Небольшая комната на первом этаже общежития на улице Ленина, 117 под потолок заставлена коробками, пакетами, разноцветными упаковками, на некоторых пояснительные надписи: «Распашонки», «Пинетки», «Чепчики», «Варежки». На кронштейнах – вешалки с отглаженной детской одеждой.

Это склад благотворительного фонда «Доброе дело», собирающего гуманитарную помощь для беженцев с Украины.



— Сейчас поток поступлений несколько спал, — рассказывает волонтер Наталья Гончарова. — Возможно, из–за периода отпусков. Но, думаю, скоро процесс опять активизируется. Кстати, вот только до вас приходил мужчина и принес эти пакеты с постельным бельем. Видите, все новенькое, упакованное…

Наталья Гончарова и помогавшая ей в тот день Леля Николаева занимаются благотворительной деятельностью на общественных началах. Приходят сюда каждый день после работы и остаются здесь с 18.00 до 20.00. Натальин телефон размещен на сайте фонда «Доброе дело», с ней связываются, звонят со всей России.

А в выходные дни она сама развозит собранную гуманитарку по палаточным лагерям и хуторам, в которые заселены беженцы. Везет на своей машине — та обычно бывает забита вещами, пакетами под самый верх. В первые дни, рассказывает, оставляла машину на углу Братского и Пушкинской — люди везли туда продукты, вещи и прямо в машину загружали.

От кого поступает помощь? От обычных граждан и от фирм, организаций. Есть постоянные спонсоры. ЗАО «Молодец», «На лугу», «Калина», «Икеа», сеть аптек «Юг–фарма», московская фирма «Дриада»…

Посылки приходят со всех концов страны. Первая пришла из Актюбинска, потом — Москва, Мордовия, Калужская область, сейчас ожидается большая партия из Южно–Сахалинска…

А неделю назад, рассказывают Наталья и Леля, от одной столичной фирмы прибыла грузовая «газель» с огромными тюками с одеждой, обувью. Все очень качественное, добротное (прикинули, что общая стоимость всего этого — под миллион рублей). Отправитель ничего о себе не сообщил, волонтеры случайно наткнулись на его координаты на упаковках – не для рекламы человек действовал, а по велению души…

Многие, отмечают волонтеры, передают гуманитарную помощь анонимно. Иногда в посылках и пакетах обнаруживаюся открытки с обращенными к беженцам проникновенными словами: «Молимся за вас!», «Пусть наш вклад поможет пережить свалившиеся испытания»…

У «Доброго дела» пункты приема гуманитарной помощи, кроме склада на Ленина, 117, еще и на 25–й линии, 5 в помещении медицинской фирмы «Моя клиника», на рынке «Атлант» (склад «Донхозторга»), тел. 8–928–613–83–62.

В чем сейчас нужда? Беженцы ведь прибывают и прибывают, поэтому все нужно, говорят волонтеры. Одежда, детское питание, постельные принадлежности, одеяла, предметы гигиены, продукты – макаронные изделия, растительное масло, консервы. В первое время их много приносили и тут же развозили по местам назначения. А сейчас на складе остались только макароны…

Иногда беженцы ведут себя нервно, требовательно, отмечают волонтеры.

— Приезжаем в хутор с представителем администрации, а они сразу же собираются и начинают с обидой высказывать, что им мало выдают, например, памперсов, детские горшки не привезли, шампунь отмеривают стаканчиками, — обрисовывают девушки типичную картину. — Объясняем: привезли только то, что смогли собрать. Когда вот так поговорим, эмоции стихают. Хотя мы понимаем, что люди просто находятся в смятенном состоянии, у них все перепуталось, прежний мир рухнул…

Бывает, рассказывают девушки, приезжаешь в лагерь, а там истерика, плач. Из–за чего? Только что прибывшая пешком группа беженцев наткнулась по дороге на мертвые тела людей, что шли до них и попали под снайперский огонь. Приходится находить слова, как–то успокаивать. Хотя это трудно. Как, например, успокоить мать, в последний момент успевшую убежать через границу с младшим ребенком на руках, в то время как из родного села только что забрали в фильтрационный лагерь ее старшего сына…

— Многие находятся в таком шоке, что не в силах заставить себя выйти из палатки, всего боятся, стесняются, я буквально за руки подводила таких к месту складирования гуманитарки и убеждала: берите, можно! — рассказывает Наталья. — Ведь некоторые буквально в тапочках границу перебежали…

…Но все же в стационарных лагерях, отмечают волонтеры, положение лучше, чем в маленьких приграничных хуторах — Васецком, Лихом, Платове. Беженцы тут расселены в частном секторе, у многих дети, а дома — аварийные, газа нет, как будут отапливаться зимой — неизвестно. С питанием помогают местные жители, но полностью взять приезжих на иждивение они, конечно, не могут. Поэтому все тут всегда очень ждут волонтеров и рассчитывают на них.

Всякое бывает, в том числе и в Ростове, где тоже обосновались приезжие с Украины, — кто–то у знакомых, кто–то на частных квартирах. Недавно в фонд обращался за помощью беженец: устроился было в Ростове на стройку, отработал, а ему не заплатили. Излил волонтерам душу и отправился искать другую работу. «Люди разные», – эта фраза теперь, действительно, звучит постоянно. В попытке объяснить то, что трудно поддается уразумению.

— И все равно всем надо помогать, — подытоживает Наталья. — Надо! И мы будем продолжать это делать дальше.

Напоминаем: опекаемым волонтерами беженцам нужны продукты, одежда, постельное белье, одеяла, детское питание, жидкое мыло, шампуни, бумажные полотенца и еще много всего–всего–всего. Телефон Натальи Гончаровой – 8–918–507–1771. Гуманитарную помощь волонтеры развозят каждые выходные.