Накануне Международного дня инвалида общественная организация «Огонек надежды» устроила чудесный праздник для семей, имеющих детей-инвалидов. В холле ДК «Ростсельмаш» детвору ожидали облака из воздушных шаров, подарки, игры с аниматорами и заводная музыка.

Сами дети на выставку явились тоже не с пустыми руками: в том же холле посетители могли посмотреть выставку их работ. Рисунки на холсте, на бумаге, в технике рваной, шерстяной, ватной аппликации, мягкие игрушки и поделки — все это зрители оценили по достоинству. Но особенное внимание привлекали все же картины взрослых художников, людей, чьи мамы когда-то услышали страшные слова: «Ваш ребенок НИКОГДА не сможет встать на ноги, произнести собственное имя, дать вам руку». Увы, так и случилось. Не встали, не произнесли, не взяли за руку. Но сумели сломать все наши стерео­типы.

Мальчики не умнее собаки

Когда ребенок неспособен самостоятельно сидеть, пользоваться руками, пережевывать пищу и говорить, его чему-то можно научить? Официальная медицина считает, что нет. Таких детей называют имбецилами и дают родителям советы по уходу, как за цветком. Супруги Басалаевы из Мурманска советов слушались, за Сережей ухаживали добросовестно, но вот не давало им покоя ощущение, что сын-то все понимает, только ответить не в состоянии. Однажды, когда Сергею было уже лет 12, догадались поставить перед ним печатную машинку — и мальчик потянулся к ней. Руки не слушались, не только на нужную букву, но и на клавиатуру попадать отказывались. Сережа наклонился и попытался печатать носом. Та попытка подсказала отцу гениальное изобретение: к ободу от сварочной каски он присоединил диод и наконечник медицинской груши. Этим приспособлением, как слон хоботом, мальчик написал первое сообщение близким: «Здравствуйте, папа и мама! Я давно, лет с 4, пытаюсь с вами говорить, но вы не понимаете». А вскоре потребовал держатель для кисти. Сейчас несостоявшемуся имбецилу 29. Он начитан, остроумен, пишет прекрасным, ироничным слогом. И из-под «хобота» рождаются картины сложные и метафоричные, писанные всеми известными способами: маслом, акварелью, карандашом, в технике компьютерной графики.

Похожая история и у Кости Кокорина из Миаса. Одна невролог как-то не выдержала и бросила его матери в лицо: «Да он же не умнее моей двухмесячной собаки!» А мама Лена искала и искала. Она отказывалась верить в то, что это у нее, такой юной, спортивной и заводной, родился обреченный сын. Разработала обучающие программы, по которым позже освоили грамоту и другие дети. Придумывала и собирала тренажеры. И общалась с сыном глазами, пока кто-то не подсказал познакомить Костю с печатной машинкой. Выяснилось, что с собакой-то доктор и погорячилась…

А потом оба они увлеклись живописью. Сначала мама. Вскоре заметила живой интерес у сына. «Я смешиваю для него палитры, придумала специальный держатель кисти, делаю расслабляющий массаж перед каждым мазком. Но я до сих пор не знаю, КАК он рисует!» — пишет Елена. Стены комнаты забрызганы краской, руки парня живут отдельной от него жизнью, но на листе проступают жизнерадостные мазки прозрачной акварели.

«Я могу!»

За здоровье Али Зиновьевой родители боролись неутомимо: санатории, массажи, поездки на море. Но руки с каждым годом слушались все хуже. Сначала выручала все та же пишущая машинка, потом и это оказалось недоступным. Но… Кто-то однажды догадался положить среди игрушек девочки фломастеры. Казалось бы, зачем? Когда с руками стало совсем плохо, Алевтина попробовала взять карандаш ногой. Учителя от девочки не отказывались — речью она владеет. Но вот пойти в школу она не могла. Числилась в списочном составе, занималась с учительницей дома, а однажды села и написала письмо своему классу: о себе, о том, что умеет и чему хочет еще научиться. Одноклассники пришли в гости. Некоторые продолжали приходить и дальше. С некоторыми Аля дружит до сих пор. Сейчас она — уже молодая женщина. Много и с удовольствием работает: профессионально верстает и иллюстрирует книги, разрабатывает рекламные макеты и рисует, рисует… Карандашом, гелевой ручкой, красками.

Не перевелись в Туле левши

О современном тульском левше Владимире Тарунтаеве наслышаны многие. Он — лауреат Международной премии «Филантроп» в номинации «Преодоление. За гранью возможного», лауреат Всемирного альянса «Миротворец», удостоен медали «Талант и призвание». Его работы находятся в частных коллекциях в Туле, Москве, Мценске, США, Греции, Англии. Будучи не в состоянии даже ложку в руках удержать, Владимир пишет свои картины левой ногой. За 15 лет Тарунтаевым создано больше двухсот работ! «Неважно, как ты выглядишь, — считает художник. — Главное — любить жизнь».

А ведь действительно! Какая, право, мелочь — болезнь, когда человек жив и полон творческих замыслов! Разве помешала Бетховену глухота писать музыку? И кто бы осмелился назвать растением ведущего астрофизика планеты Стивена Хокинга? И почему было не стать зодчим и иконописцем безрукому и безногому Григорию Журавлеву? Давайте не мыслить стерео­типами. Как писал Дейл Карнеги, человек «не знал, что это невозможно, поэтому смог сделать». Они тоже, наверное, не знали. Или сделали вид.

Инга Благодарная
Фото из архива автора