Инвалидов называют людьми с ограниченными возможностями. Но при этом забывают, что это касается только здоровья. А в других сферах их возможности порой безграничны.

Изобретатель

Максим Рудниченко, житель Гуково, 34 года живет с диагнозом — детский церебральный паралич (ДЦП) 1-й степени. Это означает, что парень не может ходить, у него практически обездвижены руки, затруднена речь. И при этом — ясный ум изобретателя.

Первое изобретение Максим сделал в 12 лет. Родители купили ему трехколесный велосипед. Но как инвалиду кататься без посторонней помощи? И тогда мальчик придумал фиксирующее приспособление, с помощью которого смог уверенно ездить по двору. Самостоятельно.

Через 12 лет Максим подал идею фасовки зефира в вафельный стаканчик. Такую форму за несколько лет до него запатентовали австралийцы, но «Роспатент» оценил уникальность изобретения Максима и внес его в Государственный реестр.

Жизнь Максима изменилась в одночасье, когда в 2001 году собес выделил ему инвалидную коляску.

— Ездить на ней самостоятельно Максим не мог, — рассказывает отец изобретателя Виктор Рудниченко. — У него возникла идея — переделать коляску под себя. И закипела работа. Через 3 года на свет появилась велоколяска «МиД-1». Сокращенно «Максим и другие». 50 процентов деталей для «МиД-1» взяты из инвалидной коляски, 30 — от различной техники, в основном, велосипедов. Но 20 процентов — это эксклюзивные детали, изобретенные Максимом: редукторы, бампер, педали собственной конструкции.

—  Первое время, когда я ездил на своей велоколяске по городу, вокруг меня собирались подростки, — улыбается Максим. — Думали, что это какой-то крутой мини-автомобиль нового поколения. Сейчас народ попривык, особого внимания не обращает.

Изобретатель проехал по Гуково более 2000 километров, даже покрышки начали стираться.

Я чувствую себя здоровым человеком!

Чем же отличается велоколяска Максима от обычной инвалидной? Она может развивать скорость 15 км в час. На ней можно возить груз до 150 кг. У велоколяски есть съемная складная крыша, так что изобретателю не страшен даже сильный ливень. Максим спокойно выезжает на своем изобретении на природу, в лес, парк. На велоколяске можно порыбачить и смотаться в магазин за продуктами. Вот только надо, чтобы продавец сама вынесла товар и уложила его в багажник необычного транспорта. Максиму такой «подвиг», увы, не под силу.

— Когда я езжу на «МиДе», то не чувствую себя инвалидом, — утверждает парень. — Появляется ощущение, что руки и ноги у меня действуют, как у здорового человека. Это такое великолепное чувство! Впрочем, вам не понять…

—  Целый год ушел на оформление документов, бумажную волокиту, официальную переписку, — рассказывает Виктор Рудниченко. — Но удалось получить патент. После испытаний велоколяски, я уверен, в ней могут ездить пожилые люди от 60 до 80 лет, инвалиды без руки или ноги, ну и, само собой, с диагнозом ДЦП, а также почтальоны в сельской местности. Наш «МиД-1» незаменим для социальных центров для пожилых людей, поскольку помогает развитию физической активности. Вот бы его запустить в массовое производство! Но мы, увы, не бизнесмены. Без помощи со стороны «МиД» на поток не поставим. А ведь благодаря ему можно решить проблему адаптации инвалидов в обществе здоровых!

В качестве примера Виктор приводит того же Максима. Когда врачи слышат диагноз парня, а вслед за тем выясняется, что он может ездить на велосипеде, работает напильником, строгает и пилит, то медики категорически качают головами: «Так не бывает! Это обман!» А живой «обман» сидит перед компьютером, в котором разбирается в совершенстве, и изобретает. Велоколяска помогает ему познавать окружающий мир, заводить новые знакомства, чувствовать себя свободным.

Мечта о путешествиях

—  Сын замахнулся на «МиД-2», — рассказывает Виктор Рудниченко. — Хочет ездить из города в город. Я ведь даже на рыбалку и в магазин отпускаю его скрепя сердце. Думаю, вы меня понимаете. Максим беззащитен перед людской злобой, он не в силах постоять за себя, а вокруг хватает моральных уродов, от которых можно ожидать любой подлости. А на «МиД-2» будет место для пассажира, который будет сопровождать Максима в поездках на дальние расстояния, станет для него защитником. Предполагаем начать работу в октябре. Часть запчастей уже готова — узлы, колеса, дуги. Новая велоколяска сможет развивать скорость до 40 км в час благодаря карбюраторному двигателю до 50 кубиков…

Фронт работы огромен, но Максим не пасует. У него есть дело, которое позволяет чувствовать себя состоявшимся, счастливым человеком с безграничными возможностями, чья инженерная мысль работает, интеллект оттачивается. И «МиД-2» увидит свет. Парня, который вырвался из цепей ДЦП, выехал на своем мини-автомобиле за пределы страшной болезни, разве может что-то остановить?