Еще совсем недавно супруги Чепковы имели благоустроенную «двушку» в Ростове и частный дом в Батайске. Теперь же у них нет ничего.

Их кредитная история оказалась такой насыщенной, что в какой-то момент они даже перестали ориентироваться скольким банкам должны. В итоге остались без собственной крыши над головой. Теперь снимают жилье в Батайске и не знают, как вообще жить и быть дальше.

Первый небольшой кредит они взяли еще в 2007 году. На тот момент водитель грузовика Игорь Эдуардович и уборщица Наталья Александровна имели стабильный заработок и рассчитывали вернуть долг вовремя и без проблем.

Через какое-то время выяснилось, что платят лишь огромные проценты, а основная сумма долга не уменьшается. Как раз тогда у Игоря Эдуардовича обнаружили диабет, расходы супругов в связи с этим выросли, и они постепенно свели свои платежи на нет. Когда банк стал их теребить, ничего лучше придумать не смогли, как взять кредит у другого займодателя, чтобы рассчитаться с этим. Уже сложно понять, почему их план полностью не сработал, но чуть позже пришлось оформить еще один кредит, с целью погасить долг перед вторым банком.

— При этом мое здоровье не становилось лучше, диабет отражался на ногах, и работать в полную силу, колеся по стране на своем ЗИЛе, уже просто не мог, —рассказывает Игорь Эдуардович. – На семейном совете решили продать квартиру в Ростове и перебраться в соседний Батайск, в частный дом. Прикинули, что оставшуюся денежную разницу сможем потратить на погашение кредитов и лекарства. Но в покупке недвижимости мы оказались дилетантами: дом обошелся дороже, чем предполагали. К тому же очень скоро выяснилось, что за внешним красивым фасадом –— масса проблем, требующих вложения денег: потекли трубы, стала сыпаться саманная стена.

В такой ситуации Наталья Александровна предлагает взять еще кредит. Кредитор, который решился дать им 300 тысяч рублей на год, нашелся лишь в Волгодонске. В счет обеспечения исполнения обязательств по договору займа Чепковы передали кредитному потребительскому кооперативу в залог свой дом. Как они собирались возвращать такой большой кредит в столь сжатые сроки и при довольно небольшом достатке — супруги даже сейчас затрудняются объяснить и разводят руками.

Как раз в этот период случилась очередная напасть — у Игоря Эдуардовича началась гангрена ноги, он попал в больницу, а это — деньги.

— Словом, платить одновременно за коммунальные услуги, лечение мужа и кредит мы не могли, — признается Наталья Александровна. — К нам приезжали представители кооператива с требованием погасить долг, мы попытались им объяснить ситуацию.

Подождав еще несколько месяцев после истечения срока договора займа, кредитный потребительский кооператив все-таки обратился с иском в суд, который вынес решение о взыскании основного долга – 300 тысяч рублей, процентов — 133195,48 рубля, неустойки — 50 тысяч рублей, расходов по оценке имущества — 7 тысяч рублей, расходов по оплате услуг представителя – 6 тысяч рублей. Итого получилось почти полмиллиона. Также суд обратил взыскание долга на жилой дом.

— О том, что наше единственное жилье выставлено на торги, мы узнали случайно, из Интернета, —  вспоминает Наталья Александровна. —  При этом сумма там была обозначена всего один миллион тридцать пять тысяч рублей, в то время как рыночная стоимость выше на 700-800 тысяч. Я обратилась к кооперативу с просьбой затребовать у приставов исполнительные листы и пообещала самостоятельно продать дом и погасить долг. Там пошли навстречу и предоставили приставам все необходимые заявления. Я надеялась, что процесс приостановлен, нашла покупателя, взяла с него залог — 200 тысяч рублей, 130 тысяч из которых отдала кооперативу в счет погашения долга. Но тут выясняется, что процедура торгов продолжается. То есть дом по-прежнему под арестом и заниматься его продажей, в том числе брать залог с покупателя, я не имела права. В общем, влетели мы еще на кругленькую сумму, так как по закону должны вернуть двойной размер залога.

Между тем приставы с вырученного от продажи миллиона смогли не только закончить исполнительное производство по кооперативу, но и перечислить долг еще двум другим «новым» заемщикам, у которых Чепковы успели взять в общей сложности около 55 тысяч рублей.

Естественно, после такого расклада супруги получили остаток суммы, на который невозможно было приобрести никакую недвижимость. Стали искать съемное жилье. Но и тут все вышло как-то не так — вместо того, чтобы найти вариант поскромнее, они оказались в одной из лучших новостроек Батайска. Месяц проживания обходится им почти в тринадцать тысяч рублей.

— Более дешевые варианты все время «срывались». А за это жилье уже задолжали за месяц. Ведь наш общий доход сейчас — меньше этой суммы, — говорит Наталья Александровна. — Думаем, конечно, перебраться в другое место, с меньшей оплатой, но пока по-прежнему не получается. Вот недавно незнакомые люди предложили пожить в частном доме в Новошахтинске. Но как-то боязно. Ведь мы там ничего не знаем! Где тот же банк или почта?.. К тому же супругу не так давно ампутировали левую ногу.

Они пытались в суде доказать неправомерность действий приставов, лишивших единственного жилья и не давших возможности выручить от его продажи большую сумму, но ничего не вышло. При этом они по-прежнему должны залог несостоявшемуся покупателю и, по всей видимости, кредит еще нескольким банкам. «Уж точно не помню каким!» — заверяет Игорь Эдуардович.

Самое время процитировать Бальзака: «Долги — это спутники сильного воображения» и Лагана Пирсолла Смита: «Платежеспособность — исключительно вопрос темперамента, а не доходов».

— Мы понимаем, что совершили ошибку, увлекшись кредитами и рассчитывая за их счет решить жизненные проблемы. Сейчас, находясь в такой тупиковой ситуации, надеемся только на поддержку, сочувствие и понимание людей. Будем благодарны за любую помощь, — говорят супруги. —  При этом не теряем надежду все-таки доказать в высших судебных инстанциях, что нас не имели права лишать единственного жилища.