Ростовчанка Тамара Федоровна Олейникова уже больше десяти лет находится на соцобслуживании. Но, по словам 92-летней пенсионерки, последнее время ей никак не везет с соцработницами

Коллаж Ольги Пройдаковой
«Пять лет была у меня очень хорошая соцработница – не просто помогала по хозяйству, а относилась с душой. Но – уволилась. После нее дали мне хулиганку: позвонит в домофон – я доковыляю до двери с помощью ходунков, а она не появляется. Только усядусь – опять звонит. Потом прикрепляли еще соцработниц, но они вскоре куда-то пропадали. Теперь вот около года числится за мной Клара. Но приходит редко и пол моет плохо...»

В принципе, уборка квартиры – единственная услуга из всего огромного перечня, которую заказывает Тамара Федоровна. Покупает продукты, готовит и стирает белье ее 68-летняя дочь Людмила Ивановна, проживающая в доме напротив.

Мыть пол ей не то тяжело, не то боится не угодить матери, у которой на этот счет, кажется, серьезный пунктик.

«Говорю Кларе: «Чего же ты налила воды? Вытри пол насухо! Да разве можно выжать хорошо тряпку в резиновых перчатках? За кроватью и шкафом вообще не убирает! – рассказывает Тамара Федоровна. – Попросила ее в лоджии убрать, так она и там налила воды!»

Заместитель директора Центра социального обслуживания населения Октябрьского района Ростова Галина Николаевна Штемпура вступается за свою сотрудницу: «Эту старинную кровать, груженную вещами, не сдвинуть и вдвоем! Что касается перчаток, то соцработницы должны их использовать при уборке! А посещает вас Клара Кадимовна не каждую неделю, потому что либо вы отказываетесь, так как плохо себя чувствуете, либо ваша дочь не может прийти из соседнего дома, чтобы открыть дверь».

Тамара Федоровна соглашается, но все равно считает, что уборка проходит тяп-ляп. «За сорок минут что можно вымыть?» – настаивает она на своем. – Надо часа три!»

При всем желании соцработницы – ни Клара Кадимовна, ни какая другая – не могут уделять своим подопечным неограниченное количество времени.

– Потому что у меня их одиннадцать человек. И каждый ждет, когда принесу продукты, лекарства, уберу в квартире, приготовлю обед, оплачу коммунальные услуги, а в сутках всего 24 часа! – говорит Клара Кадимовна.

– И такая нагрузка у всех наших работниц! – добавляет заведующая отделением Надежда Афанасьевна Буренок. – 130 соцработниц обслуживают 1464 жителя Октябрьского района Ростова.

В связи с вступлением в силу нового закона «О социальном обслуживании» скоро эта нагрузка увеличится в разы.

– Если раньше ставка делалась на престарелых и преимущественно одиноких граждан, то теперь за помощью смогут обращаться и те, кто временно попал в тяжелую ситуацию, например сломал ногу. Родители, у которых ребенок-инвалид, тоже имеют право позвать нас на помощь. Даже семьям, где родственник страдает алкоголизмом, разрешено заключать договоры на соцобслуживание, – рассказывает Галина Николаевна.

Ряд регионов страны уже подняли тарифы на услуги соцработниц. Наша область – одна из немногих этого делать не стала. Но вопросы по оплате все равно периодически возникают.

– Почему с меня за уборку берут двойной тариф? – интересуется Тамара Федоровна. – Не 9 рублей 54 копейки, а 19 рублей 8 копеек.

– Потому что тариф рассчитан на влажную уборку квартиры площадью до 20 квадратных метров, а у вас она больше, – поясняет руководство центра соцобслуживания.

Расценки на услуги утверждаются в каждом городе и районе области. В Ростове, например:

– утюжка белья (до 30 минут за одно посещение) – 7 рублей 64 копейки;

– вынос мусора (до 5 кг) – 2 рубля 86 копеек;

– очистка от пыли ковров, дорожек пылесосом (до 10 квадратных метров) – 5 рублей 73 копейки;

– обработка приусадебного участка (до 5 кв. метров) – 9 рублей 54 копейки;

– снятие паутины (1 комната) – 2 рубля 86 копеек;

– помощь в купании (до 60 минут за одно посещение) – 9 рублей 54 копейки;

– содействие в приготовлении пищи (не более 45 минут) – 8 рублей 59 копеек;

– покупка и доставка на дом продуктов питания (7 кг) – 5 рублей 73 копейки, до 1 кг включительно – 80 копеек.

И так далее. Перечень достаточно большой. Но при всей этой математике, количестве услуг и тарифах зарплата соцработниц несоизмерима с важностью и сложностью их труда.

– Я получаю 8 тысяч рублей, – говорит Клара Кадимовна. Ее коллеги в Ростове – примерно столько же. По области – и того меньше.

Выездная «планерка» прямо в квартире у Тамары Федоровны заканчивается тем, что она просит больше не менять ей соцработницу без ее ведома и соглашается на Клару Кадимовну. «Только пусть убирает три часа!» – настаивает Тамара Федоровна. «Это очень много! – пытается сопротивляться Надежда Афанасьевна. – У вас и так чисто! Что можно убирать столько времени?»

Когда мы выходим из дома, она говорит: «У нас ведь жалоб от подопечных практически не бывает. Так что этот сигнал для нас очень неожиданный. Только бы Клара Кадимовна не уволилась!».