Уже несколько дней прошло, как Ольга Александровна Штогрина вернулась из поездки в город своего детства — Ленинград, с юбилейных торжеств в честь освобождения от фашистской блокады. 

Но до сих пор душа не на месте, и вновь по ночам долго не дают заснуть воспоминания.

«Избави вас бог узнать те ужасы, которые пришлось пережить нам!» - Ольга Александровна крестится и смахивает слезу.

В самом начале блокады загорелись бадаевские склады, где хранились большие запасы продовольствия. Ольга Александровна, или как ее звали в детстве - Ляля, тогда видела издалека огромное пламя самого разного цвета — алого, фиолетового, синего и даже почти коричневого. Так как было ей тогда 12 лет, понять, насколько усугубит этот пожар положение ленинградцев, она смогла позже, когда есть стало совсем нечего. Пришлось переходить на всякую живность. В пищу пошли кошки, собаки, голуби, вороны.

По городу также поползли разговоры, что земля в районе сгоревшего склада - сладкая от растопленного сахара, меда, сгущенки, конфет. Туда потянулись люди с лопатами и мешками. Ольга Александровна с мамой тоже решили попробовать. Когда добрались до места, увидели яму глубиной метра четыре. Набрали себе земли, дома залили ее водой, довели до кипения, процедили — получился сладкий чай.

Зимой мороз доходил до 40 градусов, в печку шло все — мебель, картины, и даже книги.

— Но в нашей единственной комнате все равно было очень холодно и темно. Спасал керосиновый фитилек. Когда мама совсем ослабла, отправила за керосином на «барахолку» меня. Уж не помню, на что я его обменяла, но скажу точно — деньги и украшения тогда ценились меньше, чем хлеб или тот же керосин, — рассказывает Ольга Александровна. — Принесла бутылку домой, и тут выяснилось, что керосин в ней лишь сверху, а внизу — вода. Пришлось идти еще раз... Мамы не стало в апреле 42-го. Помню, она лежала обессилевшая и все просила пить. Потом смолкла. С тетей, которая жила по соседству, мы положили ее на сани и повезли в специальный пункт. Там уже почти вся комната была наполнена трупами. Они лежали один на одном... Кого-то сюда тоже привезли родственники, кого-то подобрали прямо на улице и погрузили на выделенный для этой цели грузовик. До сих пор называются разные цифры умерших в Ленинграде — от 600 тысяч до миллиона. Но точно известно, что 97 процентов жизней унес голод.

Где похоронена ее мама, Ольга Александровна так и не знает. Но в этот приезд в Ленинград, как и прежде, клала цветы на Пискаревском мемориальном кладбище возле каждой таблички с датой «1942 г.»

Летом 1942 года в Ленинграде все-таки вновь открылись школы, и на одном из уроков учительница рассказала об акции «Бойцу, не получающему писем».

В ответ на свое письмо Ольга Александровна получила ответ с Балтийского флота. Молодой человек 24 лет по имени Василий сообщил, что на самом деле у него есть родные, но ее письмо ему дали как премию.

Их переписка длилась вплоть до окончания
войны. Ольга Александровна до сих пор хранит почтовые треугольники. Они успели кое-что узнать друг о друге и обменяться маленькими, не самого лучшего качества, фотографиями. Потом переписка прекратилась. У каждого началась своя мирная жизнь.

— Да и что могло быть? — Ольга Александровна предвосхищает мой вопрос о возможном продолжении отношений. — Разница в возрасте по тем временам была огромная - 10 лет. Он писал мне как ребенку, я ему - как взрослому человеку.

В 17 лет Ольга Александровна вышла замуж за военного, который и увез ее из Ленинграда. Она говорит, что полюбила Ростов, но так и не смогла забыть любовь всей своей жизни - Ленинград. Недавно услышала, как один телеканал решил провести опрос: «А может, стоило сдать Ленинград и тем самым спасти жизни тысяч людей?» - и просто расплакалась. Говорит, что не представляет, как можно было сдать такой город : «Тогда вообще бы не осталось ни Ленинграда, ни жителей».

— Когда мне неожиданно предложили принять участие в торжествах по случаю 70-летия освобождения Ленинграда от блокады, я почувствовала волнение и счастье, - признается ветеран. —  Из Ростова со мной также ездил участник обороны города Николай Иванович Суворов. Вся поездка была замечательно организована и правительством нашей области, и властями Санкт-Петербурга. В программе были мероприятия на Пискаревском кладбище, праздничный концерт с военным репертуаром, вручение памятного знака «В честь 70-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады». Посетили мы и новый Мариинский театр-2. Мама моя до войны ведь несколько лет работала в Мариинском театре билетершей, так что я тогда посмотрела все постановки, в том числе с участием Улановой, Плисецкой. До сих пор люблю балет и вообще искусство...

Памятные знаки обещают вручить всем блокадникам и ветеранам, награжденным медалью «За оборону Ленинграда». Скорее всего, это случится накануне Дня Победы. В Ростовской области их проживает более 400 человек.