В последние годы после знаменитых майских указов президента начался постепенный рост зарплат в бюджетной сфере. Здравоохранение, образование, культура, социальное обслуживание — оплата труда здесь становится достойной. Программа совершенствования систем оплаты труда, утвержденная распоряжением Правительства России, продлится до 2018 года. Чего ждать работникам бюджетной сферы в году нынешнем?


Будет ли расти зарплата и на сколько? Об этом мы спросили министра труда и социального развития Ростовской области Елену ЕЛИСЕЕВУ.

— Зарплата растет. И будет расти. Контрольные цифры установлены в «дорожных картах» по отраслям социальной сферы и по годам. В прошлом году в Ростовской области мы эти показатели даже «обогнали».

За шесть месяцев 2014 года заработная плата работников сферы социального обслуживания уже увеличилась на 24 процента, сферы здравоохранения — на 20процентов, культуры — на 29,9 процента, образования — на 20,1 процента. Но на сегодня, как мне кажется,главное все–таки не в этом. Зарплату ведь не повышают просто так, лишь за то, что ты — бюджетник. Задача–то президентом формулировалась по–другому. Достойная зарплата — за соответствующую достойную работу. Уйти от уравниловки, дать возможность больше заработать тому, кто действительно отдает работе все силы. Поэтому и нужны были так называемые «эффективные контракты», которые сегодня заключаются со всеми работниками государственных и муниципальных учреждений социальной сферы.

— А прежние контракты были неэффективными?!

— Они были не столь подробны, и в них не оговаривались все нюансы, касающиеся стимулирования труда. Эффективный контракт — это трудовой договор, в котором очень четко прописаны должностные обязанности, показатели и критерии, по которым оценивается работа. Эти показатели и критерии служат основой для назначения и расчета стимулирующих выплат — в зависимости от результатов труда. Там также прописаны меры социальной поддержки работника. Согласитесь, даже одинаковые должностные обязанности можно выполнять по–разному. Вот эту «разность» и помогает учитывать эффективный контракт. Механизм оплаты всех работников — от руководителя до младшего персонала — прозрачный. Четко оговорена теперь предельная доля оплаты работников административного звена в фонде оплаты труда учреждения, утвержден перечень разрешенных административно–управленческих должностей. Установлена надбавка за интенсивность и высокие результаты работы, по–другому формируется фонд премиальных выплат… Теперь предстоит четко оценить то, за что, собственно, будут выплачивать премии и надбавки, – качество услуг, которые обеспечивают наши работники.

— Любая оценка — субъективна. Не сложились, предположим, у подчиненного отношения с руководителем — вот и получит соответствующую оценку…

— Чтобы такого не было, привлекаются к «выставлению» этих оценок те, кто услугами пользуется. Сейчас мы находимся на втором этапе программы поэтапного совершенствования системы оплаты труда. Главная задача этого этапа — оценка эффективности работы социальной сферы. Подчеркиваю, не руководители будут оценивать, а Общественные советы и сами люди, которые этими услугами пользуются.

Надо сказать, что Общественный совет действует очень активно. Составили перечень социальных учреждений — школы, поликлиники, театры, дома–интернаты, — работу которых предстоит оценить. Разработали критерии эффективности и качества. Составили интерактивную анкету, с помощью которой народ в режиме on–line выставляет свои оценки, высказывает мнение о том, хорошо или не очень работает данное учреждение. По итогам года будут сформированы рейтинги с учетом независимой оценки качества их работы.

Квалификационные требования к работникам тоже пересматриваются. С 2015 года будут внедряться профессиональные стандарты. Потом Правительство Российской Федерации планирует для каждой профессиональной квалификационной группы установить базовые оклады. При этом будут учитывать предложения с мест. Мы же лучше знаем специфику региона…

— Правильно ли я понимаю, что требования к работникам бюджетных учреждений будут ужесточаться?

— Требовать от людей чего–то не свойственного их профессии никто не собирается. Но определенную квалификацию, согласитесь, тот же социальный работник должен иметь. Вспомните совсем недавнее прошлое: крохотные зарплаты, трудные обязанности, — ведь каждому работнику были рады, кадров–то не хватало! Так уж много людей со специальной подготовкой приходило в социальную сферу? Нет, конечно… Сейчас зарплата растет, причем солидно. Но разве не справедливо будет требовать от работника определенных профессиональных знаний и навыков? Или — периодического повышения квалификации? Дорожит человек своей работой, хочет профессионального роста, роста заработка, — получает возможность расти. Применяет новые формы работы, относится к делу творчески, подопечные на него не нарадуются — все это будет по справедливости вознаграждено. А вот тот, кто трудится не с полной нагрузкой, особого энтузиазма не проявляет, вряд ли получит по максимуму.

– Что, будут меньше платить?!

— Вы имеете в виду снижение зарплаты? Этого не будет. И оклады, и компенсационные выплаты — здесь все по–прежнему. А вот темп роста зарплаты будет уже зависеть от всего того, о чем мы с вами говорили. Ну, не работает принцип «всем сестрам — по серьгам». Разные должны быть «серьги». Только тогда мы сможем добиться выполнения задачи, ради которой все и затевалось: повысить качество услуг, предоставляемыхлюдям в здравоохранении, образовании, культуре, социальном обслуживании. Если не будет в этих сферах достойного кадрового потенциала, а работа в бюджетном секторе не станет по–настоящему престижнойи привлекательной, то о каком качестве обслуживания можно вести речь? Достойная зарплата — вещь привлекательная. Но привсех повышениях должно соблюдаться простое правило: достойные деньги должны выплачиваться только за действительно качественную работу. И должна зависеть эта зарплата иот сложности работы, и от эффективности, и от качества.