В минувшую субботу война на Украине аукнулась в России тремя попаданиями снарядов — на пограничном пункте пропуска «Гуково», в поселке шахта–24 и в хуторе Васецком. К счастью, никто не пострадал.

Однако неприятных минут участникам событий и их наблюдателям инциденты доставили немало. На таможенном пункте, по словам официального представителя погрануправления ФСБ по Ростовской области Василия Малаева, помимо сотрудников пункта пропуска, находились около тридцати беженцев, которые были вынуждены укрываться от обстрела в подвальных помещениях… В поселке шахта–24, где осколок пробил металлические ворота, такого «сюрприза» вообще никто не ожидал. Все–таки дома удалены от границы с Украиной на несколько километров…

А вот из хуторов Васецкий, Новоровенецкий, Украинский некоторые жители предпочитают ездить ночевать в Гуково — отсюда до границы вообще рукой подать, а стреляют сильно… Да, попали по домам пока всего только два раза. Но никому не хочется испробовать попадание снаряда или мины на себе.

По городу бродят беженцы. Кто приехал, кто пришел пешком из Красного Партизана и Свердловска. Живут они, соответственно, у родственников или в специальных пунктах размещения. Устраиваться на работу нет ни возможности, ни юридических оснований. Да и работы для стольких людей в городе, естественно, нет.

Беженцы обсуждают ситуацию на Украине и в России. Рассуждают о том, как было бы лучше… Негодуют по поводу обстрела мирных жителей. Но сказать, что все они придерживаются одного мнения, было бы преувеличением.

Один из молодых парней, которого довелось услышать мельком, говорил, что «поддерживает действия украинской армии». Почему он тогда не воюет на ее стороне и уехал в Россию? Вопрос интересный, и причины наверняка найдутся.

Да, среди беженцев не только женщины и дети. Достаточно молодых, крепких мужчин, которые сетуют на то, что шахты разбомбили, работы нет. Обсуждая таких беженцев, местные жители нет–нет да и поинтересуются – отчего же мужчины не защищают родные очаги? Но большинство все–таки придерживается мнения: не судите, да не судимы будете. Мало ли, какая у каждого ситуация…

Но все–таки на таком фоне энтузиазм некоторых граждан по поводу ввода на Украину российских войск кажется нездоровым. И требования беженцев, чтобы «Россия помогла», причем не просто помогла, а вооруженным вмешательством — не слишком оправданными. Мужчины Луганской и Донецкой областей не хотят воевать, но кто–то был бы не против, чтобы за них воевали солдаты из России. Справедливо ли это? Вряд ли…

Беженцы очень разные. Есть те, которые благодарны приютившей их стране, людям. Но говорят и о тех, которые много возмущаются, требуют, недовольны тем, как их разместили, как кормят, какую одежду предлагают.

А война идет. В нескольких километрах от города ходят и стреляют люди с оружием — ополченцы, «нацгвардейцы», солдаты... Летают самолеты, грохочут пушки. И мысли относительно этих событий сходятся практически у всех: скорее бы все это закончилось.                              

На фото: пограничный пункт пропуска с украинской стороны, через который столько раз доводилось ездить к соседям, сожжен дотла.