Село Петровка Мясниковского района известно тем, что здесь красивые места, а на подворье храма иконы Божьей матери есть «Живоносный источник» (его называют святым), дорогу к которому можно найти по указателям на трассе.

А три года назад здесь появилась еще и «Православная деревня» — четыре дома, специально построенных для семей с приемными детьми…

Как под лупой

…Первый дом, в который зашла, — семья Журавлевых, самая многочисленная: девять приемных детей. Катя, Настя большая, Настя маленькая, Ванюшка, Руслан, Алиса, Даша, Матвей и Варвара, которой нет еще годика.

Шестеро из них — родные братья и сестры. Алла Журавлева когда-то работала в благотворительном фонде, курировала одну неблагополучную мамашу, которая регулярно рожала, но ни за кем не следила, в результате ее всякий раз лишали родительских прав. Всех ее детей Алла и ее муж Владимир Журавлев в конце концов взяли к себе под опеку. Последнее пополнение — маленькая Варвара, она оказалась у них в четыре месяца. Непутевая мамаша сама позвонила к Алле и попросила: забери, мол, а то в Дом ребенка попадет. Журавлевы не смогли отказаться.

Остальные три семьи «Православной деревни» — Стрельниковы, Синицкие и Шквара. В одной — семь детей, в двух других — четыре и пять.

Сами дома — загляденье. В комнатах чисто, уютно, нарядно. Прямо при мне к Журавлевым с проверкой из Чалтыря приехала сотрудница районного отдела опеки. Алла провела ее показать, где дети спят, занимаются. «Может, шкафы с одеждой открыть?» — предложила проверяющей. «Не надо, — отказалась та. —  Шкафы вы в прошлый раз показывали».

Наверное, тягостен столь пристальный контроль, предположила я позднее в разговоре с Аллой. Но та замахала руками:

— Что вы! Наоборот — хорошо, что опека проверяет и официально все фиксирует. Благодаря этому меньше поводов для досужих вымыслов. А то мы здесь в селе под та-а-кой лупой…

«Ведь нам здесь жить!»

Вообще-то этим и был вызван мой приезд сюда. В газету поступило обращение от общественной организации: у приемных родителей из «Православной деревни» — трудности, проблемы во взаимоотношениях кое с кем из (скажем так) авторитетных в Петровке людей.

Были взаимные обвинения, заявления, даже дети подключились к их написанию. Однако сейчас, в один голос уверяют родители приемных семей, конфликт себя исчерпал. Противоборствующие стороны провели собрание и решили помириться, дать друг другу шанс все начать заново. И теперь очень старательно поддерживают воцарившийся мир, просят ничего не ворошить.

—  Понятно, что к новичкам всегда относятся настороженно, и кто-то, может, подозревает нас в расчете, корысти, — объясняет причины Ирина Синицкая, тоже — мама приемной семьи. — Но ведь насильно же никого не заставишь переменить свой образ мыслей, надо делом все доказывать. Ведь нам здесь жить!…

Коснулись и еще одного конфликта — с бывшим священником местного храма. К нему не только со стороны жителей «Православной деревни», но и других селян много было претензий. В нужды прихода не вникал, восстановлением храма, на который шли пожертвования, не занимался. Был поглощен только личными делами, затеянной стройкой. В итоге жители «Православной деревни» написали на него жалобу митрополиту Меркурию. Реакция последовала, разбирательство было проведено. Батюшку от служения отстранили. «А теперь тут создано подворье Святоиверского монастыря, и управляет всем матушка Рахиль, с нею — полное взаимопонимание».

—  А вот кто нас никогда не забывает, так это отец Иоанн Осяк (у него у самого 18 детей. – Л.К.), — говорят женщины. — Детворе подарки регулярно привозит. У нас бывают проблемы с энергоснабжением, из-за чего тут же прекращается подача тепла, комнаты заледеневают. Так, отец Иоанн сумел достать и установить при каждом доме отдельный генератор — теперь у нас всегда тепло.

Приемные дети — нелегкий труд…

В общей сложности в четырех приемных семьях «Православной деревни» — 30 детей (вместе с родными). Примерно как в одном небольшом детдоме. Женщины говорят: просили министерство образования выделить на все четыре семейства одну «Газель». Поначалу чиновники на их идею откликнулись, но потом засомневались: а как эту «Газель» оформить, на кого? (Микроавтобус, напомню, разрешается выдать одной семье при наличии в ней десяти приемных детей. — Л.К.). Вот все и застопорилось. Хотя в «Православной деревне» часто бывают ситуации, когда надо одновременно куда-то вывезти (на праздник, например) большую группу детей, а в обычную машину все не помещаются.

Каждая семья держит хозяйство. У Журавлевых до последнего было четыре коровы, но с появлением малышки Варвары осталось две: на большее сил и времени теперь не хватает.

Галина Шквара вместе с пришедшим из школы Сережей повела нас показать свою живность. Свиньи с поросятами, куры, завертевшийся волчком при нашем приближении енот. А в просторном загоне — любимица всего семейства: красивая, ухоженная лошадка.

Сергей Шквара-старший, приемный отец, в ком сильна педагогическая жилка (до этого много лет проработал во Дворце творчества детей и молодежи), учит сейчас ребят из «Православной деревни» ездить верхом, показывает приемы казачьей конной езды. Он также попробовал создать здесь секцию рукопашного боя, но она почему-то не прижилась.

…Нелегкое вообще-то дело — растить приемных детей. И не настолько денежное, как может показаться: если поделить все выплаты на количество членов семьи, то получается чуть больше семи тысяч в месяц на человека.

Но главное — это отношение, взаимопонимание. С кем-то из детей все замечательно складывается, а с кем-то — ничего не получается.

Один подросток, например, как привык бродяжничать, так и от приемных родителей то и дело сбегает, а в последний раз еще и деньги унес.

В другой семье мальчишка конфликтует с младшей детворой, считай, «дедовщину» устроил.

А Галина Шквара рассказала, как приходится ей биться за возврат старшему приемному сыну Артему жилья, что было за ним закреплено в Новочеркасске, но ловкие соседи смогли им завладеть.

Нелли Стрельникова, с которой я до этого много беседовала по телефону, в итоге из-за всех переживаний попала в больницу — муж на это время и за папу, и за маму, да старшие дети помогают.

- А вообще-то у нас все хорошо, — говорили жители «Православной деревни» на прощанье. — Только хотелось бы, чтобы нас в Ростове не забывали. А то порой чувствуем себя отрезанными от мира, особенно когда с автобусным сообщением начинаются перебои. Может, с организацией кружков как-то нам помогут — дети хотели бы заниматься музыкой, рисованием. Вот только что позвонили из благотворительного фонда «Я без мамы», обещали приехать со спектаклем — это такая радость. Пусть и другие почаще про нас вспоминают, навещают.

…На обратном пути, пока ехали по заснеженной дороге из Петровки в Чалтырь, ни одна машина навстречу не попалась, ни одного автобуса или маршрутки. Глухое место. Микроавтобус бы «Православной деревне», действительно, не помешал…