Коровьев из булгаковского романа «Мастер и Маргарита» утверждал, что вопросы крови – самые запутанные в мире. Позволю себе с ним не согласиться и скажу: самые запутанные вопросы – вопросы земельные

Один из участников конфликта Александр Сергеевич Харченко на спорной меже.

Это подтверждает история конфликта двух семей из села Вареновка Неклиновского района – Харченко и Терещенко. Предметом раздора стала межа, пролегающая между земельными участками № 43-45 и № 47, принадлежащими соответственно членам первой и второй семьи. Примерно с 1991 года длится эта конфликтная ситуация, идут судебные разбирательства, в различные инстанции поступают многочисленные жалобы и обращения. 

Александр Сергеевич Харченко пытается доказать, что соседи Терещенко Владимир Викторович  и Нина Александровна захватили часть землевладения его дочери Литвиновой Ольги Александровны. Со своей стороны Терещенко с этим не согласны. А Терещенко Нина Александровна даже писала мировому судье, что Харченко, фактически, клевещет на нее, подрывает репутацию. Короче говоря, злополучная эта межа всерьез, и, видимо, очень надолго рассорила хороших людей. И, казалось бы, проще простого обвинить какую-нибудь одну из сторон в нарушениях и провоцировании земельного конфликта. На самом деле, если опираться на многочисленные документы, которыми обросло дело, все не так просто получается.

На протяжении двух десятков лет судебные инстанции, землеустроительные организации, административные органы разных уровней, втянутые в разбирательство, оперируют огромным количеством цифр, определяющих площади спорных земельных участков. И, как ни странно, эти цифры заметно разнятся между собой. А между тем в самом начале, когда никакого конфликта еще и в помине не было, все было ясно. Вот, например, справка, выданная Вареновской сельской администрацией в 1999 году. В ней сообщается, что Сергей Тимофеевич Харченко – отец Александра Сергеевича Харченко, одного из участников нынешнего земельного спора, по состоянию на 1 января 1946 года владел участком площадью 0,30 га. Затем, как явствует из протокола №16 правления колхоза им. XX партсъезда, этот участок был поделен в равных долях между отцом и сыном Харченко, и каждому досталось по 0,15 га. Уже в наше время одна из этих половин перешла во владение дочери Александра Сергеевича Харченко – Ольги Александровны Литвиновой. А вторая так и осталась за Александром Сергеевичем.

Есть и еще один документ. Согласно справке Самбекского сельского совета и четырем документам, на основании которых была выдана эта справка, сообщается, что 26 марта 1986 года за Владимиром Викторовичем Терещенко был закреплен участок площадью 0,13 га. Тот самый, который граничит с участком Литвиновой. Но такая четкость и ясность длилась до 90-х годов. В этих самых 90-х с площадями означенных участков начинает происходить что-то непонятное. Одни из них увеличивались, другие уменьшались, и наоборот. Об этом, например, свидетельствует ответ Вареновской сельской администрации на запрос председателя Неклиновского районного суда. Если судить по этому документу, то начиная примерно с 1992 года размеры участков Харченко, Литвиновой и Терещенко менялись несколько раз. Земля Александра Сергеевича выросла сначала до 0,16 га, потом – до 1714 кв. м., земля Ольги Александровны увеличилась с 0,15 га до 0,16 га, а затем «урезалась» до 0,14 га, а земля Владимира Викторовича Терещенко с 0,13 га в 1986 году выросла до 0,14 га к 1991 году. А в 1999 году площадь участка составила 1700 кв.м.

Одним словом, то ли по вине местной власти, то ли в результате того, что какие-то изменения в межевании все же производились какой-то из сторон конфликта, возникла большая путаница. Казалось бы, эту путаницу должны устранить землеустроительные организации, которые обладают соответствующими полномочиями, знаниями, опытом, наконец, техническими средствами. Но, как следует из ответа филиала Федеральной кадастровой палаты (отдел по Неклиновскому району), границы участков №43 и №45, принадлежащих Харченко и Литвиновой, на декабрь прошлого года числились как не установленные в соответствии с требованиями земельного законодательства. То есть их как бы и не существует?! Само собой разумеется, что это кажется семье Харченко несправедливым, да и вообще вся эта история, по их мнению, ущемляет их интересы.

Аргументы в свою пользу у них есть, и, на мой взгляд, не лишенные основательности. Это  как минимум два судебных решения, вынесенных (частично или полностью) в их пользу: одно от 5 мая 1996 года, другое от 6 июля 2005 года. А еще есть ответ администрации Неклиновского района, в котором, например, сказано, что изложенные в обращениях Александра Сергеевича Харченко факты, говорящие о несоответствиях в определении границ спорных земельных участков, действительно имеют место и (цитирую) «подтверждаются документально». Но дело, как говорится, даже не в бумагах. У того же Александра Сергеевича есть глубокое личное убеждение, что часть тех самых 0,30 га, которые в 1946 году имел его отец, в результате многолетней путаницы, допущенной некомпетентными руководителями разных уровней, оказалась на территории семьи Терещенко. Подчеркну – это его личное мнение, хотя в какой-то мере оно подтверждается решением суда от 6 июля 2005 года, который отменил сразу три земельных плана – два плана участка Терещенко и один план участка Литвиновой. По его воспоминаниям, отец Сергей Тимофеевич был заядлый охотник. И по границе своего участка, с той стороны, где обосновалась семья Терещенко, он посадил несколько акаций, чтобы привлекать пролетающую дичь. Остатки этих насаждений сохранились и по нынешнее время, и может показаться, что они действительно находятся на стороне Терещенко. Хотя юридически это и не аргумент. А еще есть колодец, который оказался на спорной меже и тоже в свое время стал яблоком раздора. По версии Харченко, строил его отец – Сергей Тимофеевич. И Владимир Викторович Терещенко в свое время письменно подтвердил, что колодец принадлежит соседям.

Спорная эта ситуация до конца так и не разрешена. И, судя по всему, в ней повинны не только стороны конфликта, которые никак не могут примириться, но и районные власти, а также организации, занимающиеся проблемами землеустройства. Понятно, что хорошего решения тут нет: удовлетворишь одну сторону, другая останется в обиде. Пожалуй, единственный выход – найти способ как-то сбалансировать интересы сторон или попытаться убедить, что нужно согласиться со сложившимся положением вещей. И разрешить эту проблему миром, по-соседски. Хотя надежда на это слабая.