По домам ростовчан ходят «переписчики»-мошенники. До недавнего времени в подъезде нашего дома за стеклянным окошечком восседала консьержка, следившая за порядком и за тем, чтобы не просачивались посторонние. Однако в какой-то момент собрание жильцов решило ради экономии ее ставку упразднить, установив взамен на входе видеокамеры. И началось! 

В дом потянулись ходоки-охмурители с разного рода предложениями. Вариации – какие угодно. Вот такие, к примеру…

«Перепись детей войны»? Вранье!

Звонок в дверь, я выхожу. С незнакомым молодым человеком общаюсь через окошко в двери тамбура. Он показывает красненькую книжечку непонятно какого удостоверения и сообщает:

– Проводится перепись детей войны. Им положены льготы и прибавка к пенсиям. Мы записываем данные всех граждан, родившихся с 1941 по 1945 годы…

– А кто это «мы»? – спрашиваю. – Покажите-ка еще разок ваше удостоверение.

Я решаю вытянуть у пришельца как можно больше информации, поэтому вступаю в дискуссию.

– Как же так?! Ведь по телевизору говорили, что под статус «детей войны» в первую очередь подпадают родившиеся в 1928 году и дальше – до 1945-го. Значит, тех, кому под девяносто, вы не учитываете?!

Парень заметно удивился и, по-моему, обрадовался (типа «…о-о, это я удачно зашел!»).

– Нет-нет, не забыли, их данные тоже нужны, – стал убеждать меня. – А у вас люди такого возраста есть? Или среди соседей?

Но мне уже надоело ломать комедию.

– Молодой человек, вам не стыдно этим заниматься? – напрямик спрашиваю его. – Зачем вам информация о стариках, с какой целью собираете? Давайте-ка вот сейчас при вас позвоню в райотдел полиции (благо он рядом с домом), и вы нам все расскажете о «льготах» и «пенсионных прибавках», которые являются вашей выдумкой. Ведь их на самом деле нет!

Незнакомца как ветром сдуло. Он только что-то злобно прошипел в мой адрес и нырнул в лифт.

…Поскольку от наших читателей тоже поступали сведения, что к ним являлись незнакомые граждане с намерением «переписать сведения о детях войны», то следует сразу же внести ясность: это обманщики. Нацеленные на стариков как на самую легкую добычу.

Напомню: дискуссия о законодательном установлении категории «детей войны» ведется давно. В Госдуме звучали предложения присваивать этот статус всем родившимся в промежуток с 1928 года и по май 1945-го, потом стали называться другие временные границы. Но дальше разговоров дело не пошло. Законопроект о «детях войны» даже не рассматривался Госдумой. И в обозримой перспективе не планируется.

Так что ЗАКОНОДАТЕЛЬНО статус «детей войны» никак НЕ УТВЕРЖДЕН. А значит, сам термин не имеет юридической силы.

Это же мне подтвердили и в областном министерстве труда и соцразвития.

Так что если кто-то в разговоре с вами использует словосочетание «дети войны» и при этом еще пытается выведать ваши личные данные, склонить к подписанию «договоров», «соглашений» и т.д., не сомневайтесь: вас «разводят». Гоните таких деятелей прочь.

«А что вы
мне хамите?!»

…Ностальгируя по консьержке, опять иду к двери, откликаясь на трель звонка. В дверном окошечке – другой молодой человек, с ходу предъявляющий через стекло удостоверение, подозрительно похожее на увиденное у «переписчика».

– Я представляю центр содействия государственным реформам… – бодро начинает он.

– Каких именно? – прерываю его.

Далее у него случается ступор, поскольку на повторение им текста о «государственных реформах» я прошу уточнить, имеются ли в виду реформы здравоохранения, образования, пенсионный системы. Когда же снова заговорил, выяснилось, что ему нужно все то же: данные о проживающих тут людях. На мой невинный вопрос «…а зачем?» незнакомец почему-то взорвался:

– Что вы мне хамите?! – и тоже развернулся к лифту.

Но я все-таки успела его остановить (даже рискнула дверь открыть), потребовав назвать номер телефона «Центра содействия…» и фамилию руководителя. Телефон он продиктовал, а по поводу руководителя бросил: «Позвоните – сами узнаете».

Увы, не удалось. По названному им телефонному номеру (стационарному) ни разу никто не откликнулся. В Интернете я нашла краткое упоминание о некоем «Центре содействия государственной реформе» (название, как видите, несколько иное), был также указан номер мобильного телефона.

Звоню. Откликнувшаяся молодая девушка возмутилась: «Да сколько можно?! Это мой личный номер, никакого отношения ни к какому центру я не имею». «А часто вам звонят?» – спрашиваю ее. «Постоянно!» – жалуется она.

Значит, тот ходок многих обошел. И нашлись такие же, как я, заинтересовавшиеся «Центром содействия…» граждане, но информация оказалась закамуфлированной.

…У меня нет однозначного ответа, кто эти люди, что ходят по квартирам и под разными предлогами пытаются втянуть жильцов в разговоры, выведать личные сведения, «уболтать».

Может, они попытаются впарить какое-нибудь «чудо-лекарство», «волшебную косметику», «оздоровительный аппарат». Или, возможно, у них более крутые планы: уговорить поставить свою подпись в неизвестно каких бумагах, что в итоге аукнется материальными потерями: такое уже было. Или еще проще: просто хотят проникнуть в квартиру с целью грабежа.

Криминальную хронику читаете? Знакомы с такими сюжетами? Не хотите оказаться в положении жертвы?

Поэтому опасайтесь являющихся к вам незнакомцев с их речами о «льготах», «реформах», «пенсионных надбавках», «детях войны» и т.д. Уясните главное: все это вранье. Поскольку путем поквартирных обходов органы соцзащиты нужную для них информацию не собирают. Такое проделывают только те, чьи помыслы нечестны – расплодившиеся, как саранча, разномастные мошенники. Не давайте себя обманывать!