Заинтересованное участие государства в жизни своих граждан всегда стоит недешево. Где же находит средства Беларусь, которая, как известно, не обладает ни несметными природными богатствами, ни обширной территорией, не является морской державой и лишена многих других атрибутов экономического могущества?

Чем государство богатеет

Не надо забывать простую вещь. В тех условиях, в каких после распада Союза оказалась Беларусь, нужные средства могла дать только развитая, работающая экономика. Других возможностей просто не существует в природе. И экономика в республике не только сохранилась с советских времен, но и приросла за годы независимости.

Работающие предприятия обеспечивают нужное количество продукции и наполняют бюджет. Конечно, средства туда поступают и из других источников. Скажем, в Беларуси, в отличие от России, продолжает легально функционировать игорный бизнес. Правда, это только казино — никаких игорных клубов и «одноруких бандитов» на улицах. Так что не Монако и не Лас-Вегас…

Но повторим: держат финансы и экономику страны крупные предприятия. И многие из них давно известны и у нас. Не нуждаются в дополнительном представлении брестские плиты «Гефест», кобринские игрушки фабрики «Полесье», рыбная продукция под маркой «Санта Бремор», минские телевизоры «Горизонт», которые в Беларуси успешно вытесняют даже известные зарубежные марки.

Большинство названной продукции производится на совместных предприятиях. Причем партнеры, в основном, солидные: наш «Газпром» — у «Гефеста», израильские производители — у «Полесья», немцы — у «Санта Бремор». Это к тому, что путь иностранным инвесторам в республику отнюдь не заказан. А значит, представлять Беларусь и ее экономику этакой вещью в себе, по меньшей мере, непродуктивно.

Как раз сейчас в связи с кризисом в российском комбайностроении возникла тема более тесной кооперации комбайновых отраслей наших двух стран. Естественно, российских журналистов не могли не заинтересовать перспективы подобного объединения. В ответ на мой вопрос президент Лукашенко подтвердил предложение белорусской стороны купить «Ростсельмаш»:

— Я предлагал вполне реально, мы в правительстве проработали. Мы об этом заявили. И мы там бы производили вместе с вами лучшую технику. Что-то от вас взяли, что-то взяли от нас. А у нас больше чего есть взять, потому что мы на комбайн выше класса вышли. И мы бы были конкурентоспособны. Мы только добавить можем за счет «Ростсельмаша» и рынки, и договоренности, и прочее. И вот в этой махине, в ВТО, нам легче будет противостоять на рынках. А вы должны быть заинтересованы, потому что с «Доном» вы уже ни на какие рынки не выйдете. А создать новый комбайн… Вы знаете, частник никакой это не сделает, если не получит поддержку государства…

Может, и погорячился Александр Григорьевич, когда назвал «Ростсельмаш» «почти разрушившимся и, по крайней мере, отстающим», предприятием, а его продукцию объявил неконкурентоспособной,  в отличие от белорусских комбайнов «Полесье», хотя и те не без проблем. Но рациональное зерно в идее объединения двух комбайновых гигантов – «Гомсельмаша» и «Ростсельмаша», несомненно, имеется. Ведь соединили же усилия МАЗ с КамАЗом, и сегодня это помогает отвечать на вызовы, возникшие после присоединения России к ВТО.

Воспоминания о «Силиконовой долине»

Даже беглого взгляда на белорусский хозяйственный комплекс достаточно, чтобы заметить его наукоемкую, высокотехнологичную основу. Только благодаря современным технологиям на деревообрабатывающем комбинате «Ивацевичдрев» сумели наладить производство качественных ДСП из бросовой некондиционной древесины. По той же причине «Горизонт» и «Витязь» полностью перешли на выпуск цифровых телевизоров. Предприятия республики явно находятся в русле мировых экономических процессов. Процессов, основанных на эффективном использовании научных достижений.

Что и отметил председатель президиума Национальной академии наук Анатолий Русецкий. При этом он высоко оценил российско-белорусское сотрудничество в научной сфере. По его словам, сегодня ученые двух наших стран совместно реализуют более 200 проектов в самых разных отраслях. На первом месте — сотрудничество в физике, химии, энергетике. Благодаря ему белорусские ученые смогли минувшим летом запустить собственный искусственный спутник Земли. Таким образом, Беларусь вошла в число космических держав.

Пункт управления полетом белорусского спутника разместился в расположенном в центре Минска научно-инженерном унитарном предприятии «Гео­-и­нформационные системы». Он, конечно, не поражает размахом ЦУПа в подмосковном Королеве, но то, что и здесь заняты большой, сложной и важной работой, видно сразу.

Само же предприятие рази­тельно напоминает НИИ советской поры. Интерьер, лица людей — все словно пришло из фильмов о физиках 60-х годов… Вот только техника, на которой они работают, напоминает о том, что на дворе XXI век. Многое из оборудования создано учеными предприятия. В частности, суперкомпьютер, уже привлекший внимание специалистов многих стран. С его помощью здесь сегодня ведется обработка данных дистанционного зондирования поверхности Земли из космоса.

Так, данные, поступающие со спутника, помогают контролировать состояние нефте- и газопроводов, позволяют прогнозировать и предупреждать чрезвычайные ситуации, служат охране и эффективному использованию природных ресурсов.

В отличие от «Геоинформационных систем», расположившийся в одном из окраинных районов Минска, Парк высоких технологий (ПВТ) выделяется своим ультрасовременным видом. Хай-тек есть хай-тек — и он тут ощущается во всем, в том числе и в облике многоэтажного здания, увенчанного круглой надстройкой с галереей, через которую отрывается поистине «космический» обзор.

Встретивший нас там заместитель директора Парка Александр Мартинкевич рассказал, как в республике развивается IT-отрасль. Надо отметить, что в реализации идеи ПВТ, создаваемого с господдержкой, Беларусь стала едва ли первой на постсоветском пространстве. Уже позже по тому же пути пошли Украина, Грузия, Киргизия. В том числе — и Россия: столь известное ныне Сколково — это производная идеи IT-парков.

Что касается минского ПВТ, то он — крупнейший в Центральной и Восточной Европе. За шесть лет, минувших с момента его создания, здесь уже зарегистрировано 109 компаний-резидентов. В них трудятся около 13 тысяч программистов. В Парке зарегистрированы и иностранные центры IT-компаний из США, Англии, Франции, Германии, Израиля и еще ряда высокоразвитых стран. В том числе — и российская «Сбербанк-Технологии».

Заказы в Парк поступают из 55 стран мира. Достаточно сказать, что среди заказчиков такие киты хай-тека, как «Майкрософт», «Гугл», «Рейтер»… Не иначе, белорусы уже начинают конкурировать с легендарной «Силиконовой долиной». Во всяком случае, объемы экспорта белорусских программных продуктов ежегодно прирастают на 40-50%. К сведению любителей компьютерных развлечений: такая культовая игра, как «Мир танков», родилась в стенах минского ПВТ. Сегодня по количеству одновременно играющих в нее онлайн она попала в Книгу рекордов Гиннесса. Компьютерных геймеров-«танкистов» уже насчитывается полмиллиона человек.

Здесь же родилась и коммуникационная программа Viber — пример успешного сотрудничества белорусских и израильских программистов. Многие сегодня называют ее «убийцей» Skype. Те, кто держит связь через Интернет, не могут не согласиться: в данном случае звучит как похвала…

Казалось бы, при такой востребованности и таких результатах кадровая проблема не должна сильно беспокоить руководство Парка. И, тем не менее, А. Мартинкевич назвал ее в числе первых. По его словам, сегодня тревожат как падение интереса к точным наукам, так и качество преподавания их в средней школе. А это значит, что завтра Парк сможет не досчитаться талантливых и всесторонне подготовленных программистов.

Проблема, до боли знакомая и нам. Вот только, в отличие от России, в Беларуси не бросились реформировать образование на макроуровне, а решили обратить внимание на подготовку педагогов.

— Все начинается с учителя, — заметил в этой связи Мартинкевич. Что ж, вывод прост и уже потому верен. Остается понять, как в нынешних условиях вырастить этого самого Учителя с большой буквы. Думается, вместе мы поймем это быстрее. 

Беларусь. Брест – Кобрин – Ивацевичи – Минск