— Вы корреспонденты? — пожилая женщина заглянула в окно нашей остановившейся на перекрестке машины. — А я как раз на ваш прием иду…

Сама судьба послала нам Нину Даниловну Кондрашову. Не встреться мы с ней — пришлось бы еще изрядно поплутать по пестро застроенным и не везде снабженным указателями улицам станицы Багаевской в поисках нужного нам дома. Там выездной бригаде «Нашего времени» предстояло принимать читателей. С помощью же Нины Даниловны домчались до места буквально за пару минут.

 Почтовый рожок или «сарафанное радио»?

 Как видите, разговор с читателями у нас начался еще до того, как мы переступили порог районной библиотеки, где расположился Совет ветеранов.  Туда и подходили жители станицы. И с ходу включались в беседу. Благо тема, которую подняла Нина Даниловна Кондрашова еще по пути, оказалась близка всем. А говорили мы о работе почты.

— По две недели не приносят газеты. А я, кроме «Нашего времени», выписываю еще и районку, и «Копилку советов». И по неделям проходится ждать, пока почта соизволит их доставить. Получается, зря выписывала?

Судя по тому, как оживились при этих словах Нины Даниловны  ее земляки, к работе местной почты не только у нее одной  нарекания накопились.

— Если бы не позвонили из редакции, мы б никогда не узнали про то, что вы собираетесь  к нам, — присоединилась к разговору давний друг нашей газеты Галина Алексеевна Тарасенко. — Только вчера увидели, что вы, оказывается, в каждом номере «Нашего времени» и в местной газете целую неделю помещали объявления о предстоящем приеме…

А собрать здесь земляков Галине Алексеевне — за что ей отдельное и огромное спасибо – удалось благодаря  тому, что она называет «сарафанным радио». Старый как мир и проверенный веками способ передавать новости друг другу, как видим, сегодня снова оказывается в ходу.

В больших городах почту в какой-то степени заменяют Интернет и многочисленные терминалы по приему  платежей. Но стоит отъехать, как в нашем случае, совсем недалеко от мегаполиса — и кажущееся всесилие Интернета блекнет. Причин тому сразу  несколько: и возраст населения, который в среднем в сельской местности всегда выше, чем в городе, и слабость коммуникаций. Ну и привычки людей, наконец. Они на селе куда сильнее определяют бытие.

Багаевцы с возмущением и недоумением говорили о том, что головной почтамт перевели от них аж в Аксай. И теперь по каждой  почтовой проблеме —  а их, поверьте, немало — приходится обращаться туда. И решать их, в основном, дистанционно, потому как в Аксай не наездишься.

Именно это пришлось проделать  Евгении Мартыновне Косых. Еще в конце мая послала она почтовый перевод в Боковский район, а он туда так и не дошел. Позже выяснилось, что его и не думали отправлять. После долгих переговоров посланную тысячу женщине вернули, а про деньги, уплаченные за так и не предоставленную услугу, скромно умолчали. Разве что мило улыбнулись, возвращая перевод…

Такой негатив, складываясь, и дает в сумме нежелание населения связываться с почтовыми услугами. А поскольку от работы почты зависит и поступление к людям периодики, то сказывается и на подписке. На весь без малого 40-тысячный район — всего полторы сотни подписчиков «Нашего времени».  И это совсем не от нежелания читать нашу газету. Как заметил бывший глава района, депутат районного Собрания и читатель «Нашего времени» с почти 60-летним стажем Николай Александрович Кисляков:

— Подписчиков у нас в районе может быть намного больше. Люди с удовольствием бы подписывались на такую интересную газету, как «Наше время». И если не могут этого сделать, то только из-за проблем почты.

 Дистанции космических размеров

Станица Багаевская, вот уже 360 с лишним лет располагающаяся на одном из самых бойких мест в излучине Нижнего Дона, всего в каких-то 80 километрах от Ростова, сегодня лишилась многих своих транспортных связей с южной столицей и соседними территориями. Еще лет 20  назад на целых  полгода, а то и больше Дон для багаевцев становился главной дорогой. На «Ракетах» и «Метеорах» они могли добраться в Ростов меньше чем за час. С тех пор много воды в Дону утекло, и жизнь вроде поменялась коренным образом, а память о скоростных судах в станице жива.

—  Вы не знаете, куда подевались «Ракеты»?  — этот вопрос задала нам учительница одной из здешних школ Ольга Борисовна Каракулина.

Что мы могли ответить этой женщине и ее землякам? Что скоростной речфлот, бывший некогда визитной карточкой Ростова, профукали так же, как профукали многое другое? Что осталось в Ростове одно или два судна типа «Ракеты» и те, кажется, уже не на ходу? Что пристани в пожарном порядке были разобраны? Что, наконец, если бы произошло чудо и возникли на донской глади скоростные суда, они оказались бы недоступны большинству наших граждан. Прежде всего из-за по-самолетному заоблачных цен. По их уровню «Ракета» вполне оправдала бы свое «космическое» название. А пока в космическое расстояние для многих багаевцев превращаются те 70-80 километров, что отделяют райцентр от Ростова.

Да что там Ростов! Оказывается, на правый берег Дона сегодня не так просто переправиться. Уже знакомая читателю Нина Даниловна Кондрашова возмущается:

—  Паромная переправа — 25 рублей. Да за машину — 200…. И никаких льгот — паром нынче частный...

Раньше, по ее словам, на правый берег Дона доставлял людей катер. И цены были куда как ниже. Видно, из-за низких цен и не удержалось такое сообщение на плаву в новой экономической реальности.  Остался только резко вздорожавший паром, который раз в час перевозит на другой берег пассажиров и машины. Кстати, переправа машин здесь стоит вдвое дороже, чем в соседнем Семикаракорском районе. Багаевцы привыкли  реалии своей жизни сравнивать с соседями. И, надо сказать, далеко не всегда такое сравнение оказывается в пользу их родного района.

Мы не можем ждать милостей от природы…

Разумеется, не стоит представлять и Багаевскую, и весь район этакой глухоманью, лежащей вдали от мира и наук. Ведь зовут эту землю «огуречной столицей» Дона не только за обилие овощей на районных полях. «Столица» – это еще и указание на нерядовое положение территории. Так что какая уж там глухомань!

 Связывает райцентр с Ростовом автобусное сообщение. Дороговат, правда, автобус: под 140 рублей выходит. Такси, понятное дело, еще дороже. Но так или иначе, а сообщение налажено, благо дороги позволяют. Вот и трасса Ростов–Волгодонск, пересекающая район с запада на юго-восток, сейчас реконструируется, становясь более комфортной и современной. Зримое подтверждение тому — знаменитый Галкин мост через Маныч, недалеко от поворота на Багаевскую. Прежнюю неуклюжую металлоконструкцию сменила современная мостовая система, снабженная всеми необходимыми транспортными развязками и ярко освещаемая в темное время суток. Жаль, правда, колоритного старого моста, накрепко связанного в сознании со студенческими поездками «в колхоз» на уборку овощей, но  это как раз тот случай, когда за старое держаться не стоит. Во всяком случае, багаевцы обновленным Галкиным мостом, безусловно, довольны.

А вот в оценке еще одного новшества, которое может появиться на здешней земле, а точнее, на воде, такого единодушия не наблюдается. Речь — о нашумевшем проекте Багаевского гидроузла.

— Плотина гидроузла перекроет Дон и погубит все естественное Усть-Манычское водохранилище, — убежден Н.А. Кисляков. — А ведь это крупнейшее в Европейской части страны природное нерестилище…

Понятно, что с такой позицией можно спорить. Можно доказывать, что при проектировке узла будет оставлен  обводной канал для прохода рыбы на нерест, и таким образом вроде как снять главный предмет спора. И вполне вероятно, что сторонники идеи создания гидроузла смогут-таки одержать верх. Но это лишь в том случае, если не прислушаются к тревогам багаевцев. Тревогам, во многом интуитивным, но идущим от жизни, прожитой многими поколениями людей на этих берегах. И когда на протяжении по меньшей мере полувека люди видят, как усыхает полноводный прежде Дон, они не могут не связывать это с безостановочными экспериментами над великой рекой. И не могут не прогнозировать свое невеселое будущее, если река будет мелеть и дальше. Тот же Галкин мост может превратиться в виадук. И проходить будет уже не над сегодняшними манычскими водами, а над унылой заболоченной местностью.  Собственно, безрадостное будущее может ожидать весь донской край, потому что в таком случае никто в экологически изуродованную  область и рубля не вложит.

Экология «от домохозяек»

По всему видно: экологическая тема волнует жителей станицы. Нам рассказали и о бедственном состоянии речки Подпольной, которую  основательно чистили еще во времена губернаторства Чуба и с тех пор всё только обещают повторить очистку. Вспомнили и о многочисленных несанкционированных свалках на территории райцентра,  о заросшем травой и замусоренном станичном парке…

— Просим убрать  и вывезти траву, а нам говорят, трава не считается твердыми бытовыми отходами… — Алла Ивановна Попова.

—  Наша улица Пескова превратилась в болото. Скачем через лужи, как саранча… — Наталья Ивановна Буденная.

— Живу на улице Ростовской. Раньше благоустроенная была улица. И парк тоже: чисто, светло. Сегодня — грязь и темень. Зимой детей машины грязью окатывают. Обращались к главе станицы Галине Олеговне Зориной — безрезультатно… — Раиса Михайловна Чубова.

Вот так бытовая экология оказывается тесно переплетена с коммунальными проблемами. Надо сказать, Багаевская – не единственное место, где подобные проблемы заявляют о себе в полный голос. Не случайно в свое время появилась в области административная инспекция, а в ряде мест — инспекции муниципальные. Их как раз и обязали следить за чистотой и порядком в населенных пунктах. Н.А. Кисляков считает, что эту практику следует распространить на как можно большее число территорий:

—  Пора прекратить положение, когда за санитарное состояние территории  никто не отвечает. Вот недавно в Шахтах говорили о расширении функций муниципальной инспекции, о вовлечении в поддержание правопорядка казаков. Считаю, что не полицейскими должны быть наши казаки, а показать себя в деле борьбы за чистоту…

Ну, а с другой стороны, и самим жителям стоит, наверное, не только фиксировать проблемы и недостатки, но и более активно способствовать  устранению непорядка. Как говорится, чисто не там где метут, а там, где не сорят. Но и подмести иной раз, не дожидаясь, пока это решат организовать местные власти, право же, совсем не лишне.

 Скажу больше: Багаевская, расположившаяся в столь благодатных местах, давно могла бы стать  чем-то вроде небольшого уютного города, имеющего свое, только ему присущее лицо. Пока такого не наблюдается. И в этом смысле многие райцентры, находящиеся куда в более далекой «глубинке», опередили Багаевскую. То же Дубовское, к примеру. Станичным, да и районным властям стоило бы задаться вопросом, почему так происходит.

Конечно, нельзя сказать, что муниципальные мужи так уж равнодушны к печалям вверенных их попечению жителей. Интересуются, и даже очень активно. Чему подтверждение — раздававшиеся  несколько раз за время приема звонки из районной администрации. Начальство волновалось: о чем это заезжие журналисты разговаривают с народом? Хотя могло бы и само подойти, чтобы услышать все из первых уст. Как бывало не раз  на приемах в ряде других территорий. Но, говорят, заняты все руководители были подготовкой к престольному празднику – так необычно и красиво называется здесь день станицы. Ну, да мы не в обиде. Сами видели, как пекутся в районе о духовности. Видели прекрасные церкви — в том числе и восстановленный в Маныче  храм Параскевы Пятницы. Дивной красоты, сложенный из темно-красного кирпича… Помнится, даже в советские времена, пусть и порушенный, этот храм на берегу Дона все равно смотрелся настоящим шедевром. А сегодня выглядит символом возрождения этой благодатной земли.