У моей подруги-ростовчанки уже много дней болит сердце. Ни корвалол, ни валидол не помогают. Она родилась и выросла на Украине, а в Ростов приехала, когда исполнилось 17 лет, выучилась, замуж вышла… Здесь ее вторая родина. На первой похоронены родители, живет вся многочисленная родня. И никакие доводы разума, мол, все образуется, ее не успокаивают. Хотя по большому счету у нее не две родины были всю жизнь, а одна — она Украину с Россией в душе никогда не делила.




Была граница со всякими формальностями, но они были сами по себе, а жизнь шла своим чередом. Каждый год ездили на Украину, как к себе домой. Теперь зовет к себе племянника, которого могут призвать в армию, ему под 40. Мол, пусть лучше у меня в селе пасекой занимается… Я еще одну свою подругу-киевлянку — вместе на Севере 15 лет работали в газете и на телевидении —– на житье к себе в Ростов пригласила: в тесноте, да не в обиде, как-нибудь прорвемся… Моя украинская коллега — русская: родители — питерцы, а вот замуж вышла за киевлянина и с Севера прямиком туда.

Когда начался Майдан, в нашей переписке не было другой темы, кроме того, что происходит на нем, на улицах города. Потом в нее включились многие наши бывшие коллеги, которых из Норильска судьба забросила во все концы света — Францию, Америку, Испанию, Израиль, Бельгию, Чехию. Не для большой аудитории люди письма писали, но с их разрешения хочется пару из них процитировать.

Письмо из Киева: «Свою страну можно критиковать. Но только в мирное время. Порой приходится четко определяться, за кого ты: за красных или за белых, отдавая себе отчет, на чью мельницу льешь воду. Украина – лишь разменная монета в глобальном противостоянии сверхдержав. Паны дерутся, а у холопов чубы трещат. У меня зять военнообязанный, а наши вместо того, чтобы договариваться по спорным вопросам, объявили мобилизацию.

Бряцают оружием. Чувствуют поддержку Америки. Не дай бог, начнется военный конфликт — никому мало не покажется. Ваш журналист мастерски, как у нас говорят, цитируя первого президента Кравчука, «прошел меж капельками»(это моя подруга пишет о материале журналиста «Нашего времени» Владимира Кобякина «Материализация духа», опубликованном в № 70 28 февраля 2014 года о встрече с президентом Украины Виктором Януковичем в Ростове). Хорошая профессиональная работа с учетом всех вводных. Молодец! Посмотрела обзор зарубежной прессы: европейские журналисты все правильно понимают и обвиняют в сложившейся ситуации заокеанских политиков. А наши экстремисты публично грозятся начать в России партизанскую войну с террористическими актами. Вот это, действительно, страшно. Зарплаты и пенсии новая власть не обещает — самое время закрыть рот.

…Бурные споры происходили у нас с дочерью, когда в России бушевала Болотная и мозги у девочки были з… писаками с «Эха Москвы», которые с утра до вечера поливали Путина. Когда началась наша заварушка на Майдане, где лидеры стали кричать о том, что москалям и жидам не место в Украине, дочь сразу зауважала Путина за то, что сумел удержать власть и страну от развала, кровопролития и хаоса. Очень странно, что среди наших российских коллег немало таких, что в такое страшное время заняли старую позицию русской интеллигенции — быть вечно недовольной и мечтать о немыслимом всеобщем счастье в многополярном мире, где все время сталкиваются интересы разных стран и народов и идет борьба за власть и ресурсы. Как правило, эти мечты приводят к революциям или переворотам, после чего от светлых умов остаются рожки да ножки. Не буди лихо, пока оно тихо! Что касается патриотизма. Каждый должен сам определиться, с кем он и за кого. В Норильске в 1970-е годы в редакцию городской газеты захаживала бабка по прозвищу Льдинка — приносила воспоминания о лагерной жизни. Ее из зоны выпустили, но уехать из Норильска не разрешили. И она рассказывала, что когда фашисты захватили Львов, где она работала учительницей немецкого языка, охотно пошла на службу к Гитлеру. Внедрялась в подполье и… сдавала немцам его лидеров. Очень идейная… Даже отсидев в лагере, была уверена, что с Германией Украине было бы лучше. И сегодня из бандеровского подполья повылазило много таких бабок, которые голыми руками разбирали брусчатку в центре Киева и бросали ее в безоружных беркутовцев. Киевляне, чем-то обиженные чиновниками или в судах, стояли на Майдане каждый за свое, не понимая, что приводят к власти радикальных националистов с их проповедниками-униатами. Киев — православный город, но сейчас первую скрипку на Майдане играют католики и греко-католики. Дело в том, что из наших учебников изъяли сведения о том, как украинские националисты вырезали десятки тысяч мирных поляков на Волыни, жгли белорусские села вместе с жителями и расстреливали евреев в Бабьем Яре. По улицам маршируют девочки в шапочках с помпонами и кричат «Слава Украине». Им отвечает такая же молодежь: «Героям слава!», не понимая, что за этим стоит. А ведь это — пароль бандеровцев. Между тем сам Степан Бандера говорил: «Наша влада буде страшною!». И парламент голосует так, как хотят бандеровцы. Не спрашивай, по ком звонит колокол...Так трагично быть заложником чьих-то амбиций. В истории такое часто бывало. И от этого еще тревожнее. В последнее время все чаще вспоминаю «Белую гвардию» и «Дни Турбиных» Булгакова, понимая, что мы оказались в таком же положении, как и герои этих произведений».

Письмо из Франции: «Я не политик и пишу на эмоциях, и в мои планы не входит защищать режимы. Просто хочу рассказать о двух встречах с украинцами и Украиной. Во Львове нас с подругой чуть не выкинули из кафешки какие-то злобные старикашки из-за того, что не на той мове размовлялы. И в Самарканде встречала приехавшего из Киева телевизионщика, который слюной на москалей плевался от злобы. И вот мне почему-то кажется, что именно такие сегодня на Украине мутят воду. Но есть нечто, что на интуитивном уровне говорит мне: за окончательным уничтожением хотя бы номинальной связи между исконно близкими людьми славянский закат можно считать объявленным. Финляндия и Северный Казахстан этнически, культурно и религиозно чужие народы. Тут все понятно. А Россия с Украиной и Крымом — близки, и что это иначе – не убеждают меня ничьи аргументы. Сердце не соглашается. Наивно звучит, особенно в таком контексте, как политика Путина, но время все расставит по своим местам. И во все времена люди знали: «Защитить соседа — оградить от беды и себя».

И еще с десяток подобных писем, в которых главный лейтмотив: страны соединяют не договоренности правителей, а близость людей, их личностные взаимоотношения. И пока будут между людьми натянуты тысячи этих связующих нитей, никто не будет равнодушно смотреть, как попирают права тех, за кого у нас болит сердце.

Затрагивают ли вас украинские события? Есть ли у вас близкие в этой стране? Чем вы готовы им помочь? Мы готовы продолжить обсуждение темы на нашем сайте www.nvgazeta.ru