В Зерноградском районном суде слушали дело по иску Анны Шевченко к директору ООО «Лендсервис» Николаю Рудому. …После оглашения решения суда истица прямо в зале тихо плакала

Договор – в черную рамку

Газета «Наше время» в материалах «Тайна земельного договора» №42 от 19 февраля и «С тайны слетает глянец» № 62 от 12 марта 2015 года уже писала, как без согласия дольщиков в Росреестр был передан и зарегистрирован договор аренды земли на 47 лет, условия которого фактически означали, что люди лишились собственности.

По большому счету Анну Дмитриевну Шевченко, которая подала в суд на обидчиков, обобравших стариков – собственников земельных долей бывшего АООТ «Садовод», никто не уверял, что она победит. Ее готовили к тому, что дело фактически бесперспективное, но побороться стоит… ради справедливости. И она в свои 75 лет ввязалась в судебную тяжбу.

№6.jpgЧто же происходило в бывшем АООТ «Садовод»? Последние полтора десятка лет в хозяйстве постоянно менялись арендаторы: одного посадили, другой неожиданно умер, третий сам отказался от должности. А вот очередной – директор ООО «ЛЕНДСЕРВИС» Николай Рудой – задержался, даже договор аренды земли на пять лет заключил с собственниками, по которому обязался выдавать людям по 1 тонне 200 килограммов зерна, мешку муки и 50 килограммов подсолнечного масла. И по устной договоренности, как принято между арендаторами и арендодателями земли, еще и налог на землю уплачивать. Некоторые тот договор даже на руки получили. И 17 марта суду его передали как доказательство обмана: люди были уверены, что договор у них на руках – действующий, тем более что ООО «Лендсервис» реально выполняло прописанные в нем условия. Надо сказать, что ни ответчик – директор ООО «ЛЕНДСЕРВИС» Николай Рудой, ни соответчик Владимир Коротков в суд так и не явились. А их представитель назвала договор, который имелся на руках у людей, бумагой, «не имеющей законной силы». Ведь в Росреестре он не зарегистрирован, и потому, как говорится, можно его в черной рамке на стенку повесить в назидание потомкам, как пример непозволительной доверчивости. Зато новый кабальный договор, утверждала она, полностью соответствует закону «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Краеугольный камень этого заявления – доверенности, которые выдали дольщики директору предприятия Рудому, Короткову и Чеботареву. Кто такие Коротков и Чеботарев? О первом – ничего неизвестно, практически никто из дольщиков его в глаза не видел. Чеботарев же на суде сам заявил, что он еще с девяностых таким образом, имея на руках доверенности, «помогал» людям в районе решать земельные проблемы. Но как собственники доверились неизвестным людям? Как проходила сама процедура выдачи доверенностей?

По словам дольщицы Раисы Веретюшенко – очень все было просто, «под диктовку» Рудого.

– Собрали нас – больше десятка человек – у нотариуса, я зашла в кабинет, говорю, мол, хочу землю Рудому отдать, – рассказала пожилая женщина, опиравшаяся на палочку. – Нотариус мне: «Вы не то говорите, выйдите отсюда». Я вышла, мне объяснили, что я должна говорить, потом зашла, а нотариус уже вслух зачитала мне доверенность, я ее и подписала. Так по указке Рудого доверенным лицом многих дольщиков стал Владимир Коротков – человек-невидимка. И голосов доверчивых граждан (он получил почти 90 доверенностей) ему оказалось достаточно, чтобы создать видимость законности происходящего.

Когда судья начала выяснять у явившего в суд господина Чеботарева, кто же инициировал проведение собрания, каким образом оно проходило, то вся подоплека дела приняла довольно конкретные и очень неприглядные очертания. Третьи лица – собственники земельных долей – в своих показаниях ее дополнили.

– Вы утверждаете, что не скрывали факта проведения собрания? Но почему же, когда звонили моему отцу – собственнику земельной доли, уточняя данные его документов, ни разу не сообщили о собрании, о новом договоре? – спрашивала у Чеботарева Татьяна Сабадашева, представлявшая интересы своего отца – Николая Григорьевича Рудакова.
– А люди, выходит, дураки? – возмущалась Анна Шевченко. – Мол, не надо нам 1 тонну 200 килограммов зерна, дайте нам тонну отходов, фактически мусора, а масло подсолнечное и муку себе заберите, мол, вам нужнее. К тому же налог на землю мы сами оплатим! Кто вам такой договор поручал составлять? !

Но по большому счету это все – эмоции, так сказать, присказка. Настоящая сказка – впереди.


Настоящая сказка

В ходе судебного расследования вскрылись факты, которые не оставляют сомнений: людей обманули.

…В мае 2012 года Александр Чеботарев от имени собственников дает в областной газете «Наше время» объявление о проведении собрания 30 июня. Но 30 июня собрания не было. Его перенесли на 7 июля 2012 года. Вот только всех остальных граждан – собственников земельных долей – об этом известить забыли, точнее – сочли совершенно необязательным. Мол, кто хотел прийти 30 июня, тот пришел и о переносе собрания знал. И вообще, утверждал Чеботарев: это одно и то же собрание, только проведенное с перерывом. А ничего, что перерыв – восемь дней!

7 июля – как указано в протоколе – решением собрания из участка общедолевой собственности, принадлежавшего бывшим работникам АООТ «Садовод» (назовем его участок №1), было образовано несколько других участков. На каждом – свои дольщики. Участка № 1 больше нет. Так, значит, полномочия доверенностей, выданных на распоряжение участком № 1, закончились? А Рудой, Чеботарев и Коротков спокойно утверждают проект договора аренды нового земельного участка, пользуясь недействительными доверенностями. Как такой факт в Росреестре пропустили?

Собственница земельной доли Валентина Падий в суде показала, что она была на собраниях и 30 июня, и 7 июля 2012 года.

На первом собрании дольщиков и их представителей было шесть человек, трое реальных и трое – с доверенностями: Рудой, Чеботарев и, возможно, Коротков, которого женщина не знает в лицо. Был также представитель администрации городского поселения Александр Любимов. А вот на второе собрание явились Падий, еще два дольщика и… Чеботарев. Хотя по протоколу там были и Рудой, и Коротков. Но их свидетельница не видела.

№4.jpg– И когда я сказала, что не согласна с таким собранием, где нас всего четверо, то Чеботарев спросил: «Ты кто такая?» Я растерялась, ответила: «Я – трактористка… Почти полжизни в «Садоводе» проработала. А вот вас – ни в поле, ни в саду никогда не встречала. Теперь вы втихомолку почему-то судьбу нашей земли решаете». На что Чеботарев сунул мне в нос пачку доверенностей, мол, он от имени этих людей действует.

Но у Чеботарева реально было пять, максимум десять доверенностей, о чем он сам сообщил суду. Остальные ему по свойски передали Рудой и Коротков. И дальше все пошло по накатанной: собрание в лице Чеботарева с пачкой доверенностей «благословило» Короткова совершать сделки с новым земельным участком уже без доверенности. И он стал полным хозяином положения. Как ситуацией не воспользоваться? И Коротков «нарисовал» и зарегистрировал в Росреестре тот самый договор, от которого собственники земли получили настоящий шок.

Но вот незадача: закон гласит, что условия зарегистрированного в Росреестре договора аренды должны соответствовать условиям, определенным решением общего собрания участников долевой собственности. А с этим большие проблемы. Между договором, зарегистрированным в Росреестре, и тем, что проштампованный и прошитый с подписями Любимова, Короткова и Рудого хранится в администрации Зерноградского городского поселения, имеются серьезные разночтения.

В том, что лежит в администрации, срок договора указан 10 лет. В зарегистрированном – 47 лет. По протоколу собрания арендатор обязан самостоятельно уплачивать земельный налог, Коротков эту почетную обязанность вменил собственникам земли. Арендную плату бессовестно урезал. Но самое интересное: в зарегистрированном договоре появился новый пункт – арендатор оговорил для себя право на компенсацию затрат, вложенных в освоение и улучшение сельхозугодий, по истечении срока договора аренды или досрочного его расторжения. А уж компенсацию можно за годы использования земли насчитать такую, что пенсионеры добровольно от своих долей откажутся.


А привкус горечи остался

…Когда судья Наталья Дробот огласила решение – удовлетворить исковые требования Анны Шевченко и признать договор аренды ничтожным, все третьи лица – дольщики ей аплодировали. Анна Дмитриевна перед тем, как горько заплакать, успела сказать судье «спасибо».

Но почему же к радости победы подмешано столько горечи?

– Так ведь эта «команда» будет в областном суде решение Зерноградского районного суда опротестовывать, – уверен бывший главный инженер АООТ «Садовод» Сергей Гурдесов. – Это сюда мы ходили, как на работу, здесь нас услышали, а в областной суд наши старики не доедут.

– Пока договор вступит в законную силу, наши земли будут засеяны, а к осени и решение может измениться, – начали рассуждать люди после первого всплеска эмоций.

Но мы пообещали им, что газета тему не закрывает. Мы будем рядом со своими подписчиками вплоть до заключения нового договора аренды. Да и на некоторые вопросы нам еще очень хочется пролить свет: к примеру, какую оценку своим работникам в Зернограде даст Росреестр? Как оценивают власти района роль чиновника городской администрации Александра Любимова в деле о договоре на 47 лет? И вообще, человек-невидимка господин Коротков – явление в Зерноградском районе разовое или системное?