Невеста в белом платье. Жених — с букетом роз. Марш Мендельсона. Свадьба! Правда, место не совсем обычное — комната для краткосрочных свиданий в Азовской женской колонии.

— Это пятое бракосочетание, которое мы проводим в колонии за семь лет ее существования. Стараемся сделать все возможное, чтобы событие было праздничным. Марш Мендельсона звучит обязательно. Впрочем, обычно невесты во время церемонии так и остаются в тюремной робе. А в остальном — все как у самых обычных новобрачных: те же волнение и радость, та же процедура подачи заявления в ЗАГС за месяц до даты, — рассказывает начальник отдела ЗАГСа администрации Азова Лариса Козаченко.

Лена и Сергей познакомились, когда она уже была в колонии… Это было заочное знакомство по переписке. Он знал ее отца, встречались изредка по работе.

— Я знал о существовании Лены, но воспринимал ее просто как маленькую дочь своего приятеля — она на 12 лет меня младше. Мы даже не виделись ни разу. В прошлом году от ее отца узнал, что Лена находится в колонии, осуждена по статье 158 УК РФ за кражу. Решил ей написать. Мне не сложно, а ей, подумал, будет приятно. В колонии же не особо весело. Я вообще люблю письма писать, считаю, что по ним о человеке можно узнать гораздо больше, чем из разговоров, — рассказывает Сергей.

Церемония бракосочетания была короткой, но торжественной. Молодожены поставили свои подписи, получили свидетельство о браке, штампы в паспорта, выслушали напутственные слова от сотрудников ­ЗАГСа, поздравления от гостей — сотрудников колонии и наехавших журналистов. Кольцами брачующиеся обмениваться не стали. Ответственное решение принял жених. Не дело — надеть кольцо и сразу снять его: украшения в колонии запрещены. Так что этот символ супружества Лена получит позже. А вот фамилию мужа она решила взять сразу, хотя в колонии замена паспорта – дело хлопотное.

Планы на будущее у молодоженов серьезные. Оба хотят детей. Но это после освобождения Лены.

— Я хочу стоять под окнами роддома и кричать: «Любимая, спасибо за сына или за дочку!» Хочу забрать их оттуда, купать своего ребенка, кормить, быть с ним рядом. Так что будем ждать и надеяться на условно-досрочное. Прошение на него можно будет подавать уже в сентябре, — говорит новоиспеченный супруг.

— Сергей очень ответственно подошел ко всей процедуре. Несколько раз приезжал, консультировался с нами, привозил заявление от Елены, заверенное начальником колонии. В данном случае все хлопоты были именно на нем. Как показывает наш опыт, немногие счастливые женихи с этим справляются. Сначала приезжают: «Жениться хочу! Оркестр привезу, гостей». А когда узнают, что надо сделать, чтобы хотя бы заявление подать, исчезают бесследно. Женщины в этом плане более ответственны или сильнее замуж хотят — их формальности не пугают. Поэтому в Батайской мужской колонии свадьбы чаще проходят…