Сегодня экстремизм и терроризм расползаются по миру, как чума в Средневековье. О причинах этого, о том, как можно противостоять экстремизму, мы говорим с кандидатом юридических наук, преподавателем Ростовского юридического института МВД России Дмитрием ДОНСКИМ.

 —  Надо разделять понятия «экстремизм» и «терроризм», — подчеркивает Дмитрий Дмитриевич. — Экстремизм — приверженность крайним взглядам, мерам и, как правило, имеет политический, религиозный подтекст. В сущности, это борьба за сознание людей, та среда, на которой прорастает терроризм, религиозная, национальная нетерпимость, ксенофобия. Не каждый экстремист — террорист, но каждый террорист был экстремистом. Те же боевики, которые проникли в грозненский Дом печати, они же не вдруг взялись за оружие.

—  Почему в наши дни экстремизм буквально «расцвел»?

—  Экстремизм существовал всегда. Сейчас мир изменился, он стал многополярным, но есть определенные силы, которые хотят сохранить его однополярным, и используют экстремизм как инструмент геополитики и передела сфер влияния. Достаточно вспомнить цветные революции, которые произошли в ряде стран.

— Что служит причиной появления экстремизма?

— Экономическая, социальная нестабильность в обществе. В первую очередь он проявляется там, где отсутствует общая идеология. Как только возникает духовный вакуум, его заполняет экстремизм. И, напротив, когда в обществе большинство людей консолидировано вокруг какой-то национальной идеи, экстремизму трудно проявиться.

—  В нашей стране нет той идеи, которая бы всех объединила, как, скажем, в советские времена. У людей была цель — строительство коммунизма.

—  Коммунизм — это официальная идеология государства, которого сейчас нет. И потом, у людей, чья жизнь совпала с советским периодом, тоже были сложности. Со школьной скамьи их воспитывали на коммунистической идеологии, а позже выяснилось, что не все правда, о чем им говорили. И сейчас у старшего поколения ко многому критическое отношение. Еще сложнее молодым людям. Они хотят получить все и сразу, не готовы прилагать усилия, причем многолетние, для достижения своих целей. Тем, кто родился после развала Советского Союза, сегодня 24 года. Их воспитывали на том, что главный критерий успеха, — доллар, что все в жизни решают деньги. В то же время была утрачена связь поколений: от деда к отцу, от отца к сыну.

— Вы хотите сказать, что у нас есть предпосылки для экстремизма?

— Конечно. Экономические проблемы, последствия идеологического вакуума, серьезные внешние силы, которые заинтересованы в разжигании конфликта, могут стать поводом для проявления экстремизма в нашей стране. А учитывая то, что Россия — страна традиционно многоконфессиональная и многонациональная, это нетрудно сделать.

—  Наоборот, когда люди давно, как говорится, притерлись друг к другу, какая может быть опасность?

—  Если бы у нас была одна религия, беспокоиться, возможно, и не стоило бы. Но люди в нашей стране исповедуют разную веру. И те, кто настроен против России, пользуются этим. Как говорится, им есть что «разжигать». Недаром был принят закон об иностранных агентах, по которому общественные, религиозные организации с иностранным участием, финансированием обязаны регистрироваться. Часто через эти организации зарубежные спонсоры ведут пропаганду своих идей.

—  В чем проявляется религиозный экстремизм?

— Он не всегда призывает к прямому насилию, но все эти организации используют большевистский лозунг: «Кто не с нами, тот против нас».

— Но это же пере­фразированная цитата из Евангелия от Матфея?! Там сказано: «Кто не против нас, тот за нас».

— Я вам приведу такой пример. Когда во время Кавказской войны повелитель правоверных турецкий султан решил объявить джихад России, Духовное управление Российской империи разослало соответствующие письма всем имамам, и мусульмане России его не поддержали. Вот так было организовано межконфессиональное единство в нашей стране в дореволюционный период. Большевики прекрасно понимали, что религия объединяет людей. Поэтому разрушали церкви, мечети и в целом систему религиозного образования и воспитания. Неудивительно, что для достижения своей цели они использовали цитаты из Священного писания. А вы думаете, что сейчас этого нет? Современные экстремисты-исламисты точно так же вырывают часть сур из Корана и преподносят их как догму. И делают это, опять же, для достижения своих целей.

—  Кто попадает в экстремистские организации, а оттуда, возможно, в террористические?

— Как правило, это молодые люди из социально неблагополучных семей, лишенные внимания родителей. Они не адаптированы в коллективе сверстников, у них явно занижена самооценка.

—  Но из вполне благополучных семей тоже там оказываются.

— В таких семьях другая крайность. Родители дают ребенку деньги на развлечения вместо того, чтобы повести в кино, определить в спортивную секцию или кружок. То есть обозначить его нужность. Ребенку важно внимание, он должен чувствовать, что близкие его любят и ценят. Если он этого не получает, то с годами отпечаток ненужности перерастает в комплекс. В любом случае вербовщики из экстремистских организаций таких юношей и девушек очень быстро «вычисляют» и, как говорится, обрабатывают.

—  Как?

— Проявляют живой интерес к их судьбе. Обещают во всем поддерживать, в том числе финансово. Кто из молодых людей, у которых есть проблемы, откажется от дружеского участия? Но ведь понятно, что экстремисты ничем не гнушаются. Те, кто попадает к ним, оказываются под мощным психологическим прессом.

— К ним применяются различные наркотические вещества?..

— Не только. Экстремистские организации, курируемые иностранными спецслужбами, используют научно разработанную методику — так называемое нейролингвистическое программирование. Вербовщики проводят молодых людей через ряд стадий, вплоть до полного отрицания собственного «я». Обезличенный человек готов разрушить не только жизнь других, но и собственную. Для чего в ряде тоталитарных религиозных организаций принято лишать прихожан еды, проводить чтение ночных молитв? Для того, чтобы они были физически и психологически ослаблены. В таком состоянии люди легко внушаемы.

- Но ведь не на улице же экстремисты вербуют себе сторонников?

- По-разному. Чаще в образовательных учреждениях, ночных клубах, кафе... С помощью средств пропаганды. Кстати, после Великой Отечественной войны на территории Германии американцы открыли радио «Освобождение». Потом его переименовали в радио «Свобода». Там в 15 редакциях, по числу республик СССР, работали в общей сложности около полутора тысяч сотрудников. Идеологи радио­вещательной организации пыталось объяснить, к примеру, армянам, что их враги - азербайджанцы, азербайджанцам, что для них таковыми являются армяне, русским, что их враги — евреи, евреям, что они представители исключительной нации, а все остальные - недочеловеки. Эта идеологическая машина работала на разрушение нашей страны. Аналогичными методами те же самые силы стремятся повторить этот опыт, используя не только старые, но и новейшие коммуникационные средства.

— Вы имеете в виду Интернет?

— В том числе. Конкретно — экстремистские блоги, социальные сети, на которые «ведутся» молодые люди. Не все подряд, конечно. Но факты вербовки через сеть имеются. В одном из уральских городов парень познакомился в социальной сети с девушкой и стал «проповедовать» ей идеи ислама. Через некоторое время предложил девушке создать семью и уехать в кавказский регион, чтобы бороться за создание шариатского государства. Девушка пошла к парню на свидание и привела еще людей — сотрудников правоохранительных органов. И такие случаи, когда человек не ищет приключений на свою, мягко говоря, голову, а отдает себе отчет, с кем имеет дело, есть.

—  Сегодня интернет-пространство используется, например, для распространения русофобских настроений на Украине. Особенно среди молодежи. Многие парни и девушки нетерпимы к России, ко всему русскому.

— Это молодые люди с крайними взглядами. А они появляются тогда, когда кругозор максимально сужается. Такие люди не способны критически оценивать предлагаемые им идеи. Им не с чем сравнивать. Что такое экстремизм? Доведенная до абсолюта идея. Это локомотив тех событий, той силы, которая, в конце концов пришла к власти на Украине.

—  Но при чем здесь Россия?

—  А без нее нельзя. Проблема в том, что эти люди определяют свою национальную идентичность как не русские. Украинец это — не русский. Отсюда речевки про москалей, крушение памятников советским воинам...

—  Там и без этого проблем хватает. Их решать надо.

— Не могут. Тогда придется признать, что они не справляются с экономическими, социальными трудностями в стране. Не на кого переложить ответственность. А так все просто — есть «террористы» на юго-востоке, есть Россия, которая всячески мешает Украине. Все беды от этого. Справимся с ними, и все у нас будет замечательно. На Украине экстремизм — государственная идеология.

— А призывы свергнуть Путина, которые в последнее время сыплются из уст западных политиков?

—  Как минимум это нарушение норм и правил международного этикета. Если говорить о содержании этих высказываний, то — да, конечно, это экстремизм. Поскольку эти люди отрицают право нашего народа самому выбирать себе в президенты того, кого он хочет. То есть они отрицают наше право на иную, не такую, как у них, точку зрения. В том числе на нашу позицию по однополым бракам, Крыму, Украине.

— Что может противостоять экстремистской идеологии?

— Только другая идея. Не случайно в нашей стране сделан первый шаг к обретению национальной идеи. Но это вопросы не только и не столько государства, сколько общества. Спокойствие и благополучие страны зависят от того, как все мы, граждане России, вне зависимости от религиозной принадлежности, с разными политическими взглядами, сможем объединиться, найти общий язык друг с другом и, самое главное, сохранить единое культурное поле. И, кстати, с начала существования государства Российского вопрос национальности у нас не стоял. Петр I говорил: «Русский тот, кто Россию любит и ей служит». Всегда в нашей истории были люди, которые этнически не принадлежали к русскому народу, однако это не мешало им быть русскими по духу, образу жизни. Мы должны понять, что экстремизм, как пожар, и тушить его надо всем вместе, иначе мы останемся без нашего общего дома. Поэтому нам так важно быть едиными...