Жительница хутора Красного Багаевского района Раиса Ивановна Попова обратилась в редакцию с просьбой — помочь получить паспорт ее внуку Виктору. 

Он — инвалид с детства, недавно ему исполнилось 18 лет. «Виктор родился и вырос в Ростовской области, никогда не выезжал за ее пределы, но у него нет гражданства. Куда мы только ни обращались, но получить паспорт невозможно. Без него нельзя оформить инвалидность. А на одну мою пенсию прожить очень трудно…»

Приезжаем в хутор Красный по указанному в письме адресу. Сворачиваем на улицу Короткую, ищем нужный номер. Слева — неказистый беленый домишко, у забора пожилая женщина и молодой парень пилят дрова. Еще не увидев номера дома, понимаем, что нашли и бабушку, и внука.

История, рассказанная Раисой Ивановной, полна безысходности. Внук Витя родился в хуторе Красном в 1996 году. Сразу стало ясно, что мальчик – инвалид. Он прихрамывает на левую ногу, у него не действует левая рука, есть проблемы с речью, по ночам его мучают приступы. До 14 лет состоял на учете как инвалид.

Когда забеспокоились о получении паспорта для Вити, встал вопрос о гражданстве родителей — сведения об этом необходимы, чтобы дать ребенку гражданство РФ. С матерью все ясно, она – гражданка России. А вот с подтверждением российского гражданства отца – проблемы. То, что он местный, родился и вырос на Дону, сомнений нет. Но нет и доказательств этого. Вот уже много лет, как родители Вити разошлись, у его матери новая семья. Бывший муж давно пропал из ее поля зрения. По слухам, он совершил преступление и отбывает наказание в колонии. Но так ли это — наверняка не знает никто. Где и как искать такого папашу? Да и есть ли у него паспорт?

Трижды мать Виктора обращалась в отдел УФМС Багаевского района, представляя имеющиеся документы. Однажды пришлось «предъявить» миграционным инспекторам и самого парня, чтобы они сами убедились в его существовании и состоянии здоровья. И трижды матери отказывали, ссылаясь на необходимость документально подтвердить гражданство отца. 7 апреля нынешнего года Виктору исполнилось 18 лет, а паспорта все нет.

«Неужели ничего нельзя сделать, чтобы помочь людям?! — возмущались соседи Раисы Ивановны, вышедшие на улицу. — У нас все живущие в хуторе турки-месхетинцы имеют наши паспорта, они давно граждане России. В Крыму за неделю всем дали российское гражданство. А Вите, родившемуся и выросшему на наших глазах, да еще и инвалиду, отказывают и отказывают!»

Пенсия Раисы Ивановны, проработавшей всю жизнь на ферме телятницей, 6 тысяч рублей. На нее и живут бабушка с внуком. Она опекает его и днем и ночью, он помогает ей чем может. Живут дружно, но в большой нужде. В доме чисто и опрятно, много цветов в горшках. Но пахнет в нем сыростью. «Это потому, что они не могут купить угля, топят только дровами», — рассказали нам соседи. Но и дровами это не назовешь — бабушка с внуком пилят на зиму старые доски, подобранные в округе. У Раисы Ивановны маленький ухоженный огород, но с него не проживешь. Соседи помогают чем могут, понимая, что она изо всех сил старается держаться на плаву. Болят ноги, возраст дает о себе знать, но, чтобы заработать лишнюю копейку, Раиса Ивановна ходит на поденщину — помогает хуторянам по хозяйству.

Все это мы узнали от соседей, поскольку сама бабушка пожаловалась лишь на одно: она покупает для Вити лекарство, упаковки которого стоимостью 50 рублей хватает на три дня. А пить его внуку надо постоянно. Выходит, за месяц в аптеку надо снести 500 рублей? Для двоих, живущих на шесть тысяч в месяц, это большая брешь в тощем кошельке.

P1070683.jpg

…В хуторе Красном мы повидались в поселковой администрации со специалистом паспортно-визовой работы Марией Фуса. К сожалению, ничего нового рассказать нам она не смогла. Сотрудники местной администрации хорошо знают о тяжелом положении семьи, но помочь не могут — Виктору для получения материальной поддержки необходим паспорт, которого нет.

Так получилось, что приехали мы в хутор Красный 19 мая, в бывший День пионерии. Слушая Раису Ивановну, бьющуюся за выживание фактически в одиночку, невольно подумалось, какую большую помощь этой семье могли бы оказать местные школьники. В прежние годы пионеры брали шефство над теми, кто нуждался во внимании и заботе. Они помогали старикам и инвалидам чем могли — вскапывали огород, пропалывали грядки, пилили дрова, мыли полы и окна, покупали в магазине продукты, могли сбегать в аптеку. Пионерской организации давно нет. Но неужели для того, чтобы проявить милосердие, нужно непременно называться пионером?

…Наша машина уже сворачивала за угол, а бабушка и внук все стояли на обочине пыльной дороги, глядя нам вслед. Витя улыбался, по-детски радуясь приезду незнакомых людей и вниманию к нему. В глазах у Раисы Ивановны застыл тоскливый вопрос — поможет ли газета?

Мы очень надеемся, что сделаем это с помощью главы донского УФМС Виктора Михайловича Солодовникова. Не может быть, чтобы выхода из этой ситуации не нашлось!

О том, как дальше будут развиваться события, «НВ» обязательно сообщит нашим читателям.
На фото: Специалист ПВР Мария Фуса: «Мы трижды помогали подготовить
документы для Виктора, но увы…»