Недавно в село Шептуховка, расположенное в центральной части Чертковского района, пришел долгожданный газ. Первой в своем доме зажгла «голубой огонек» хозяйка многодетного семейства Екатерина Савченко

Газификацией населенных пунктов в начале третьего тысячелетия, пожалуй, мало кого удивишь, многодетность же на сегодняшний демографический момент — изрядная редкость даже для разъездного репортера. Она–то и приводит меня в старинное село на берегу речки с прямо–таки былинным названием Калитва.
Екатерина-Савченко-и-ее-батальон.jpg

— Катя — светлая натура, добрейшая душа, —характеризует Савченко глава Шептуховского сельского поселения Ирина Петрова. — Депутат нашего собрания, постоянная участница художественной самодеятельности. Никогда не подводит, везде успевает. И в собственном большом хозяйстве, которое под стать большой ее семье. К детям же вообще относится изумительно, и они ее любят по–настоящему…

Корреспондента «из области» хозяйка многодетного семейства приглашает в образцово ухоженный дом. Располагаемся в одной из комнат, где, судя по всему, дети готовят домашние задания. Компьютер, принтер, учебники, на стене — расписание уроков. Непривычно много для нашего времени художественной литературы. «Тихий Дон», «Война и мир», «Вечный зов».

— Считаю, мало читавшие люди не могут быть всесторонне развитыми, интересными для других. Да и сама их жизнь попросту неинтересна…

Свое семейство сама Екатерина в шутку называет «бабский батальон», в котором вместе с ней «семь девок». Сейчас муж поехал по делам, две младшие девочки, Марина и Даша, на занятиях в школе. Татьяна в Миллеровском сельскохозяйственном техникуме учится на переработчика сельхозпродукции. Наташа–младшая в педагогическом колледже готовится стать учителем начальных классов. Старшая дочь Инна, выпускница РИНХа, замужем, в Чертково воспитанием полуторагодовалого сына Темы занята. Еще одна Наташа (старшая) окончила школу с «красным» дипломом, в ЮФУ учится на бюджетной основе.

Инна и старшая Наташа — собственные дочери Екатерины, а четверо других, в числе которых Наташа–младшая, — приемные. Они из местных, коренных, но судьба их распорядилась так, что на свет появились в одной из самых неблагополучных семей округи, да еще и не в самые лучшие времена Отечества. Их мать от «неблагополучности» и туберкулеза, в конце концов, так и погибла, а отца за пьяное дело лишили родительских прав.

— Я девчонок знала, считай, с самого рождения их, — вспоминает Екатерина. — Жалко их было мне до слез, всегда старалась помочь хоть самую малость…

После смерти матери осиротевших сестренок определили на годичный карантин в спецсанаторий в Ростове. Тетя Катя, которой было тогда всего немногим за тридцать, стала регулярно навещать их. «Чтобы не чувствовали они себя вконец брошенными». А по окончании карантина взяла, да и привезла их в свой дом, где, овдовев, жила к тому времени с двумя дочками и старенькой мамой.

— Помню, стала у порога и долго–долго думала: потяну —не потяну? Потому как хорошо понимала, какую огромную ответственность на себя беру. Это ж дети, их жизнь, судьбы! Поговорила тогда, конечно, и со своими, посоветовалась. Они поняли, поддержали. С того момента уже тринадцатый год пошел…

Много воды за это время утекло в речке с былинным названием, немало изменений произошло и в жизни. Поначалу редко кто из селян с пониманием отнесся к поступку Екатерины Савченко. Сама, мол, еле концы с концами сводит, а тут еще и такой груз неподъемный на себя взвалила! Разные тогда «толки» по Шептуховке перешептаны и перемусолены были. Со стороны властей тоже понимание не всегда ощущалось. Предлагали Екатерине, к примеру, взять себе «на баланс» только двоих девочек, а двух других определить в детский дом.

– Вы только вдумайтесь, – возмущается Екатерина, – сознательно разлучить их? А как же человечность, доброта людская, справедливость? Через несколько лет, однако, убедили меня местные руководители оформить на девочек опекунство, чтобы иметь хоть какую официальную поддержку от государства. Помогли в этом деле. Подъемных выплатили аж тридцать две тысячи. Но, откровенно говоря, тогда судьба наша уже в добрую сторону поворачивать начала.

Произошло это с появлением в «бабском батальоне» мастерового человека Игоря Пинкина, со временем ставшего и верным спутником Екатерины, и главой многодетного семейства. В результате, как это не покажется невероятным, приемных детей в семье фактически убавилось более чем наполовину. А все потому, что мастеровой человек Игорь Пинкин —  ни кто иной, как… настоящий родной отец Татьяны, Наташи–младшей, Марины и Даши. Такой вот поворот в судьбе семейства совершился.

— Присмотрелась я, поняла, что человек он сам по себе вовсе не плохой. Попал вот только в скверные обстоятельства, из которых спасать нужно, — объясняет Екатерина. — Да и девчонкам очень важно все–таки, чтобы отец был. Сама росла без отца, у мамы четверо нас было. Знаю, как это нелегко детям, особенно девочкам. Игорь это тоже понял, выбрал семью, трезвую жизнь. Любое дело у него спорится, нет такого, чего не умел бы делать своими руками. Все проблемы решаем вместе. Автомашину приобрели, трактором недавно обзавелись. Семейную продовольственную программу теперь решаем без проблем…

До отъезда я узнаю о жизни большой семьи так много, что обо всем формат газеты рассказать попросту не дает возможности. А вот с фотографиями здесь есть еще проблемы —  Екатерина с трудом находит общий снимок своего «батальона».

Перед расставанием она уже вместе с вернувшимся мужем показывают свое очень внушительное хозяйство. Посмотреть, право, есть на что. Девять дойных буренок, полтора десятка разновозрастных бычков на откорме, гуси, утки, куры…

— Да вы летом приезжайте, у нас тут здорово! — приглашают Катя с Игорем. — Увидите наше хозяйство в деле и во всех подробностях. Вся семья на каникулах соберется вместе. Тогда, может, сделаем и общую семейную фотографию