Пикет против вступления в силу нового закона об основах социального обслуживания прошел в минувшие выходные в ростовском парке им. Горького. Пара десятков активистов организаций «Всероссийское родительское сопротивление» и «Суть времени» убеждали прохожих: в таком виде ФЗ № 442 позволяет соцслужбам забирать ребенка из семьи по надуманным поводам в «лучших традициях» ювенальной юстиции европейского образца. Многие, особенно гуляющие в парке с детьми, прислушивались и оставляли свои подписи под петицией общественников.

Семья Яценко пришла на пикет полным составом: пока мама с папой с плакатами рассказывали прохожим о деталях вступающего в силу буквально через пару недель закона, их двое сыновей раздавали людям листовки.
BAM_1507.jpg
«Я не хочу, чтобы кто-то имел хотя бы теоретическую возможность забрать у меня детей по каким-то субъективным причинам, — рассказала мама Анна. — Например, в ФЗ № 442 достаточно размыто прописано понятие «насилие в семье» — в том числе если ребенок что-то делает против своей воли. А если он не хочет учиться, плохо себя ведет — как его воспитывать?» Отца парнишек Сергея Яценко возмущает навязывание социальной опеки: «В ряде случаев от такого «сопровождения» невозможно отказаться, в том числе нельзя препятствовать сбору информации о семейной жизни. А как же Конституция РФ?»

Пару лет назад общественники так же протестовали против принятия закона о социальном патронаже — в итоге спорный законопроект так и не был принят, однако его смысл перекочевал в Федеральный закон № 442 «Об основах социального обслуживания граждан РФ». Этот документ был принят депутатами Госдумы в последние недели прошлого декабря и уже через пару дней был подписан президентом. После очередной волны возмущения, прокатившейся по стране, законодатели пообещали за год внести нужные изменения, но основные спорные моменты так и остались.

BAM_1502.jpg

Общественников настораживает ряд статей закона, дающих чиновникам право без решения суда приходить в дома и оценивать условия жизни семьи «в целях профилактики и предотвращения». В том числе под пристальное внимание чиновников попадают все граждане, обратившиеся за социальной помощью, — такое обращение может привести к навязыванию социального сопровождения вне зависимости от их желания. Возможно, в ряде случаев такие меры могут быть действительно оправданными, но для семей с детьми такая забота может закончиться изъятием ребенка под видом оказания «срочной социальной услуги» на основании одного лишь акта.

— Бесспорно, существуют ситуации, когда действительно необходимо забрать ребенка из семьи для сохранения его жизни и здоровья, — признает и.о. руководителя Таганрогского отделения РВС Вячеслав Рыжов. — Но мы требуем создания четкого механизма: в течение суток после этого нужно получить решение суда, а если внятных доказательств необходимости такой меры не представят — немедленно вернуть ребенка в семью. А в случае если суд оценит изъятие как незаконное — привлекать чиновников к уголовной ответственности.

Ведь были уже случаи, когда мать несколько дней не могла вернуть ребенка только из-за того, что его временно поместили в больницу на выходных, — и за это никто так и не ответил.

Настораживает общественников и обозначение соц­помощи семьям как услуги: не приведет ли это к коммерциализации и, что страшнее, конкурентной борьбе в этой сфере по законам рынка? Тем более что финансовый интерес в этом есть: заниматься «сопровождением» и обустройством предлагается и НКО, которым будут на это выделять средства. «Опять же, если речь идет о «социальных услугах» несовершеннолетним, существует угроза превращения такой заботы в бизнес: если родителям государство выделяет меньше 400 рублей, то при опеке над чужим ребенком — уже несколько тысяч, еще больше — при устройстве в приемную семью, — рассказывает Вячеслав Рыжов. — А чиновники, работающие с НКО в прямой связке, могут просто гнаться за показателями своей работы, которая теперь заключается в том числе и в выявлении «трудных» семей. Я не спорю, что среди работников соцзащиты много добрых и честных людей, но и они могут оценивать ситуацию со своей субъективной точки зрения — никаких конкретных критериев и однозначно трактуемых определений в законе нет».

По мнению активистов, текущее законодательство и так обладает всем нужным инструментарием, но не дает другого: механизмов поддержки тем семьям, у которых и сейчас детей можно изъять. «Ведь, кроме откровенно маргинальных семей алкоголиков и наркоманов, в такую ситуацию могут попасть и просто бедные люди, — поясняют они. — Если в семье не хватает квадратных метров жилья для необходимого минимума или мать-одиночка оказалась без средств к существованию, государство должно им помогать, а не устраивать репрессии».

Буквально на днях эти претензии обсуждались на встрече с уполномоченным по правам ребенка Павлом Астаховым — омбудсмен согласился с большинством из них, но для внесения поправок в закон нужно время. Между тем до начала действия нового закона о соцобслуживании остается чуть больше недели, и общественники вышли на улицы по всей стране, чтобы попытаться помешать этому. В Ростове-на-Дону, несмотря на дождь, они за пару часов собрали под сотню подписей под требованием пересмотреть такой подход к понятию «помощь».