Первоначально мы намеревались провести прием жителей хутора Роги, что в Тарасовском районе, в местной школе. Но собравшиеся на школьном дворе хуторяне внесли в наши планы коррективы:

—  А давайте пройдем на рынок. Он тут рядышком. Там тоже вас ждут…

Что ж, рынок так рынок. В конце концов, даже лучше, чем надоевшие столы-стулья, далеко не всегда располагающие к откровенному разговору. Тем более что в наших, да и не только в наших краях рынки всегда были своеобразным клубом. Местом, где узнавались и свободно обсуждались новости, поднимались любые темы. Этакое народное вече…

 

 Мистика и реалии хутора Роги

На вече, конечно, хуторской рынок с его парой прилавков, за которыми разместились со своим нехитрым набором товаров заезжие коробейники, не тянул. Но оживленному разговору это ничуть не мешало. Когда мы подошли, хуторяне обсуждали загадочное явление: аккурат в ночь перед нашим приездом в хуторе воем выли собаки. Роговцы связали это с неким загадочным зверем, облюбовавшим, по их словам, с недавних пор здешние края:

—  Это не волк. Когда волк близко, собаки, наоборот, затихают.  А вот чупакабры они жуть как боятся. Так что выть от страха начинают…

И хотя таинственную чупакабру никто из жителей хутора  до сих пор толком не разглядел, внешность зверя описывалась ими во всех подробностях. Из рассказов хуторян вырисовывалась жутковатая образина — помесь  гиены с кенгуру: мощные задние лапы, обеспечивающие невероятную прыгучесть, и острые зубы с оскалом, сверкающим на темной морде. К тому же бестия, невесть какими путями попавшая в этот тихий уголок на украинской границе из Мексики, обладает повадками вампира. Своих жертв — ягнят, коз, кроликов и прочую мирную живность — не загрызает, а выпивает у них кровь. Короче, жуть, не испугаться которой нельзя…

Но те реалии, с которыми живет сегодня немногочисленное население Рогов, тревожат, а то и страшат ничуть не меньше мистической заокеанской зверюги. Хотя бы уже потому, что, в отличие от ночной напасти, заявляют они о себе ежедневно, ежечасно и ежеминутно. С ними люди жили вчера и продолжают жить сегодня.  Это они заставляют их покидать десятилетиями обжитые места, и население хутора сокращается со стремительностью шагреневой кожи. Они для оставшихся хуторян создают трудноразрешимые проблемы в самых простых, казалось бы, житейских делах. К  этим проблемам от экзотической чупакабры и перешел быстро наш разговор.

«Три года скачи…»

Во дворе роговской школы обращает на себя внимание столб с указателями. Направленные в разные стороны стрелки показывают расстояния от хутора до Москвы, Ростова, райцентра — поселка Тарасовский. И до соседнего поселка Войково, давшего имя всему поселению. Выглядит здесь этот указатель совсем как его далекий собрат, установленный на Северном полюсе. Как зримое воплощение формулы классика «три года скачи, ни до какого государства не доскачешь».

—  Живем как на краю света… — словно угадала наши мысли завуч здешней школы Татьяна Павловна Кошеленко.  А  ее коллега Зинаида Александровна Толкачева уточнила:

— Автобус только раз в сутки ходит. В больницу, что в Митякино, попасть — целая проблема…

Да что там Митякино! До этого села, лежащего на полпути к райцентру, все-таки километров 30. По роговским  меркам выходит — космическое расстояние. Ведь даже в соседний Войково, расположенный в каких-то 10-15 километрах, попасть проблематично. Пешком туда-сюда не находишься, а ехать не на чем.  В райцентр же автобус по выходным вообще не ходит. К тому же асфальт, не дойдя до Рогов, обрывается вскоре после поклонного креста на дороге, ведущей в хутор Можаевку. К Можаевке, где расположилась администрация поселения, с недавних пор  волевым порядком приписали и Роги. Только никаких преимуществ «центровой» жизни хуторяне  пока не испытали. Вот и мы, прежде чем выбраться к роговской школе, изрядно проплутали по петляющим в зарослях акаций и кленов изрытым проселкам. Испробовали на себе, что такое хуторские дороги. Но всё не можем взять в толк, как с такой, с позволения сказать, инфраструктурой можно обеспечить положение о шаговой доступности муниципальных услуг. Оно, как известно, составляет сердцевину реформаторского 131-го федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления».

Хотя каким может быть оправдание, догадываемся. Вся инфраструктурная хилость очевидно сводится к безденежью наших пореформенных муниципалитетов. В Тарасовском районе, где в силу его расположения мало на чем сегодня можно заработать, это видно особенно отчетливо. Некогда расположенный на бойком месте — на перекрестке путей, ведущих на Украину, район имел возможность использовать все преимущества такой географии. И то сказать — до Луганска всего-то с полсотни километров! Но с распадом Союза распалась и привычная жизнь. Луганская ветка заржавела и поросла бурьяном, а с ней вместе принялись «ржаветь» экономика и социальная сфера приграничных поселений.

Еще недавно жившие бок о бок люди оказались разделены преградами. И, похоже, устранять эти во многом искусственно созданные препятствия никто и не думает.  По крайней мере, у нас в России. Достаточно сказать, что при переходе границы со стороны Украины на все необходимые формальности у пограничников сопредельной стороны уходит три минуты. Тогда как чтобы попасть на Украину, на нашем пограничном посту требуется затратить все двадцать. Анатолий Николаевич Прусаков поднимал этот вопрос перед пограничным начальством (если только таковым можно считать присланного на встречу с жителями Войковского поселения прапорщика). Вразумительного ответа не последовало. Говорилось что-то о несовершенстве техники. И это в то время как получили пограничники для организации перехода новые модули. Получили, но не подключили. Вот и вся геополитика…

Хуторские «консервы»

Но людям геополитические резоны мало интересны. Им хочется видеть выход из ситуации, хочется жить лучше уже сегодня. Без оглядки на геополитические ветры. И они отказываются верить в то, что такого выхода не существует. И правильно делают, что не верят: даже для Войковского сельского поселения с его сегодняшней слабой системообразующей хозяйственной базой есть вполне реальный путь улучшить свое финансовое положение. Стоит хотя бы поднять  в поселении собираемость местных налогов. Ведь что по транспортному налогу, что по земельному из года в год фиксировался недобор. Было это при прежнем руководстве поселения, и нынешнему молодому главе поселения Сергею Николаевичу Плотникову есть за что браться.

Проблемы со сбором местных налогов — не единственные, что оказались  надолго законсервированными. В свое время нам уже приходилось слышать и о неурядицах с водоснабжением Рогов, где при прокладке водовода допустили инженерный просчет, и вода течь по новым пластиковым трубам не пожелала. Ситуация не изменилась. Разве что, по словам Людмилы Алексеевны Ковалевой, многие роговцы, устав ждать централизованного водоснабжения, прорыли в своих дворах собственные артезианские скважины и  воду теперь качают оттуда. Что, конечно же, нельзя считать выходом из положения — низкое качество грунтовых вод общеизвестно. И хотя в Тарасовском районе вся вода — артезианская, но поступает она к потребителям после какой-никакой очистки. В то время как жители Рогов используют, по сути, непитьевую воду.

Повис в воздухе и вопрос с газификацией хутора. В свое время, пока газифицировалась Можаевка, роговцы,  узнав, что их хутор вместе с хутором Прогной включен  в план проектирования магистрального газопровода, проявили отрадную активность и, не став ждать «милостей от природы», собрали средства на выполнение проектно-сметной документации. Однако …

—  Все застопорилось, как нам сказали,  из-за того, что  решено не приступать к работе над новыми объектами газификации, пока не будет закончено с уже начатыми, — пояснила Татьяна Павловна Кошеленко. И развела руками:

—  Но разве у нас работы не начаты? Есть проект. Все оплачено. Причем люди деньги несколько раз собирали. И в результате — ничего. Боимся, что так и останемся без газа…

Пусть и несколько эмоционально все это сказано, но хуторян можно понять. И снять возникшее напряжение можно: стоит лишь сообщить людям конкретные сроки. Ведь недаром же существует губернаторская программа газификации, где  такие сроки четко установлены.

«Райком закрыт…»

Жаль, не присутствовали при нашем разговоре представители муниципалитета. Ведь тогда на многие вопросы ответы можно было бы получить тут же на месте. На тот же вопрос о газе, к примеру…  И надо сказать, в Тарасовском районе местные власти всегда с заинтересованностью относились к подобным  редакционным приемам и не упускали случая побывать на них, справедливо видя в таком разговоре надежное средство обратной связи с населением. Но в этот раз так случилось, что приезд наш совпал с другими мероприятиями. И  связаны они были с 1025-летием крещения Руси. По этому случаю, как нам сказали, всех муниципальных и иных руководителей собрали в райцентре. Перефразируя клише минувших времен, можно сказать, что оказался райком закрыт, все ушли на воздвижение креста…

Что ж, нам остается только поделиться с муниципальными чиновниками информацией, полученной на роговском рынке, и оставить за собой право поинтересоваться,  как они намерены на нее реагировать.

Скажем, на такой достаточно типичный эпизод, как фактическое присвоение земельных паев хуторян одним не в меру оборотистым предпринимателем. Об этом нам рассказала все та же 

Т. П. Кошеленко:

—  Получилось так, что сдали наши земли в аренду одному здешнему фермеру. А он поторопился сделать межевание и оформил их единым наделом. И получилось так, что он фактически является собственником этой земли. И уже мы у него вроде как арендаторы…

Утверждают роговцы, что многие подписи их односельчан в документах о передаче земельных паев были подделаны. И жалуются на то, что нигде не могут добиться правды. Ну, правды-неправды, а вникнуть в ситуацию местным властям, думается, стоило. И помочь людям, подсказать, как действовать дальше.

Могла бы власть сказать свое слово или, по крайней мере, проявить заинтересованность и в другой житейской ситуации. О своей проблеме рассказала нам дворник хуторской школы Елена Анатольевна Ушакова. Оставшись несколько лет назад после пожара без жилья с пятью  детьми на руках, она нашла приют в доме односельчанки. Та даже предложила продать ей жилье на вполне приемлемых условиях: согласилась засчитывать вносимую плату  в счет стоимости дома. Однако вскоре ситуация переменилась:

—  Хозяйка, посчитав, что дом я покупать не стану, предложила мне съехать, — рассказывает Елена Анатольевна. — Куда я только не обращалась, чтобы помогли внести нужную сумму…

Обращалась женщина, действительно, во все инстанции. Не исключая и самые высокие. И отовсюду получала дежурное уведомление. Из столицы ее обращения неизменно пересылались в область, из области — в район, из района — в сельское поселение… Знакомый маршрут! Результатом был, как правило, ответ: лишних денег в бюджете нет, если появятся, поможем. И помогали: сначала четыре тысячи дали, потом еще две добавили. Это при том, что для покупки дома Ушаковой необходимо было выплатить 30 тысяч рублей.

Можно догадаться, как изумятся читатели, услышав о такой незначительной сумме.  Да, рублевые цены на жилье в этом дальнем углу Тарасовского района сегодня исчисляются всего десятками тысяч.  Что косвенно подтверждает неблагополучие территории. Но и такую сумму школьный дворник, посаженная на «минималку», осилить не в состоянии. Можно допустить, что и для поселенческого бюджета эта сумма неподъемна, и у района с помощью многодетной матери ничего не получается. И даже то, что в стомиллиардном бюджете области нужной строки не отыщется. Но кто из составлявших бумаги-отписки чиновников хотя бы попытался помочь женщине советом? Ведь при такой сумме, сопоставимой со средней зарплатой по области, выходов из ситуации у Ушаковой может быть, как минимум, два. Можно назвать банковский кредит и ипотеку. Есть еще вариант с кредитом под гарантии администрации. Что вполне допустимо при такой мизерной сумме. От властей, коль они не в состоянии помочь материально, всего-то  и требовалось, что дать женщине нужную информацию и посоветовать, что для ее ситуации более выгодно. Но ведь ни одна инстанция даже и не подумала это сделать! «Райком закрыт…».

Печали роговцев можно перечислять еще долго. Но что характерно: сколько ни жаловались хуторяне на свою жизнь,  ни подавленности, ни тем более озлобленности в их словах не чувствовалось. Напротив, видно было, что любят место, в котором живут, замечают малейшие перемены к лучшему и готовы  видеть в них добрый знак. Так, гордятся они своей школой, усилиями директора Ирины Александровны Шевцовой и ее коллег поднятой на уровень лучших. Ну, а для Рогов хуторская средняя школа — еще, если можно так выразиться, и системообразующая структура. Закройся, не дай бог, она, исчезнет с лица земли и сам хутор…

***

Как вы уже, наверное, поняли, мы не первый раз наезжаем в Войковское поселение. В свое время инициировали решение здесь целого ряда житейских проблем. И сегодня не можем не отметить, что многое в здешней жизни стало меняться к лучшему. Так, хоть и понадобилось на это целых три года, но решился вопрос с водоснабжением Войково. И сегодня здесь под придирчивым наблюдением давнего нашего знакомого,  по-доброму неугомонного человека — депутата поселенческого Собрания Алексея Федоровича Миронова строится новая насосная станция. Не исключено, что на воду, которую станет она качать в Войково, смогут со временем рассчитывать и в хуторе Роги.

Возможно, что у наших читателей в больших городах подобные неспешные перемены, происходящие в сельской «глубинке», вызовут улыбку: мол, разве ж то масштабы! Но, по большому счету, селу не так уж много и требуется. Только вот если не дать ему требуемого, задохнутся и село, и город. Все страна задохнется.

Но, думается, это не наш сценарий. Перемены к лучшему, как бы медленно они ни проходили, неизбежно должны вдохнуть жизнь и в такие места, как Роги. Тем более что все предпосылки к тому налицо. В том числе и политические. Россия и Украина поняли, наконец, что друг без друга не могут. Так при самом деятельном участии Ростовской области появился еврорегион «Донбасс». И его появление — залог того, что приграничные территории рано или поздно оживут. Что вернется в эти места достаток. И как знать — может, в один из следующих наших приездов  в хутор Роги мы больше не услышим рассказов про чупакабру. Потому что водится такая нечисть, говорят, исключительно на неблагополучной земле.