Я с детства мечтала быть учителем, сейчас работаю в школе. Но в последние годы все больше задумываюсь о смене профессии. Очень сложно стало работать с детьми и их родителями. У детей — полное равнодушие к учебному процессу, у родителей — постоянные претензии к педагогам. Создается впечатление, что только на школе лежит ответственность за воспитание детей. Нас, учителей, постоянно в чем–то обвиняют! А вы попробуйте хотя бы день провести в школе… Особенно — в городской. Если у сельских ребят еще есть уважение к учителю, то в городах, особенно крупных, где достаток гораздо выше, к нам давно относятся как к обслуживающему персоналу. Виноватых в трагедии, которая произошла в московской школе, думаю, не стоит искать. Стоит делать выводы, чтобы такого больше не повторилось. И поднимать престиж учительской профессии. Иначе наша страна скатится в пропасть.
Татьяна Махорина, учитель математики
Считаю, что на 90% в трагедии виноваты СМИ, которые с экрана постоянно демонстрируют сцены насилия, смакуют подробности убийств. Жаль, что сейчас нет цензуры на телевидении, поэтому и творится этот беспредел. На 5% в случившемся виноваты родители, которые не смогли воспитать достойного члена общества. Оставшиеся 5% я отдаю учителям. Ни для кого не секрет, что сейчас в школах во главу угла поставлены деньги. Постоянно какие–то сборы: то на праздники, то на ремонты, то на подарки учителям… И попробуй не сдай нужную сумму! Не удивлюсь, если такие трагедии начнут происходить и в других городах. Слишком уж ожесточенными стали люди.
Василий Николаевич Чумаченко, пенсионер
Полная ответственность за эту трагедию лежит на родителях. Учителя могут бесконечно «сеять доброе и вечное», но если дома ребенка учат другим ценностям, хорошего не жди. В свое время я знал одну семейную пару, у них рос маленький сын. Мама давала ребенку на прогулку несколько яблок, чтобы делился с друзьями, папа эти яблоки тут же отнимал и говорил, что нельзя расти «размазней», надо, чтобы тебя все боялись. Постоянно твердил, что власть только у тех, кто берет ее силой. Родители в конце концов развелись, а парень вырос со сломанной психикой. Так и тут, скорее всего. Как говорится, «зри в корень». Не может быть, что это все произошло на пустом месте.
Сергей Егоров, предприниматель
Виновато во всем наше общественное сознание. В новостях так часто говорят об убийствах, что мы уже спокойно реагируем на слово «смерть». Колонку «криминал» в газетах читаем, как меню в ресторане. Хотя на меню, наверное, реагируем более бурно. Эти компьютерные игры… Ребенок еще до завтрака успевает расстрелять в своем планшетнике с десяток «врагов». Там, в компьютерной игре, он – герой. А потом этот «герой» начинает путать реальный мир с виртуальным. Говорят, бесполезно запрещать компьютерные игры. Тогда предлагаю государственным службам озаботиться созданием других игр, где не будет убийств и насилия. Если мы не хотим у себя второй Америки, надо делать выводы из случившегося. Пока непоздно.
Татьяна Сергеева, юрист
Мы с мужем, не сговариваясь, пришли к одному мнению: винить кого-то определенного - будет неправильно. Это трагедия конкретной личности, мальчика, психика которого не справилась с собственными демонами. Нам, конечно, легко рассуждать на расстоянии, когда нас это не коснулось напрямую, но кажется, что это — человек, воспринявший четверку по географии как крах всей жизни. И никакое доброе отношение родителей и преподавателей не сможет переубедить его в этом. Он решил, что все враги — и точка! Да, этого человека надо пожизненно изолировать от общества - он опасен, у него нестабильная психика. Ведь к такому нервному срыву привел даже не факт ЕГЭ, школьной аттестации и поступления в вуз, это — 10-й класс и только окончание полугодия. Такие комплексы, наверное, не очень сложно разглядеть, но распознать их глубину можно только через трагедию. Мы искренне соболезнуем семьям, оставшимся без кормильцев, молимся за погибших — профессии которых всегда были и будут наиболее социально значимыми, но и вместе с тем наиболее уязвимыми.
Андрей и Любовь Кобизь,
родители четверых детей