Полный кавалер ордена Трудовой славы, депутат Шахтинского городского совета народных депутатов, ткачиха с 33-летним стажем Зоя Назарова 18 лет назад уехала в глухое село, чтобы воспитывать двоих детей своего мужа 

Знаменитая «шахтинка»


В Иваново Зоя обосновалась, окончив 8 классов. Стала работать ткачихой на фабрике имени Дзержинского. В 20 лет вышла замуж, через год родила дочь Ирину. Сначала трудилась на четырех ткацких станках. Потом поднабралась опыта и стала обслуживать 14 станков одновременно. Начальство хвалило добросовестную работницу, ставило в пример, но когда Зоя начинала разговор о собственном жилье, стыдливо опускало глаза, мол, с этим проблема. Может быть, придется ждать лет двадцать.

Ткачиха с мужем и дочерью жила на съемной квартире и мечтала о собственном угле.  Однажды она услышала, что в городе Шахты Ростовской области строится большой хлопчатобумажный комбинат (ХБК), где работников обеспечивают жильем. И ждать надо не 20 лет, а намного меньше. В 1972 году семья Назаровых переехала в Шахты. 25 лет жизни Зои Михайловны связаны с Шахтинским ХБК. Здесь производили знаменитую на весь Советский Союз ткань, «шахтинку». Предприятия, где шили одежду, закупали ее с удовольствием, ткань очень ценилась за прочность и красоту. 

На ХБК норма для ткачихи была 24 станка. С ними Зоя справлялась играючи. Руководство заметило это и предложило Назаровой обслуживать 48 станков. 

- Я согласилась, хотя не была такой уж энтузиасткой, - улыбается Зоя Михайловна. – Просто с увеличением количества станков зарплата существенно повышалась. Я стала получать 500 рублей. В 70-х годах металлурги столько зарабатывали, однако они буквально сгорали в цехах. Я не «сгорала», но трудилась на износ. Ткачихи постарше, обслуживающие 48 станков, к концу смены с ног валились. А я была молодая, сильная, здоровая деревенская девушка, энергии хоть отбавляй. И мне все было нипочем. Так прошли год, два, три, выработалась привычка. На четвертый квартиру получила, а это очень мощный стимул.



Непрестижный орден


Зоя Назарова (справа) обслуживает 48 станков.Группа стахановцев ткацкого труда в 1976 году была представлена к правительственным наградам. Среди них  оказалась Зоя Назарова, четыре года подряд перевыполнявшая план на 100 процентов. Ей вручили орден Трудовой славы III степени.
- Орден был непрестижный, - вспоминает Зоя Михайловна. – Народ ценил ордена Ленина, Трудового Красного Знамени, Октябрьской Революции. Этих наград удостаивались руководители,  активисты, парторги, те, кто десятилетия отдал отрасли. Я же была зеленая, без каких-либо значительных заслуг, на ХБК - только четыре года. Вот мне и дали Трудовую славу, как какой-нибудь «Знак Почета». А вот когда меня наградили орденом II степени, а затем I, и выяснилось, что полных кавалеров приравнивают к героям Социалистического труда, им положены серьезные льготы,  любители престижных наград спохватились. Мол, как же мы так лопухнулись! Но было уже поздно.

В СССР полный кавалер ордена Трудовой cлавы не мог просто стоять за станком. Зоя Михайловна стала общественным деятелем, участником разных конференций, совещаний, пленумов. Ее избирали депутатом городского Совета народных депутатов г. Шахты в 1982, 1984 и 1988 годах. Она закончила вечернюю школу. Все ожидали, что Зоя Михайловна получит вузовский диплом и станет руководителем. У нее были все данные, чтобы сделать успешную карьеру. Но ткачиха захотела руководить семьей.



Вышла замуж… из-за детей


Если производственная стезя Зои Назаровой была более-менее ровной, то ее личная жизнь оказалась дорогой с ямами, ухабами и буераками. С первым мужем, отцом Ирины, она рассталась, так как тот очень уж «подружился» с зеленым змием. Очередной брак продлился два с половиной года, оставив раны на сердце и рубцы на душе. Долгое время Зоя Михайловна жила одна, пока не встретила Володю.

Правда, сначала она познакомилась с его детьми. Знакомая показала ей на двухлетних неухоженных двойняшек Ксюшу и Илюшу: «Вот несчастные дети. Мать у них умерла при родах, отец Володя пашет с утра до вечера, но какая в колхозе зарплата! Да еще с него алименты вычитают на двоих детей от первого брака. Денег остается с гулькин нос. За Ильей и Оксаной смотрит их бабушка, но она очень старая, еле ходит. Девочка смышленая, а мальчик – инвалид детства. Что с ними будет, когда старуху отнесут на погост, даже подумать страшно. Слушай, давай я тебя познакомлю с Володей. Ты же одинокая. Если вы поженитесь, и ты войдешь в семью, это для них будет спасением».  

Сейчас, вспоминая события 18-летней давности, Зоя Михайловна сама удивляется. Она - герой труда, депутат, всю жизнь проработала ткачихой, в деревне только родилась, по духу городская до мозга костей. Он – механизатор, отец двоих детей, один из которых не совсем здоров, алиментщик. Семья бедная, на грани нищеты, живет в захудалом домишке. Даже любви между ними не было, только уважение. Однако…

- Как будто кто-то взял меня за руку и привел в этот дом, - качает головой Зоя Михайловна. – И сказал: «Они без тебя пропадут. Если ты не станешь этим детям матерью, то они хлебнут горя, все у них будет плохо».

В 49 лет Назарова уволилась с ХБК, которому отдала 25 лет, оставила квартиру дочери, уехала из Шахт и поселилась в селе Табунщиково Красносулинского района. Они с Володей поженились. 



Родная неродная мать


Конечно, на это решение повлияло трагическое событие, которое случилось в жизни Зои Михайловны. Машина насмерть сбила ее 8-летнего внука, сына Ирины. Назарова почувствовала огромное болезненное желание о ком-то заботиться. Но если бы брак Зои Михайловны и Владимира был просто порывом, то не продлился бы долгих 18 лет. 

Сказать, что ей было трудно, значит, ничего не сказать. Корову героиня труда доить так и не научилась, в семье этим занимается супруг. А вот с огородом она справилась, овощи выращивает – любо-дорого посмотреть. 

Всю свою нерастраченную любовь Зоя Михайловна отдала Ксюше и Илюше. Сейчас двойняшкам по 21 году. Оксана живет и работает в Москве, а Илья – в Табунщиково, с матерью. Он трудится в Горненском психоневрологическом интернате поваром. 

- Они знают, что я им неродная, - улыбается Зоя Михайловна. – Но как-то… не придают этому значения. По-другому не скажешь.  «Добрые» соседи просветили Ксюшу и Илюшу, когда им было по 12 лет. Они прибежали ко мне: «Мама, а ты разве не наша?»  Отвечаю: «Я о вас забочусь, вещи стираю, сказки на ночь читаю, уроки помогаю готовить. Как я могу быть не ваша?» Они кивают: «Конечно, мама. Это мы просто спросили». И больше на эту тему даже разговоров не возникало.

Илья и Оксана, несмотря на разницу в возрасте, нашли общий язык с Ириной. Она проживает в Лазаревском, где у нее собственное ателье. Двойняшки часто бывают в гостях у старшей сестры. 

Десять лет назад Зоя Михайловна и Володя построили большой, просторный дом. По сравнению с ним шахтинская двухкомнатная квартира кажется Назаровой тесной берлогой. Приобрели машину «Рено Логан». 

За всеми этими хлопотами Зоя Михайловна совсем забыла, что она героиня труда. И кабы не архивы, вряд ли она попала бы на сайт «Герои страны». Если бы существовал сайт «Самые скромные герои страны», то статья о Зое Михайловне оказалась бы в нем на самой первой странице.