекунства. Девочке срочно нашли другой дом, правда, не в Валуевке, а в Ремонтном.

— Мы хотим вернуть ребенка, — объявили нам Морозовы. — Девочки должны быть вместе. Они сестры, да еще и близняшки.

В ответ на это специалисты по вопросам опеки и попечительства отдела образования Ремонтненского района разводят руками: «В свое время Морозовы оформили отказ от второй девочки. Юлечка в другой семье уже почти пять лет живет. Очень любит маму свою приемную, а с Морозовыми отношения у нее так и не сложились. Сегодня вернуть ее обратно в семью Галины и Владимира без согласия самой Юли мы по закону не имеем права. Плохо, конечно, что сестры разлучены, но решение тогда, в 2008-м, принимали не мы. Сегодня девочкам уже по тринадцать лет, общаться или нет — их решение. Есть для этого и телефон, и Интернет. Ездить друг к другу в гости им никто не запрещает, а скоро и поступать надо будет. Могут вместе поехать, если захотят».

Однако воссоединить сестер — не все, чего хотят Галина и Владимир. Несправедливо, на их взгляд, что приемная мама Юли получает за воспитание девочки деньги и «стаж», а они нет.

— Опека и приемная семья — это две совершенно разные формы воспитания деток. Опекунство подразумевает добровольное, безвозмездное желание принять ребенка в свою семью. А приемные родители являются временными воспитателями и получают за это как бы заработную плату. В свое время Морозовы решили оформить именно опекунство над девочками. Собственно, сначала речь шла даже об усыновлении. Все средства, которые положено получать, семья Морозовых получает. Мы даже стараемся добавить что-то, если возможно. Но вот получение «заработной платы» или «стажа» опекунство, в отличие от приемной семьи, не предусматривает, — поясняют специалисты.

Не жаловаться, а напомнить

Бывший директор совхоза «Привольненский» Виктор Антонович Титаренко, придя на прием, предупредил, что вопросов у него сразу несколько:

— Я не то чтобы жаловаться пришел, а просто напомнить, спросить. На пенсию вышел в 1997 году, работал в системе управления сельского хозяйства при рай­исполкоме. И вот услышал, что нам, бывшим муниципальным служащим, положена ежегодная компенсация на лечение в размере двух окладов. А я не получаю. Это, наверное, потому, что закон областной в декабре приняли, а я в мае на пенсию вышел. Что ж я, хуже других получаюсь из-за нескольких месяцев? Обидно…

Мы, конечно же, эту информацию проверили, проконсультировались со специалистами. Оказалось, что обижается Виктор Антонович зря. В областном законе «О муниципальной службе в Ростовской области» от 05.12.1997 года действительно упоминается ежегодная компенсация на лечение в размере до двух должностных окладов. Только положена она на период работы человека. К сожалению, после выхода на пенсию эта выплата не сохраняется.

Волнует Виктора Антоновича и ситуация с медицинским обслуживанием в районе:

— Нет, вы поймите правильно, и больница у нас хорошая, и врачи — умнички. Только любое серьезное обследование — в Ростов, а это 400 километров и целый день. Больному человеку тяжко очень так путешествовать. А рожать? Девочки наши рожать в Волгодонск ездят — наш роддом-то закрыли. Неужели нельзя с элистинской больницей договориться, чтоб наши к ним на обследование ездили, места там в стационаре выделить, коек десять? Тут всего пятьдесят километров. Или чтоб их специалисты к нам приезжали, консультировали. Раз в месяц, например. Ну и, конечно, врачей не хватает. У нас терапевт один сейчас, принимает по полсотни человек в день. Да разве ж можно так над человеком издеваться?

Переживает Виктор Титаренко еще и по поводу переселения ремонтненцев из землянок: «Ужас, что люди до сих пор в таких условиях живут! Надо же что-то делать, в Ростове вон из аварийных и ветхих домов переселяют»…

И что за лесопосадками, которые он с товарищами когда-то сажал своими руками, не ухаживают. А они разрушаются без этого и пользы не приносят…

Очень нас просил Виктор Антонович напомнить Владимиру Путину о его предвыборном обещании решить вопрос с отоплением:

— Дел у президента много, вот он и забыл, значит, надо ему напомнить. В дальние хутора из трех домов газ тянуть, конечно, дорого, но сейчас можно и электрический котел установить. Только цену тогда на энергию для таких людей надо снизить. Пусть президент посмотрит, возможно ли так сделать.

Для областных властей у Виктора Титаренко тоже есть напоминание — забыли они о детях войны. В соседней Белгородской области им хоть немного, но доплачивают. Надо и у нас такую практику ввести, считает он. Чтоб справедливо было.

Не забыли, Виктор Антонович. Как раз на последнем заседании Законодательного собрания Ростовской области наши парламентарии подписали очередное обращение к Правительству России и депутатам Государственной думы с просьбой ускорить рассмотрение федерального закона о «детях войны» и мерах социальной поддержки для таких граждан. «Лица, чье детство пришлось на годы Великой Отечественной вой­ны, являются одной из самых незащищенных категорий стариков. Они не получают дополнительного материального обеспечения, только обычные социальные выплаты», — говорится в документе.

Видите, Виктор Антонович, все ваши вопросы мы озвучили, как и обещали. На некоторые даже ответы нашли. Теперь вместе посмотрим, что будет с остальными.

О чем просит глава?

Николай Семченко, глава Ремонтненского сельского поселения, сразу предупредил, что пришел к нам на прием как рядовой гражданин и совсем немножко — работник администрации. Правда, уже бывший. Срок его полномочий подошел к концу, и Николай Иванович решил, что вновь баллотироваться на ответственный пост не будет.

Глава затронул вопрос, касающийся его коллег — работников муниципальных администраций:

— Никто не хочет идти работать к нам. В день сотруднику муниципалитета приходится обрабатывать больше 30 экземпляров бумаг от районных и областных властей, а потом еще столько же бумаг на эти бумаги. Помимо этого, есть еще каждодневные обязанности и вполне конкретные жизненные вопросы людей, которые нужно решать. А из-за такого документооборота времени на это почти не остается. Мои сотрудники часто оставались сверхурочно, чтобы все доделать. И платят за это не так уж и хорошо, хотя многие считают по-другому. Сами судите: водитель у нас получает 10 тысяч рублей, а специалист администрации — 7-8. Потому и не хотят к нам работать идти — с такой нагрузкой, за такую оплату.

18 км федерального значения

К своему крестовому походу предложил корреспондентам «Нашего времени» присоединиться Владимир ЧЕРНЯКОВ. Вот уже год, как он вступил в неравную борьбу с ветряными мельницами недостаточного финансирования.

Еще в 1997 году началось строительство дороги между поселком Кормовое Ремонтненского района и селом Приютное, что в Республике Калмыкия. Всего-то 18,3 километра асфальта предстояло проложить, чтобы значительно облегчить людям жизнь. Но в 2000 году работы прекратили, уложив только 2 км асфальта. Остальной кусок до сих пор остается земляной насыпью с небольшими вкраплениями щебенки. Проехать, особенно в непогоду, невозможно. Будь эти 18,3 км проезжими, люди смогли бы не тратить 2,5 часа и не делать крюк в 160 км по дороге на Краснодар, Ставрополь, Сочи. Сейчас приходится объезжать через Элисту.

Сложность в том, что дорога — федерального значения: 12,3 км проходят по нашей области, а 6 — территория Калмыкии, где у областных властей полномочий, конечно, нет. Поэтому на все обращения Владимира Чернякова министерство транспорта Ростовской области исправно сообщает, какие работы были проделаны в далеком 2000 году, и поясняет, что они были прекращены из-за недостаточного финансирования.

Мы тоже попросили министерство транспорта области официально сообщить, будут ли работы по строительству этой дороги продолжены и в какой срок? Ждем ответа.

Верните МРЭО

Автомобильно-транспортную тему поднял и Александр Пересадин. Он попросил помочь с МРЭО. Это раньше оно в Ремонтном было свое, а теперь одно на пять районов и в Зимовниках. Попасть туда крайне сложно — очереди большие. Так что на переоформление машины или получение прав теперь у ремонтненцев уходит два-три дня, а то и больше.

— Раньше специалисты хотя бы приезжали пару раз в месяц и вели прием здесь — не приходилось куда-то ехать. Теперь такого нет.

К сожалению, эта проблема актуальна не только для Ремонтненского района. Сегодня из-за недостаточного количества сотрудников в рядах донской полиции многие муниципалитеты остались без собственных МРЭО. И решение этого вопроса зависит только от увеличения штата областного МВД.

Каждого, кто приходил в этот день на прием к корреспондентам «Нашего времени», я просила выразить свое мнение по поводу «этих событий». Пообщалась и со многими другими людьми. И знаете, ни один человек мне не сказал, что национальность играла в «этих событиях» хоть какую-то роль. Моральные качества человека не зависят от того, с каким цветом кожи или разрезом глаз он родился. Главное — воспитание. А его-то зачастую и не хватает.

— Только идиоты или люди, преследующие какие-то свои конкретные цели, пытаются придать тому, что произошло в сентябре, национальную окраску. Действительно, поводом выйти на улицу для людей стал конфликт с участием парней разных национальностей. Но молодежь всегда была и будет задиристой. Истинные причины недовольства людей гораздо глубже, и есть они не только в Ремонтненском районе. Низкие зарплаты и пенсии, ямы на дорогах, высокие цены, нехватка рабочих мест, несовершенство законодательства — одинаковы по всей стране, — сказал один из моих собеседников…